Пользовательский поиск

Книга Reich wird nie kapitulieren!. Содержание - Борт судна «Швабенланд», центральная Атлантика 03 января 1939 г., ближе к полудню (время берлинское)

Кол-во голосов: 0

— О чем вы, молодые люди? — Клара-Юлия Арндт изобразила недоумение.

Вот тут присутствующим в столовой матронам стало понятно, что не донья Анна провоцирует охоту на молодого человека, защищая сына от преждевременной женитьбы, а что охота эта уже началась. Известно о юноше было до обидного мало, но если уж сверхосторожная троюродная тетка Йогана проявила интерес… По крайней мере Альбину, старшую из падчериц, она выдала замуж так, что все присутствующие от зависти сгрызли себе локти до самых лопаток.

— Тетя Юлия, да Карл же у нас самая натуральная знаменитость. Помните, в газетах писали, что парень выжил, проведя в зимнем море целый час? Так вот, это про него.

— Далеко пойдете, юноша. — флегматично подлил масла в огонь Борг. Причем сделал он это вполне намеренно.

— До бухты Эккендорф, не дальше. — еле слышно пробормотал Карл.

— О чем ты? — округлила глаза Аделинде.

— Нишкни. — шепнул Йоган. — Я тебе потом расскажу, без родителей.

— Кстати, про спорт. — подала голос ринувшаяся на перехват майорша Виоланта фон Ив. — В центре города, на днях, открыли новый каток. Мы как раз завтра собирались посетить — Анна, милочка, не желаете покататься вместе с нами?

— Боюсь, я просто отвратительно держусь на коньках. — улыбнулась донья Анна.

— А ты, Карл? — спросила Аделинде. — Хорошо умеешь кататься?

— Э… А я не помню. У меня амнезия.

— Что вы говорите, молодой человек? — подал голос пожилой профессор медицины Якоб Юлос. — Это последствие переохлаждения? Занятно, крайне занятно. Я бы с удовольствием вас понаблюдал — такое встречается отнюдь не каждый день.

Судя по взглядам присутствующих девиц, акции Карла, при известии о его амнезии, выросли еще на пару пунктов. Это же так романтично, когда твой воздыхатель ничерта не помнит. Это так загадочно…

Борт судна «Швабенланд», центральная Атлантика

03 января 1939 г., ближе к полудню

(время берлинское)

Судно двигалось по тропическим водам самым малым ходом.

— Бывали когда-нибудь в южном полушарии, герр Ран? — задумчиво спросил Альфред Ритшер, склонившись над картой и производя какие-то вычисления.

— Нет, герр капитан. Все больше Франция, Испания… Думал, отправят в Тибет, а послали в Антарктиду.

— Тибет? — столь же задумчиво спросил полярник. — Сбор информации и составление карт для Японской Императорской Армии?

— Кто-то в экспедиции и этим, наверное, будет заниматься. — Отто вытер лоб носовым платком. — Фууууу, жара… Нет, я из другого подразделения. Ищем забытые знания нордической расы, или хотя бы ключи к ним. «Наследие предков», может слыхали?

— Да, приходилось краем уха. — Альфред кивнул, погруженный в свои мысли. — А в Антарктиде что искать собираетесь? Записи древних пингвинов?

— Зря вы так, герр капитан. — обиделся Ран. — Искать мы будем Туле. Прародину. Вы же помните, что писал вам Гиммлер?

— Помню. — Ритшер снова кивнул и взглянул на хронометр. — Однако, вы правы, жарко, да и традиции надо соблюдать…

Полярник перевел рычаг хода на «Все стоп».

— О какой традиции идет речь, герр Ритшер? — удивился Ран.

— Однако, экватор…

— Что?

— Сейчас поймете. — Альфред подмигнул двум матросам поздоровее. — Макать штурмбанфюрера ребята!!!

Несколькими секундами спустя ничего не понимающий Ран, в компании еще пары человек, впервые пересекающих экватор, отправился за борт.

— Древние знания, древние традиции… — Ритшер поковырял в ухе. — Эта тоже древняя.

Шарлотенбург, Зесенер-штрассе, 15

03 января 1939 г., полдень

— Копуша, долго ты там? Мы на сеанс опаздываем!

— Нет, вы только поглядите на него. — сказал Йоган, появляясь на лестнице. — О, Небеса, давно ли этот вьюнош, краснел и мялся лишь узревши Альке? Мою кузину…

— …с коей познакомил, его один хитрейший негодяйчик. — подхватил Карл. — Не выйдет из нас ни Гомера, ни Шекспира, дружище, незачем язык ломать.

— Вот так вот и разбивают мечты о литературном призвании всякие жестокосердные герои-любовники. — хмыкнул Арндт.

— Скажешь тоже… — пробормотал Геббельс. — Герой-любовник…

— А то — нет? — расхохотался Йоган.

Идея с посещением катка, высказанная за обедом, была обществом поддержана, хотя и несколько своеобразно. Отцы и матери семейств решили, в большинстве своем, что это забава молодежная, так что Карл, Йоган, остальные присутствующие юноши и девушки получили общественное задание: завтра же посетить каток, и, если выясниться, что Геббельс на коньках кататься не умеет, дружными усилиями его этому научить. Сопровождалось это указание заинтересованными взглядами девушек, слегка ревнивыми — парней, и постной физиономией Йогана, с трудом удерживающегося от ехидной улыбки и таких же комментариев по поводу происходящего.

На следующий день выяснилось, что на льду Карл держится более чем уверенно, а когда он вошел в раж, и исполнил «тройной тулуп»… Девушки визжали.

От восторга, разумеется.

— А он, похоже, не на шутку тобой увлекся. — покуда Геббельс, на пару с очередной претенденткой на руку, сердце и прочий ливер, демонстрировал чудеса высшего ледяного пилотажа, Йоган увлек на каток Аделинду.

— Скажешь тоже, Ханно. — вспыхнула та. — Он на меня ровным счетом никакого внимания не обращает. Мы и обменялись-то за два дня всего парой фраз.

— Вот это-то меня и убеждает. — ухмыльнулся ее кузен. — Так-то он балабол, навроде меня, а как рядом с тобой оказывается, так дар речи теряет. И глаза такие становятся, с паволокой…

— Балбес. — Аделинде легонько стукнула Йогана по лбу. — Послал же Бог братца.

— Бог бы такого не послал. — парировал тот. — А что, у парня нет никаких шансов?

— Ханно, ты меня смущаешь. Кто ж задает девушкам такие вопросы?

— Например — любящие родственники. — глубокомысленно заметил Йоган.

— Любящие родственники разогнали б от Карла этих вертихвосток, а не спрашивали бы всякие глупости. — насмешливо фыркнула Аделинде.

— Понял, не дурак. — довольно улыбнулся Арндт. — Разрешите исполнять, фройлян Альке?

Через пару минут, когда Карл освободился от партнерши, Йоган потребовал от него, чтоб «непотопляемый рейхсминистр» научил его «вот этому вот трюку… вот э… Тьфу, пропасть, да как ты его делаешь-то?», причем немедленно и прямо сейчас.

Обучение не заняло много времени — Йоган сдался почти моментально, после чего шепнул другу:

— Следующей кузину пригласи. — и встретив его недоуменный взгляд досадливо поморщился. — Ты ей понравился, дубина стоеросовая.

— Ну… — Карл явно растерялся. — А… Как же так? Вы же с ней вроде…

— Что?

— Ну… Вы же с ней вроде. Вместе.

— Ты что, идиот? — опешил Йоган. — Она ж моя сестра.

— Так… С троюродными вроде можно… встречаться.

— Вот мы и встречаемся. Когда я в гости захожу. — прошипел Арндт. — А если под «встречаемся» ты подразумеваешь то, о чем я подумал, то можешь идти к черту. Извращенец.

— Извини. — Карл покраснел. — Я думал, что вы пара, вот и не хотел мешать.

— Благодетель, ё-моё… — возвел Йоган очи горе. — Познакомлю я тебя со своей девушкой, чтоб не сомневался, познакомлю. В Киль вернемся, и познакомлю.

— Ого! Так ваше сердце несвободно, герр Арндт? — Геббельс бросил взгляд на девиц, которых они сопровождали на каток. — Бедные фройлян, они так на тебя рассчитывали.

Ответить Йоган не успел (а очень хотелось) — оба молодых человека приблизились к своим спутникам.

— Что, не по зубам наука? — беззлобно усмехнулся Курт Гудериан.

— Сами попробуйте, фенрих.[19] — огрызнулся Йоган. — Это тебе не на танках кататься.

Младший сын Гейнца Гудериана добродушно рассмеялся.

вернуться

19

Фенрих — звание курсантов второго курса военных учебных заведений Германии.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru