Пользовательский поиск

Книга Андрей Шевченко – «дьявол» с Востока. Содержание - БОМБАРДИР И ДРУГ

Кол-во голосов: 0

Андрею предложили сняться в «Матче смерти», художественном фильме об одном из эпизодов немецкой оккупации Украины во время Второй мировой войны. 27 августа 1942 года нацисты, с целью сломить сопротивление местных сил и показать населению превосходство Германии также и в спорте, приказали футболистам киевского «Динамо» сыграть со сборной Люфтваффе. Судья, офицер гестапо, под угрозой расстрела приказал киевлянам проиграть. Но местная команда победила со счетом 5:3. После игры четыре динамовца были убиты при невыясненных обстоятельствах, а остальные направлены в концентрационные лагеря. Шева хорошо помнил мемориальную доску в память об этом событии на стене киевского стадиона. Вначале съемочная группа хотела предложить ему главную роль, капитана команды, но из-за постоянной занятости и финансовых соображений, он сыграл роль поменьше. Но в Истории и на съемочной площадке он уже забивал гол Гитлеру.

«Шева! Шева! Шева!» Это была овация достойная стадиона, которой встретили бомбардира на демонстрационном помосте при показе мод Джорджо Армани. Находка модельера была до того нова и неожиданна, что публика в зале (по преимуществу женская) при виде Андрея Шевченко, который с видом опытного манекенщика прохаживался по двадцатиметровому помосту рядом с Брэдом Питтом и Джорджем Клуни, разразилась аплодисментами. Кто-то спросил у Армани: «А Вы уверены, что с таким необычным премьером хоть кто-нибудь запомнит костюм, который он демонстрирует?» Король стилистов подмигнул: «Я тоже спрашивал себя об этом. Но как можно было отказаться от столь необычного человека, который стал положительным примером для многих людей и соблазнительной иконой для стольких женщин?» Естественно, к этой похвале он присоединял и Питта и Клуни, но уникальное достижение Шевченко действительно впечатляло.

Бывшего мальчика, робкого и хрупкого, бледного и белобрысого, который однажды из Киева спустился в Агрополи, больше не существовало. Италия и «Милан» в корне изменили его, он стал действующим лицом современности. Но поскольку по специальности Шевченко бомбардир, то теперь у входа в новый «Милан» его, прежде всего, ожидал Фатих Терим. Ждал он и множества голов. Не отдаляясь от своего преданнейшего переводчика Шукру Ханадера, на своем пути от Босфора до Навильи через Арно, «Император» уже неплохо понимал итальянский, учил и иногда пытался на нем говорить. Он часто повторял: «Я приехал сюда побеждать. Надо стремиться к великим целям. Постоянно. Когда ты приходишь в такую престижную команду, как „Милан“ с его богатой историей, нет оправданий отсутствию результатов».

Пираты, его далекие предки, более двух тысяч лет тому назад господствовали на море от Анталайского залива до современной Турции. По приказу императора Помпея воинственный римский флот разгромил пиратов, водрузив свои знамена там, где раньше колыхались на ветру череп и кости. Поскольку два года подряд скудетто доставалось «Лацио» и «Роме» журналисты из «Форца Милан» спросили: «Терим, после многовекового угнетения, неужели Вы упустите момент свести счеты с теперешними властителями Рима?» И тут «Император» со своим восточным лицом и мимикой, говорящими больше раскрытой книги об опыте странствий от Босфора до Навильи, разразился громким смехом.

БОМБАРДИР И ДРУГ

Им было определено генетически: забивать. Гол жил с момента рождения в красных и белых тельцах. Они кожей чувствуют сетку чужих ворот. В их удостоверении личности, водительских правах, паспорте следовало бы записать: профессия – бомбардир. Это люди, доводящие вратарей до остекленения. Они бомбардиры по призванию, нежели по собственному выбору, ибо динамит в их ногах или голове взрывается спонтанно, а не в результате расчета. В прошлом, настоящем и в будущем о любой эпохе могла бы написать свою энциклопедию. Поэтому, когда пошел слух, что «Рому» должен покинуть Винченцо Монтелла, а из «Ювентуса» может отчалить Филиппо Индзаги, знаменитое трио Берлускони – Капелло – Брайда задумалось: на кого делать ставку? Но сразу же стало ясно, что «Самолетик», хотя иногда и полемизировал с Фабио Капелло, который редко давал ему отыграть все 90 минут, не поддастся уговорам. Да и трудно себе вообразить, что Франко Сенси вдруг уступит его «Милану», отношения с которым хотя и намного улучшились прошлым летом после матча на «Сан-Сиро», но все же не были идеальными. А «Суперпиппо» (прозвище Индзаги – прим. ред.), хоть и вписал свое имя в бело-черный альбом почета, по тысячам причин, о которых было бы слишком долго рассказывать, уже исчерпал свой потенциал в Турине. Но у «Милана» с «Ювентусом» (и наоборот) были хорошие отношения. Миланцем, теоретически наиболее ревниво относящимся к переходу в команду Филиппо Индзаги, мог быть именно Андрей Шевченко, великолепный бомбардир, ставший лучшим снайпером в первом своем чемпионате и вторым в следующем. Именно украинец и разрешил всяческие сомнения на этот счет своего кредо: чем больше впереди тех, кто умеет забивать, тем больше возможностей для команды набрать очки и подняться в турнирной таблице. Уже при первых признаках заинтересованности клуба в этом приобретении, Шева стал расхваливать технические и тактические достоинства Индзаги и заявил, что любой из известных в мире игроков сочтет за честь играть рядом с «Суперпиппо». Более того, хотя его об этом и не просили, он пошел дальше, заметив: «Хватит обвинять Индзаги в большой приверженности индивидуальной игре. Индивидуальность – абсолютно положительное и ценное качество игрока, главнейшей целью которого должна быть одна: забивать голы». Выйдя «из рядовых», Андрей не боялся конкуренции. Ведь футбольная команда – все равно, что оркестр: пара солистов может вполне переубедить публику, а очки добыть для команды тем более. Поэтому возможный приход Индзаги вовсе не нервировал его, он даже этого желал.

«Мы его хотим», – заявил вице-президент Адриано Галлиани на традиционном собрании рабочей группы «Милана» в Калабрии. Это было сказано ясно и четко, пресекало все слухи и предположения и подтверждало твердую решимость строить новый «Милан» образца-2000/01 вокруг звездной пары Шевченко – Индзаги.

Переговоры по переходу Шевы из «Динамо» в «Милан» прошли не без сложностей, а в случае с Индзаги – от Валентино к Мадоннине (символы Турина и Милана – прим. ред.) – проходили открыто, с заранее намеченными встречами между руководителями обоих клубов. Яблоком раздора явилась лишь цена. Адриано Галлиани дошел до 65 миллиардов лир, а директор-администратор бело-черных Антонио Джираудо настаивал на семидесяти пяти. Но было ясно, как день, что они придут к общему знаменателю, а Филиппо Индзаги, можно считать уже миланцем. Так и случилось, клубы сошлись на 70 миллиардах.

От бело– к красно-черным. От «Старой Синьоры» к «Дьяволу». Индзаги родился в Пьяченце в 1973 году. Старше Андрея на три года. Его футбольная карьера проходила на сверхзвуковой скорости: победа в молодежном чемпионате Европы 1994 года, Суперкубок лиги в 1997 году, скудетто через год, семь трансферов. Воспитанник юношеской команды «Пьяченца», он дебютировал в серии В 1 декабря 1991 года на поле соперника в игре с «Казертаной». Потом некоторое время играл в «Леффе», а в сезоне-1992/93 набирался опыта уже в серии С (21 матч, 13 голов) и в «Вероне» снова в серии В (1993/94, 36 игр, 13 голов). Вернувшись в «Пьяченцу» он провел еще сезон в серии В (37 игр, 15 голов), после чего перешел в «Парму» за 15 миллиардов лир. 27 августа 1995 года Индзаги дебютировал в серии А, проведя за сезон 15 игр и забив 2 гола. В чемпионате-1996/97, временно играя за «Аталанту», завоевал титул лучшего бомбардира (24 гола в 33-х играх), но вместо того, чтобы вернуться в «Парму», с полного согласия Карло Анчелотти летом 1997 года за 23 миллиарда лир перешел в «Ювентус». 8 июня того же года впервые сыграл за сборную страны (Италия – Бразилия, 3:3), став вскоре одним из ее ведущих игроков. 8 сентября 1999 года в отборочном матче чемпионата Европы против сборной Дании менее чем за минуту забил два гола. Его четыре сезона в «Ювентусе» выглядят следующим образом: 18 голов в 31-й игре в первом, 13 в 28-и во втором, 15 в 33-х в третьем и 11 и 28-и в четвертом. Мало еще кто столько забивал. Но многие считали, что на один забитый гол у Индзаги приходится десяток упущенных голевых моментов. И среди разочарованных и врагов Филиппо в среде бело-черных росло и число тех, кто упрекал его всего за 11 голов в чемпионате-2000/01, половину того, что забили Креспо и Кьеза и, в особенности, Шевченко, ставший главным ориентиром для бомбардиров Севера Италии. Довольно мало забил на этот раз и друг Индзаги и товарищ по отдыху и совместным вечерам Кристиан Вьери из «Интера», правда, у него было смягчающее обстоятельство: из-за травмы он появился в чемпионате уже в разгар борьбы. Все эти недоброжелатели забыли, однако, важнейшую характеристику бомбардира: среднеголевой показатель. Так вот, у «Суперпиппо» во всех играх – за клуб и сборную – он составлял 0,47, иными словами: гол за две игры.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru