Пользовательский поиск

Книга Reich wird nie kapitulieren!. Содержание - Киль, Военно-морское училище 19 декабря 1938 г., пять часов вечера

Кол-во голосов: 0

Киль, Военно-морское училище

19 декабря 1938 г., пять часов вечера

- Потрясающая глупость и безрассудство, господа. Просто потрясающая.

Командир роты, штабскапитанлейтенант Вернер-Отто фон Шпильберг прохаживался перед четырьмя вытянувшимися по стойке «смирно» кадетами, заложив руки за спину, и не глядя на проштрафившихся Арндта, Райса, Геббельса и Вермаута. Впрочем, выдержке офицера-воспитателя надо было отдать должное: голос его оставался ровным и не выражал никаких эмоций по поводу инцидента, а шаги были размеренными и неторопливыми.

Обербоцман Медор, доставивший оконфузившихся юношей на автомобиле командира училища скучал в уголке, терпеливо дожидаясь своей очереди сказать пару «ласковых» слов.

— Кто-то из вас является настолько опытным моряком, что не боится быть застигнутым волнением моря на утлом суденышке? Самонадеянно, господа. Особенно с вашей стороны, Геббельс. Особенно с вашей. Вы все могли погибнуть, но если это-то вас может и не волновать — в конце концов, сохранность ваших глупых голов кажется вам вашим личным делом, — то подумайте о другом. Родина взяла на себя труд выучить вас, сделать офицерами, она тратит огромные суммы на ваше воспитание, она выбрала вас, в обход, быть может, не менее талантливых и подходящих для ношения формы молодых людей. Да не менее, а более, если учесть сегодняшнюю вашу выходку, господа. В ответ страна требует от вас только прилежания и дисциплины, и так-то вы отплатили Германии за заботу? За данный вам шанс войти в элиту общества — число офицеров Кригсмарине? Стыдно, стыдно господа. Взять увольнение только для того чтобы утопить казенное плавсредство… Господа, над нами же смеяться будут. Да любой паршивый лягушатник теперь может заявить, что немецкие подводники умеют топить только свои суда, да при этом терпеть бедствие сами. Я не желаю знать, чья это была идея, хотя и догадываюсь по вашему виноватому виду, Вермаут. Однако, старшим по званию в вашей команде самотопов был Пининг, и основную тяжесть наказания понесет он. Подумайте о том, как вы подвели своего старшего товарища, а также о том, достойно ли такое поведение будущих офицеров. Кто-то хочет что-то ответить в свое оправдание? Нет? Я так и полагал. Что ж, сейчас отправляйтесь в лазарет, а как только флотильенарцт Кугель вас оттуда выпустит, проследуете на гауптвахту. Я налагаю на вас трое суток ареста. Все, господа, не смею вас задерживать.

— Зверь. — выдохнул едва сдерживающий слезы Йоган Арндт, когда за их спинами затворилась дверь кабинета. — Вылюбил и высушил.

Сам же штабскапитанлейтенант, проводив их задумчивым взглядом, повернулся к Медору.

— Что думаешь? — спросил он.

— Держались неплохо, да и лоханку свою дотащили до берега, хотя как они это сделали я ума не приложу. Немного подтянуть дисциплину, и получатся хорошие офицеры. Лихие и бесстрашные. Будет кому флот передать.

— Согласен. — задумчиво произнес фон Шпильберг. — Пригляди за ними.

— А с Пинингом что?

— А что с Пинингом? Получит пару недель ареста, может научится думать, когда корабль для морской прогулки выбирает. — пожал плечами ротный.

Вашингтон D.C., Белый дом

19 декабря 1938 г., около одиннадцати утра

(время местное)

— Эти мне японцы… — пробурчал сенатор Джеймс Фрэнсис Бирнс, помешивая чай в чашке. Чай был выше всяких похвал, однако ожидать чего-то иного в овальном кабинете было бы, по меньшей мере, глупо. — Эти желтые макаки готовы из кожи вон вылезти, лишь бы доставить неприятности белому джентльмену. Посол Отт тоже хорош — поперся к Мацу… как там эту обезьяну, Корди?

— Мацуока. — Госсекретарь Корделл Халл вежливо улыбнулся и отхлебнул глоток из своей чашки.

— Вот я о чем и говорю. — фыркнул сенатор от Южной Каролины. — Что ему стоило отправиться к нему сегодня, в понедельник? Я и так почти не отдыхаю, а тут меня будят посреди ночи, вываливают на голову этакий ушат помоев, а поделать я ничего не могу, потому что один сенатор — на рыбалке и будет только утром, второй в загородном особняке без телефона, третий вовсе у любовницы…

— Не надо прибедняться Джеймс. — Франклин Делано Рузвельт укоризненно покачал головой. — Ты сделал очень много.

— Но недостаточно. — отрезал Бирнс. — Конгресс требует твой скальп, и если ты допустишь эту сделку, то он его получит.

Рузвельт провел ладонью левой руки по виску и невесело усмехнулся.

— Незавидная, прямо скажем, добыча. Вот лет тому назад так десять…

— Ты еще не был президентом. — заметил сенатор. — Джентльмены, шутки в сторону, с этим чертовым линкором надо что-то делать.

— Вообще-то Галифакс связался со мной через посла. — заметил Халл, аккуратно ставя чашку на журнальный столик. — Англичане пришли к выводу, что Гитлер решил ограничить зону своих военно-морских интересов Балтикой, а это может означать только одно. Он готовится воевать с Советами.

— Сначала ему придется сожрать Польшу, французы ввяжутся в драку с немцами за своих союзников, англичанам придется им помогать, и в результате что? Большая война в Европе? — поинтересовался Бирнс.

— Вовсе не обязательно, Джейми. — покачал головой Госсекретарь. — Вовсе необязательно. Ты когда ни будь интересовался, какие Польша имеет территориальные претензии к СССР?

— На кой черт мне сдались эти… А что, большие?

— Ну… Где-то с треть Польши, если не с половину.

— Хо-хо, а у Мощицкого губа не дура! — хохотнул сенатор. — А все же жаль. Немцы и поляки на пару русских сожрут и не поморщатся, так что большой войны не выйдет. А как можно было бы нажиться на поставках…

— А еще нам придется вдвое, если не больше увеличить китайцам поставки по бросовым ценам, потому что из СССР они технику получать перестанут сразу, и это для нас не очень-то хорошо. Казна пуста, черт бы подрал идиота Гувера, а дать япошкам вылезти из китайской трясины нельзя — сразу же начнут искать новый кусок пирога, который можно урвать. — поморщился Президент.

— Брось, ну увеличим немного поставки. — усмехнулся Бирнс. — Какую там технику Советы могли китаёзам поставлять?

— Да ты знаешь, не самую плохую, судя по докладам. — отметил Президент, и отпил глоток уже порядком остывшего чая. — Даже хорошую.

— Франк, не смеши, у меня больная спина. — фыркнул сенатор. — Да они даже не знают, как сделать танк! Один слизали у французов, второй украли у нас.

— С той поры они его неплохо усовершенствовали.

— Кто? Эти дикари? Эти татары?

— Ну, не все же там татары. — отметил Халл.

— Да. — неожиданно легко согласился Бирнс. — Не все. Главный у них — грузин.

— Джентльмены, мы отвлеклись. — произнес Рузвельт, когда все трое отсмеялись. — Усилять Японию новым линкором крайне нежелательно. Она давно вышла из Морского договора и теперь пытается догнать нас на море. Успешно пытается. И чем дольше они провозятся в Китае, тем лучше для нас — экономика начинает оживать, новые корабли строятся, безработица падает…

— Ну пусть кто ни будь другой «Тирпиц» купит, что ли. — развел руками сенатор. — Бразилия какая ни будь.

— На какие миллионы? — поинтересовался Халл. — Или вы готовы выбить в Конгрессе для нее кредит?

— Ну… Ну, не знаю. Мы тоже не потянем.

— И если начнем мешать этой сделке открыто, нас не поймут ни в Англии, ни в Германии, ни в Японии. — печально заметил Рузвельт. — Если бы договориться с гэнро Киммоти, он сторонник дружбы между Японией и США, но он уже слишком стар, а князь Коноэ нынче в силе… Нет, боюсь что ничего не выйдет, хотя пробовать надо.

— Ну, корабль, насколько я знаю, еще даже не спущен на воду. — произнес Госсекретарь Халл, и улыбнулся.

— Ты имеешь в виду?.. — приподнял бровь Бирнс.

— Именно. — ответил Халл. — Совершенно верно господин сенатор, сэр. Ты совершенно точно угадал мои мысли. Необходимо сделать так, чтобы Германии самой нужно было это корыто. И нужно как воздух!

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru