Пользовательский поиск

Книга Выбор пищи – выбор судьбы. Содержание - ОБ АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА К ИЗМЕНЕНИЮ ПИТАНИЯ

Кол-во голосов: 0

СЫРОЕДЕНИЕ – ПУТЬ НА ОЛИМП?

Было начало марта 1977 года. Я провел очередное десятидневное голодание и, начиная питаться, стал выдерживать единственный принцип – ничего вареного, только натуральная, сырая пища. После голодания, как и полагается, сначала – морковный сок, потом тертая морковь, яблоки, апельсины. А дальше в диете заменил все вареное: кашу, картофель, хлеб на натуральное: огурцы, помидоры, сырую капусту, морковь, репу, проращенную пшеницу, орехи, финики. Пытался есть и сырую картошку, которую любил в детстве, но она съедобна, когда молодая, а к весне уже не годится. По семейному бюджету и по ассортименту продуктов ограничений тогда не было, но, сколько бы ни ел, никак не мог насытиться.

С удивлением обнаружил, что в продаже натуральных продуктов меньше, чем переработанных. Перепробовал почти все травы и листья в лесу – съедобных тоже мало.

В мой рацион тогда входили:

Морковь, репа, свекла, огурцы, помидоры, капуста, салат листовой.

Яблоки, груши, апельсины, грейпфруты, лимоны, финики, изюм, инжир, бананы, виноград, абрикосы, вишни, сливы, арбузы, дыни (по сезону).

Пшеница (пророщенная или просто размоченная), чечевица (размоченная).

Мука пшеничная, ржаная, овсяная, отруби пшеничные (ел в виде густого сырого теста).

Орехи грецкие, кедровые, фундук, семечки подсолнуха.

Крапива, щавель, другие травы, листья липы, хвоя лиственницы.

С августа стал иногда употреблять брынзу «болгарскую» и сыр «сулугуни». (Говорят, что их делают без сильного нагревания). Из-за большого количества соли их приходилось вымачивать в воде.

Ради любопытства попробовал сырое мясо и рыбу на вкус, но есть не стал, зная об опасности заразиться чем-нибудь от таких продуктов. Несколько раз попадались продукты с какими-то ядохимикатами или удобрениями: ранняя капуста, арбузы, виноград. Очень неприятное состояние. Но, кажется, нитратные арбузы потом научился отличать, только не по вкусу, а по какой-то другой чувствительности во рту.

Уже через два месяца в моем состоянии обозначились радующие меня изменения. Появилась удивительная легкость. Я не ходил, а летал. На шестой этаж взбегал по лестнице, соревнуясь с лифтом. По улице – только бегом, хотя торопиться не требовалось, но идти шагом было как-то странно, как передвигаться ползком.

Одно плохо, все время хотелось есть. Съедал много, ограничивал только объем желудка. Так и жил с переполненным животом, но постоянно голодный. Было еще одно отрицательное явление – уменьшение максимальной силы. Не чувство слабости, а именно снижение предельно возможной силы. Итак, отрицательных явлений только два. Зато положительных уже к концу мая было больше десятка!

Вот «плюсы»: бодрость, легкость, постоянно великолепное настроение, уравновешенность, нечувствительность к любой жаре и к холоду, отсутствие потливости, невозможность простудиться, исчезновение остаточных симптомов прежних болезней и даже давних травм, отсутствие сонливости после еды, небывалая выносливость и умственная, и физическая, необычайная ясность в голове, хороший крепкий сон и уменьшение времени, необходимого для сна. Я не считаю мелких бытовых «плюсов»: независимость от кухонной плиты, отсутствие жирной посуды в мойке и т. п.

О выносливости надо сказать особо. Максимальная сила, конечно, уменьшилась: мешок картошки еле поднимал, но выносливость удивляла. Как-то целый день водил по московским магазинам приехавших за покупками гостей. Вечером гости «валятся с ног», а у меня даже нет потребности сесть отдыхать. Я забыл ощущение усталости.

«Плюсы» – это хорошо, но «минусы» все-таки тревожили. Не так ограничение силы, как постоянное чувство голода и невозможность его удовлетворить. Я и раньше был всегда худым, а тут уже полгода вес держится на девять килограммов ниже исходного и не поднимается. Теоретически я это состояние объяснял тем, что мои ферменты, годившиеся для вареной пищи, еще не успели перестроиться и не справляются с обработкой сырых продуктов, из-за этого организму достается малая часть питательных веществ из съеденной пищи. Слишком мал «коэффициент использования» сырой пищи. Но ведь у предков ферменты с этой пищей справлялись, значит, и у меня будут справляться.

В августе был в Болгарии. Там в Софии общался с сыроедами, они очень поддержали меня своим примером. Один студент сказал: «Когда я начинал сыроедение, то целый год даже не мог учиться, только ел и спал». После этого я понял, что мне грех жаловаться.

И вот однажды, в ноябре, во время еды произошло чудо. Съел сравнительно немного, как вдруг почувствовал, что больше не хочу. Не то, чтобы «не влезало», а просто пропал интерес к еде. Это было неожиданно и удивительно. Через два дня опять – поел немного и наелся. А дальше – каждый день. Вскоре с удивлением констатировал факт: мне достаточно четвертой части от прежнего количества еды. Исчезло ощущение постоянного голода и переполненного желудка, вес быстро прибавлялся. Стало ясно, что ожидаемая перестройка организма на сырую пищу, наконец, произошла.

В питании теперь нет проблем. На работе грызу морковку, или жую финики, или вообще ничего не ем, теперь вполне хватает двухразового, а то и одноразового питания. Появилось «верблюжье» свойство. Можно без всяких неприятностей не есть и день, и два, если чем-то очень занят или нет подходящих условий. Конечно, потом организм свое потребует, но это очень ценное свойство. И все это при невероятной выносливости и физической, и умственной.

Появилась независимость от внешней температуры. Теперь, выходя на мороз, можно быть очень легко одетым и при любой погоде не опасаться простудиться или замерзнуть. Можно без всякой подготовки купаться в проруби наравне с тренированными «моржами», и в жаркой сауне с удовольствием сидеть на самом верху, побивая все рекорды.

Стала превосходно работать нервная система. Настроение постоянно бодрое и оптимистичное в сочетании с ясностью мысли и уравновешенностью. Уменьшилась потребность в ночном сне и вообще в отдыхе. По всем статьям кругом – одни плюсы. Организм приобрел так много уникальных свойств, что невольно вспоминались неутомимые вечно юные легендарные боги и герои, обитавшие на горе Олимп.

Все эффекты, о которых на лекции говорил Даниелян, полностью подтвердились.

Но было и нечто большее. Для меня это стало открытием. Первым открытием. Обнаружилось, что чудесное самочувствие, которое возникает после РДТ и напоминает детское ощущение полета (я его стал называть «прозрачное»), при сыроедении не уходит, а остается как постоянное, нормальное. К нему можно даже привыкнуть. Удивительно, но ведь люди об этом не знают!

Оказывается, есть возможность принципиально иного ощущения здоровья, иного состояния человека. Человека – царя природы, не просто здорового, а ощущающего себя хозяином своей судьбы, неподвластным никаким бедам, окрыленным и свободно летящим над миром. Человека, осознающего себя всесильным и счастливого от возможности дарить счастье всем.

Вот оно, то самое, что с детства, из чудесных сказок ожидалось всю жизнь где-то в подсознании, как награда за терпение, за праведность, за стремление делать добро.

Может быть, в древней Греции на горе Олимп жили… сыроеды?

У легенды могли быть прообразы! Ведь, как сказано, мы созданы «по образу и подобию Божьему». Человек только начинает познавать себя, этот «бутон» еще не раскрылся.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru