Пользовательский поиск

Книга Хоккейные баталии. СССР – Канада. Содержание - Хоккей с большой буквы!

Кол-во голосов: 0

В прошедших матчах нам пришлось столкнуться с некоторыми трудностями. Не все хоккеисты, к сожалению, пришли из клубов в сборную достаточно подготовленными для встреч на столь высоком уровне. Играли мы на площадках непривычно малых размеров и, неожиданно для нас, с плохим льдом. Для скоростных маневров возможности были заметно ограничены. В городах, где мы выступали, разница во времени с московским от семи до десяти часов. Это тоже давало себя знать. Добавьте к этому могучую поддержку своей команды канадской публикой, музыкальные паузы в игре и перерывы между периодами до двадцати минут. Все это потребовало акклиматизации в широком смысле этого слова наших игроков. А времени для нее было совсем мало. В столь сложных условиях мы сделали ставку на самых талантливых и опытных хоккеистов. И они, в общем-то, не подвели.

Соперники по-прежнему несколько лучше подготовлены для жесткой силовой борьбы. К сожалению, некоторые из них нередко переходят рамки правил, и это портит общее впечатление от состязаний.

Высока у канадцев культура паса, у многих мощные, точные броски. Практически в каждом «квинтете» в нападении и в защите имеется по одному игроку высшего класса, и это делает все пятерки опасными.

Наш заметный недостаток – долго раскачиваемся, пропустим шайбу, а то и две, и только потом начинаем нажимать.

Как мы и рассчитывали, в гостях удалось поделить с хозяевами очки пополам. Теперь задача – дома сыграть лучше и победить в «серии» матчей. Решить ее на практике не просто. У нас выбыли Якушев и Капустин. Несколько человек, в частности Васильев, травмированы. Канадцы все время выступали четырьмя звеньями.

Они уже в Европе. Мы играли тремя пятерками – хоккеисты израсходовали больше сил, прибудем мы домой лишь вечером 27 сентября. Предстоит реакклиматизация, а первого октября уже матч в Лужниках.

26 сентября. Живем в Монреале. Вчера продиктовал последний материал в Москву – итоговое интервью с наставниками сборных, но поездка по Канаде со сборной не окончена. Воспользовавшись свободным временем, на пару часов зашел на главный монреальский хоккейный стадион «Форум», благо от нашего «Шератон-отеля» до него не более четверти часа ходьбы. Но даже если бы арена, на которой много десятков лет выступает «Монреаль канадиенс», была бы на другом конце трехмиллионного города, все равно туда надо было бы обязательно съездить.

Как и «Мэйпл лифс гарден» в Торонто, монреальский «Форум» с улицы ничем не приметен. Зато когда попадаешь внутрь, стадион очаровывает. Как и в Торонто, удобные, просторные раздевалки и подсобные помещения. Роскошно выглядит главная арена с двадцатью тысячами обитых красной и белой кожей кресел.

Сверху вниз по гигантской букве «С» – начальной в слове «Канадиенс», как бы на двадцати больших шайбах портреты игроков основного состава.

На стене главного холла отлитые в бронзе барельефы «звезд» первой величины – вратаря Везины, нападающего Мориса Ришара, Жана Беливо и еще двух десятков лучших игроков «Канадиенс».

Ришар и Беливо удостоены также портретов в полный рост, исполненных живописцами.

Морис Ришар провел в НХЛ 18 сезонов, сыграл 1500 матчей, забросил в первенстве и розыгрыше Кубка Стэнли более шестисот шайб. Из каждых ста его бросков лишь один-два шли мимо ворот. Восемь раз капитана «Канадиенс» избирали в число «Олл старз». За реактивную скорость Морис получил прозвище Ракета.

Для многих советских хоккеистов, особенно форвардов, наблюдавших во время посещений Канады и США матчи НХЛ, игра Мориса Ришара была эталоном. А он, в свою очередь, был в числе первых авторитетов, кто сказал добрые слова в адрес сборной СССР.

С 1961 года Морис Ришар – тренер.

Беливо сменил Ракету на капитанском мостике «Канадиенс». На его счету более пятисот шайб, причем много самых важных. В то же время он пользовался всеобщим уважением, как ревнитель чистого хоккея. Правительство наградило его «Орденом Канады».

Пока сборная СССР ждала самолета в Монреале, нашим хоккеистам для тренировок был предоставлен муниципальный стадион в городе-спутнике Пойнт-Клер. Администрация этого сравнительно небольшого стадиона примерно на четыре тысячи мест с ВХА ничего не брала, но в накладе не оставалась, продавая дешевые билеты на тренировки чемпионов мира с участием любимцев канадской публики – Третьяка, Якушева, Харламова.

Трибуны всегда были заполнены, причем более чем наполовину – детворой. Так что не только о коммерческой сметке властей Пойнт-Клера надо говорить, но и о заботе по отношению к юным хоккеистам. (Попутно замечу, в числе канадских туристов, собиравшихся в Москву на матчи, как сообщалось, 54 тренера детских хоккейных команд).

Пару раз я задерживался на стадионе после тренировок нашей сборной. Буквально через десять-пятнадцать минут, уходивших на подготовку льда, начинали занятия местные детские команды, и ребятишки пытались повторить дриблинг Якушева, воспроизвести комбинации, только что продемонстрированные Михайловым, Петровым и Харламовым.

27 сентября. Домой!… В последние дни канадские газеты по-прежнему были полны материалов о прошедших матчах. «Невозможно наблюдать за этими напряженными поединками без того, чтобы не вскакивать с места и не подбегать к телевизору в тщетной надежде как-то помочь нашим „парням“, – писала в специальной передовой статьей столичная „Оттава джорнэл“. Отвечая на вопрос монреальской „Газэтт“, кого можно отметить в сборной СССР, Горди Хоу, не задумываясь, заявил: „Всю команду!“ „Торонто стар“ приводит слова Бобби Халла: „Лучшим в мире левым крайним нападающим является Александр Якушев“. В этой же газете публикуется список сильнейших форвардов мирового хоккея, составленный Б. Халлом. Он в этом списке второй после Якушева.

Вспоминается, как по телевидению передавали интервью с шефом полиции Монреаля.

– Во время хоккейных матчей сборных СССР и Канады жизнь на улицах почти замирала, – говорил бравый начальник, – у нас не зарегистрировано ни аварий, ни нарушений порядка, ни преступлений в часы игр. Полицейским удавалось спокойно досматривать матчи по телевидению.

Комментатор телевидения отметил: «Десятого октября начинается сезон в НХЛ, а многие ведущие хоккейные обозреватели в это время еще будут находиться вне Канады, по дороге из Москвы домой – случай беспрецедентный в истории родины хоккея!»

Читать и слышать все это было чрезвычайно приятно. Немного тревожило одно – как и когда мы сами попадем в Москву?…

Аэрофлот и «Эйр Канада» перебрасывали через океан в последние дни сентября более двух с половиной тысяч канадских болельщиков. В «запарке» продали и наши билеты на ИЛ-62, выле тающий 27 сентября.

Сообщил нам об этом представитель Аэрофлота, лишь когда мы прилетели из Ванкувера в Монреаль.

– Но ведь без нас матчи не состоятся и тысячи канадских болельщиков не увидят хоккей, – резонно заметил Кулагин.

Очевидно, этими соображениями прониклись и некоторые сотрудники Аэрофлота – на 27 сентября нам раздобыли билеты на самолет швейцарской авиакомпании, летевший из Чикаго через Монреаль в Цюрих. А из Цюриха в Москву нас забрал один из «ТУ» среднего класса. Пассажиров для семидесятиместного самолета немного – около пятидесяти, но когда загрузили громоздкую хоккейную амуницию – штук пятьсот одних клюшек самых различных фирм, потребовалось все мастерство экипажа, чтобы на краю взлетной полосы оторвать самолет от земли…

* * *

Успех в московских встречах сопутствовал советским хоккеистам, выигравшим первый – 3:2, второй – 5:2 и четвертый – снова 3:2 поединки и завершившим второй из них вничью – 4:4.

В Лужниках, к большому удовольствию публики и телезрителей, тоже были устроены представления игроков перед матчами. Девушки-фигуристки преподносили капитанам хлеб-соль. Теплые аплодисменты вызвал Маккензи, нежно расцеловавший девочку-первоклашку, на долю которой досталось во время представления преподнести «Ковбою» цветы.

Кулагин шутил: «В красной форме у нас совсем другая игра!»

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru