Пользовательский поиск

Книга Reich wird nie kapitulieren!. Содержание - Берлин, тюрьма Шпандау 09 ноября 1938 г., час дня

Кол-во голосов: 0

У парня даже уши побагровели.

— Отец отпустил. Он у меня вообще прогрессивный, рэп любит. — буркнул Карл. — Я и пошел. Чего б не пойти, когда девчонка тебя сама зовет? Вот. Переночевал…

Геббельс заерзал, а покрасневшим уже казался даже затылок. В отличие от Эльзы, у него это был первый раз.

— Ну… родители Эльзы должны были вернуться часам к десяти утра, но вдруг бы приехали раньше? Да и домой перед занятиями заскочить надо было. Я ушел пораньше, в шесть или четверть седьмого. Темно еще было.

Берг и фон Рок понимающе переглянулись. Подобных историй, когда с разгневанным отцом встречаться совершенно не охота, у обоих в памяти было предостаточно.

— Я не очень далеко живу, но решил срезать — там небольшой такой переулок есть. Мне еще странным в нем свет показался. Серый такой, как на черно-белой фотке все. Выхожу из переулка, а на улице солнце и дома такие… старинные. Я через переулок назад — а там парад мужиков с факелами. И тоже солнце. И дома другие, не как у нас. И флаг на балконе висит со свастикой. Я сначала думал, что с ума сошел. Потом вспомнил «Назад в будущее»…

— А это что? — поинтересовался Вилигут.

— Это кино такое, старое уже, но прикольное. Там один ученый из автомобиля машину времени сделал, а его друг, молодой, типа меня, то на Дикий Запад попадал на ней, то в будущее. Ну, рульный фильм, жалко что еще не сняли — вам бы понравилось. Только это фантастика, на самом деле же такого не было.

— Поня-а-атно. — протянул Вилигут. — А что было потом?

— А что — потом? — пожал плечами Карл. — Дома у меня больше нет, документов нет, на улице холодно, а если я кому скажу, что из будущего, то попаду в дурку. Ну, я всякие фильмы смотрел, про попаданцев в прошлое в том числе… Это тоже фантастика, герр Вилигут, я уже понял что вы спросить хотели. Вот… Думаю — кто может поверить, что я не псих? Разведка или контрразведка. Там же знают, какая техника есть, а какой нет, верно? А у меня мобила и MP3-плеер с собой. Еще в Техническом университете могли поверить, но кто бы стал слушать яйцеголовых? Я у первого же постового спросил, как мне в любую из этих служб пройти, и он проводил меня туда, куда дойти было ближе. Вот и все, собственно. Только прохожие на меня как-то странно косились.

— Одеты вы были несколько не по моде. — пояснил Ойген фон Рок, который лучше всех присутствующих знал, что было дальше. Еще бы, дежурным этим утром был он, и его изумление при виде демонстрируемых ему технических новинок в виде карманного патефона и не менее карманной кинокамеры совмещенной с телевизором (а юноша сначала продемонстрировал их действие, и только потом огорошил новостью о дате своего рождения), еще было свежо в памяти

— И, никаких странных ощущений в момент перехода во времени вы не заметили? — продолжил гнуть свою линию Вилигут. — Тошноты, головокружения, еще чего-то?

— Да я и сам переход не заметил. — пожал плечами Карл. — В том переулке неба почти не видно — он узкий, а дома между которыми он проходит — высокие. Просто вдруг все какое-то серое стало, размытое, как на старой фотографии.

— Подробнее. Когда стало?

— Да как только я в него вошел.

Помучив мальчика вопросами еще несколько минут, Карл Мария Вилигут вздохнул.

— По моему ведомству пока вопросов нет. Скоро будут готовы данные по исследованиям места выхода — там уже работает наша группа — тогда, может быть, вопросы возникнут.

— Очень хорошо. — кивнул фон Рок, и взглядом спросил у Борга: «Ты или я?»

Фрегатенкапитан так же, глазами, показал на Цузе, который всю беседу просидел как на иголках, но стоически молчал — он, мол.

— Герр Геббельс, вы нам рассказывали про эти ваши… «компы» и «ноуты». Расскажите пожалуйста герру инженеру про их возможности и, что знаете, про устройство.

— Хорошо. — покладисто согласился молодой человек, повернулся к Цузе и, вдруг, попросил. — А вы не могли бы повернуться в профиль и одеть очки?

Молодой и перспективный инженер, всего три года назад окончивший Берлинскую высшую техническую школу в Шарлотенбурге и, по совершенно непонятным для него причинам вдруг включенный в секретную комиссию по изучению пришельца из будущего — еще бы, два из этих трех лет он занимался «прожектерством», созданием «думающей» машины, — такой просьбе подивился, но исполнил.

— Ага, спасибо. Еще голову наклоните немного вперед, герр Цузе. Охренеть! Я ж вас знаю! Вы первый в мире комп создали! Я его в Техническом музее видал — здоровенный! Два шкафа и стол как для бильярда, а рядом ваша фотка висит! А комп назывался… назывался… Z3. Да, точно.

— А в каком году я его создал? — спросил огорошенный пионер «компо-ноутостроения», который пока еще собрал и запатентовал только вычислительное устройство Z1, несколько более скромных размеров.

— А я не помню. Но до сорок пятого года — точно. Его наши во время войны использовали.

— А вы, Ойген, говорили, что я тащу в это дело незнамо кого, и что этот гражданский специалист… Как вы его назвали, не помните? — шепнул Борг фон Року.

— Ошибался. — неохотно признал эсдэшник.

Берлин, тюрьма Шпандау

09 ноября 1938 г., час дня

— Я все таки считаю, что этот Геббельс неблагонадежен. — заявил Франк, едва офицеры и инженер вышли из допросной. — И вас, герр Цузе, с удовольствием бы пока изолировал, во избежание утечки. Ничего лично против вас не имею, но секретность есть секретность.

В допросе было решено устроить перерыв, и сейчас все отправлялись обедать — Карл, в свою камеру, где ему за последующий час предстояло не только принять пищу, но и набросать различные схемы сетевых соединений «компов», а офицеры в ближайшую ресторацию.

— Бросьте, Вертер. — отмахнулся Борг. — Ну, ухаживал мальчик за дочкой фольксдойчей, так что с того? А за герра инженера я ручаюсь. Он работал над доводкой Не.111, так что с режимом секретности знаком. Кстати, герр Цузе, пока не забыл. Сегодня вечером заприте двери покрепче и никуда не выходите. В Берлине ожидаются… события, так что побудьте дома. Во избежание.

— Серьезные события? — поинтересовался инженер, огорошенный вывалившейся на него сегодня информацией.

— В меру. — поджал губы фрегатенкапитан.

До начала Хрустальной ночи оставалось всего несколько часов — история шла по наезженной колее. Пока еще.

Берлин, ОКВ

09 ноября 1938 г., ближе к полуночи

События, творящиеся в настоящее время в Берлине мало интересовали Кейтеля — если Фюрер считает, что евреи мешают жить берлинским гражданам, то это его, Фюрера, дело, а он себе такой ерундой голову забивать не собирался. Нет, безусловно, войска берлинского гарнизона были приведены в повышенную готовность, однако вмешаться они должны были лишь в том случае, если ситуация выйдет из под контроля Гиммлера. А вот в некомпетентность рейхсфюрера СС шеф ОКВ[6] не верил. Впрочем, в пришельцев из будущего, прошлого или, положим, с Марса, он тоже не верил. До недавнего времени.

— Канарис, вам, как выражается наш потомок, зачет.

Йодль, Канарис, Томас и Рейнеке, руководители всех четырех департаментов Аппарата Верховного командования Вермахта с удивлением уставились на Кейтеля, словно ожидая, что теперь он еще и рэп-композицию исполнит. Однако «йо, камон» не последовало.

— Конечно, — добавил шеф ОКВ, — этот Цузе неприлично молод, но что делать, если он сейчас единственный человек в мире, способный хоть в какой-то степени воспроизвести технологию будущего?

— У истоков которой он же и стоит. — кивнул адмирал. — Или стоял? Проклятье, даже и не знаю, в каком времени стоит это произносить.

— По Цузе, кстати, у меня есть ряд предложений. — произнес Томас.

Дождавшись поощрительного взгляда Кейтеля, начальник службы экономики обороны и вооружения продолжил.

вернуться

6

ОКВ — Oberkommando der Wehrmacht (Верховное командование Вермахта), с 04.02.1938 центральный орган управленческой структуры вооруженных сил Германии.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru