Пользовательский поиск

Книга Горди Хоу, номер 9. Содержание - Начало

Кол-во голосов: 0

У Горди никогда не было недостатка б добровольных помощниках в деле обновления его новых коньков. Менеджер клуба Сид Эйбл носит обувь, и стало быть коньки, того же размера, что и Хоу. Он иногда находил новые коньки своего старого товарища лежащими в раздевалке на его хоккейной форме в знак того, что их было бы неплохо надеть руководителю команды, когда тот будет с ней заниматься. Много раз разнашивание поручалось Россу Уилсону, сыну массажиста команды Лефти Уилсона. В последнее время обновление коньков Хоу стало привилегией его старшего сына Марти. «Единственная проблема, – по словам Горди, – это следить, как бы Марти не улизнул в моих коньках на собственную игру».

На тренировочных сборах зачастую Хоу и Дельвеккио непроизвольно менялись коньками. «Толстый (прозвище Дельвеккио) сидит подле меня, а у обоих нас одинаковые номера обуви, – рассказывает Горди. – Иногда он возьмет мой левый ботинок и наденет, иногда правый. В конце концов мы обнаружили, что его левый ботинок подходит мне даже больше, чем ему».

Хоу не играл в шлеме никогда, однако настоял, чтобы его сыновья носили их. «Я был не прав, – признает он. – Мне следовало бы носить шлем, но когда я поступил в НХЛ, хороших шлемов просто не было. Я рад, что теперь лига обязывает молодых игроков носить шлемы. Без них нельзя играть в детских и юношеских командах, и хоккеист, взрослея, просто не представляет себе игру без шлема».

Хоу отлично знает счет своим годам. Однажды вечером после матча он с несколькими друзьями сидел в ресторане, болтая о том о сем. Довольно быстро его узнали. Какой-то человек, выглядевший много старше Хоу, подошел к нему и сказал:

– Горди, ты величайший игрок на свете. Я помню, как восхищался тобой, когда был еще мальчишкой!

Хоу повернулся к нему и сказал, усмехнувшись:

– Вам, кажется, хорошо известно, как обидеть человека, не правда ли?

Человек извинился и отошел. Горди вновь улыбнулся:

– Думаю, парни вроде этого знают, что я стар. И верно, я чувствую себя стариком по вечерам, подобным нынешнему. Мой организм нуждается в жидкости и сахаре сразу после игры. Я бы с удовольствием прошелся бы сейчас пешком в гостиницу, где мы остановились, как в былые годы я возвращался домой. Но я зачастую не могу – ноги сводит судорогой. Еще недавно я ходил по две-три мили, а сейчас не могу пройтись до отеля, находящегося совсем рядом. Чувствую, что ноги откажут.

Лишь седина и залысины на лбу выдают в нем ветерана самого беспощадного командного спорта, а не молодого атлета, приближающегося к зениту славы. Книга рекордов показывает, что зенита он достиг много лет назад, но от вершины протянулась вперед горизонтальная линия, которая долгие годы упорно не желает клониться вниз.

Годы славы

Хоу стал тем, кем стал – ведущим игроком большой лиги, – в сезоне 1949/50 года, когда пошел третий год его выступлений в НХЛ. Это было начало славного семилетия для «Ред уингз», которые семь лет подряд были чемпионами лиги, включая три триумфа по случаю победы в Кубке Стэнли.

Первая тройка, знаменитый «конвейер» Сид Эйбл – Тед Линдсей – Горди Хоу, задавала тон, доминируя в состязаниях бомбардиров сезон за сезоном, Хоу пропустил 20 игр в сезоне 1948/49 года из-за операции мениска на правом колене. Он тренировался не щадя себя, летом восстановил ногу и вышел на лед в сентябре в хорошей форме, Он изумил своих докторов, проведя замечательный сезон, в котором забросил 35 шайб, сделав 33 голевые передачи, и набрал 68 очков. Он пропустил вперед лишь Линдсея и Эйбла, у которых было больше очков. Его результативность в этот сезон была равна числу голов, забитых им за все три предшествовавших.

Хоу стал лидером HXJ! по заброшенным шайбам и набранным очкам в сезоне 1950/51 года. Он не пропустил ни одного матча следующие три сезона, в течение которых продолжал лидировать как по голам, так и по очкам.

Несмотря на молодость, росло его влияние на всю команду во время финальных кубковых серий 1952 года. Он держался на льду со спокойствием ветерана, принимал удары как должное, ни разу не потерял головы и всегда был на острие атаки. В тот год он впервые получил Приз Харта, вручаемый ежегодно «наиболее ценному игроку» лиги. Разгорелся спор о том, кто лучше – Хоу или Ришар, но редактор журнала «Хокки ньюс» отказался участвовать в дебатах на эту тему. Он назвал их обоих лауреатами награды «Игрок года», которую учредил этот журнал. Хоу получил Приз Харта и на следующий год, равно как и Приз Арта Росса за победу в споре самых результативных хоккеистов. Его единогласно выбрали правым крайним в первый состав команды «Всех звезд» НХЛ.

В конце сезона 1952/53 года он установил рекорд, забросив 49 шайб и сделав 46 голевых передач, что принесло 95 очков. До сих пор он спорит, что забил 50 голов. Спор об этой шайбе возник еще в Бостоне, когда до конца сезона оставалось еще пять матчей и восемь голов Горди. В тот вечер он подправил шайбу, брошенную Редом Келли в ворота. Но судья отнес гол на счет Келли, хотя защитник «Ред уингз» настаивал, что шайбу забил именно Хоу.

«Это был бы мой 200-й гол вообще и 50-й в том сезоне, – вспоминает Хоу. – Одновременно это был бы 20-й гол Реда. Это были очень важные показатели для обоих нас. Ред бросил шайбу в сторону ворот, а я ее подправил. Она ударилась в конек Хэла Лэйкоу и отскочила в сетку. Ред знал, что я был последним игроком Детройта, который дотронулся до шайбы, но никого в этом не мог убедить, Забавно, что я финишировал с 49 голами, а Ред с 19».

Хоу не дал воли возбуждению, хотя все вокруг были вне себя. Напряжение возрастало, по крайней мере среди хоккейных обозревателей. Ведь до этого был только один человек, забивший 50 голов за один сезон, – Морис Ришар (Ракета), Сможет ли Хоу сравняться с другим великим правым крайним НХЛ в споре за титул самого результативного форварде сезона? Что это может значить для самого Хоу? «Позвольте сказать следующее, – вступает он сам в разговор. – Если я выкатываюсь на ворота с Сидом Эйблом и есть выбор между броском и пасом, я всегда отдам шайбу ему. Мне гораздо приятнее видеть, что старый Носач забивает свой 20-й гол, нежели самому забросить очередную шайбу».

В тот сезон на его счету было уже 47 голов и оставалось три матча, а он все еще не поддавался общему возбуждению».

– Не собираетесь ли вы забросить эти шайбы и повторить рекорд Ришара? – спросил его один журналист.

– Я уверен только в том, что мне сегодня хочется на рыбалку, – буркнул Хоу в ответ.

Он забросил две шайбы на следующий вечер, поскольку тренер Томми Айвэн дал ему поиграть вволю и выпускал с другими сменами. Но еще больше шансов забить заветный гол он упустил. В конце игры он отдал пас Линдсею, который имел возможность повторить свой лучший результат за сезон, но Тед вернул пас Горди, «Ворота были пусты, – вспоминает Хоу, – и я подумал было, что 50-й гол у меня в кармане. Но, увы, еще до того, как я дотянулся до шайбы, переданной мне Тедом, она попала в конек вратаря Хэла Лэйкоу и отскочила».

Последний шанс повторить рекорд Ришара был в заключительной игре чемпионата Детройт против Монреаля. Но тренер монреальской команды Дик Эрвин отрядил Берта Олмстеда преследовать Хоу по всей площадке. Он провел на льду 32 минуты 35 секунд и лишь пять раз бросил по воротам. Однако сам Берт отнес неудачу Хоу на счет другого монреальского игрока – Джонни Маккормика. «Мне не пришлось особенно стараться, – сказал Олмстед, – ибо Гусь (прозвище Маккормика – Д.В.) постоянно перехватывал передачи детройтских центровых в сторону Хоу».

Эрвин торжествовал. Издеваясь над детройтскими болельщиками, он подбежал по льду после финальной сирены к Ришару и поднял его руку, как поднимают ее после гонга боксеру-победителю. «Вот настоящий победитель, – провозгласил Дик Эрвин. – Хоть Горди и старался сегодня изо всех сил, я думаю, он перегорел и надолго выбыл из строя. Он играл сегодня слишком много и вряд ли будет стоить чего-нибудь в течение пары недель».

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru