Пользовательский поиск

Книга Серые пустоши жизни. Оригинальная БДСМ-версия.. Содержание - Глава 19. Обман, как путь мага

Кол-во голосов: 0

– Старшая сестра, – прервал ее размышления голос мастера Тайн. – Здесь все, что может понадобиться для твоего путешествия.

Идорна посмотрела на соседний стол и даже слегка присвистнула – на соседнем столе лежали два коротких изогнутых меча, кинжалы, сюрикены и иное оружие, специально предназначенное для того, чтобы его прятали под одеждой. Еще был черный комбинезон ночного убийцы со специальными карманами для всего этого оружия. Сбоку она увидела открытый кошелек, в котором было не менее пяти тысяч золотых, судя по внешнему виду. Еще она увидела массу всяких нужных в дороге мелочей из тех, что пока они не понадобятся, то о них и не вспомнишь. Дракона даже была несколько ошарашена столь щедрыми подарками. Да, Учитель конечно рассказывал ей о братстве боевых орденов, но… Впрочем, она ведь для них ученица самого Основателя, принесшая самое важное известие за всю историю ордена. Она поблагодарила мастера Тайн и начала собирать вещи в удивительно удобный и вместительный заплечный мешок. Завязав, наконец, тесемки, Идорна вздохнула, взяла мешок, закинула его на плечо и вышла из трапезной. И вздрогнула – перед ней в полном составе стоял Конклав Дома Смерти. Мастера боя улыбались ей и наперебой желали удачи в ее трудном пути. Прощаясь, Идорна обняла каждого, вспоминая, хоть и с трудов, названные ей вчера имена. Затем ее отвели к воротам и черная дракона, поцеловав на прощание улыбающегося старого мастера-привратника, вышла за пределы Дома Смерти.

Уходя в сторону города, дракона то и дело оборачивалась назад, вспоминая об оставленных там дорогих ее сердцу существах. Они, особенно драконочка, так и стояли перед ее глазами, и Идорна очень беспокоилась об их судьбах. Но прекрасно понимала, что им тут будет куда лучше. А ее ждал долгий и тяжелый путь на Мерхарбру…

Глава 19.

Обман, как путь мага

Работорговец внимательно рассматривал сидевших перед ним харнгиратских офицеров и продолжал размышлять обо всем, чему стал свидетелем в этот день. Ему было интересно понять, почему они не такие, какими обычно бывают посланники королевских дворов – не сорят деньгами, покупая рабынь за указанную цену, не напиваются до потери сознания и не устраивают погромов. Впрочем, они все же из Харнгирата… Но в деньгах ведь они явно не нуждаются – запросто подарили незнакомой женщине раба, стоящего куда более двухсот золотых. Правда сделано это было слишком уж нарочито и Фатунг усмехнулся про себя – ему давали понять, что его проверяют… Но зачем тогда было давать это понять? Что-то во всем этом было очень странное, он своим торгашеским нутром ощущал эту странность, но какова она, понять так и не мог. Ведь Фатунгу даже в голову не могла придти истина – то, что Ларна просто пожалела несчастную женщину, мгновенно лишившуюся и мужа, и источника дохода. Остатки подозрений продолжали бродить в голове недоверчивого купца, но жадность все же начала побеждать их. «Из всего следует, что они торговались со мной за рабыню чисто из принципа, чтобы посмотреть стоит ли вообще иметь со мной дело… – продолжал размышлять он, нервно теребя пальцами подбородок. – Помнится, они говорили, что рабыни нужны им для подарка ко двору матриарха. И ежели мои девочки придутся там по вкусу, то будет весьма и весьма неплохо, а в том, что они понравятся, можно не сомневаться, они слишком хорошо воспитаны и обучены, вполне умеют и любить, и убивать. Но мне нужно знать, что именно эти стервы хотят. И если заказ будет достаточно интересным, то я таки уступлю за триста золотых всю непокорную троицу…» И Фатунг вежливо поинтересовался:

– Так о каком количестве рабынь шла речь у вас с Тирвахом?

– О двухстах… – скривила губы ард-капитан, безразлично смотря на него.

– И вы уже приобрели их?

– Я же уже говорила вам, – еще сильнее скривилась она, – что мы не покупаем, а только делаем выбор и оформляем предварительный договор. До сегодняшнего дня мы думали, что продавцом будет дом Тирвах, но после сегодняшнего посещения вашего Воспитательного Дома, я так уже не думаю. Благодарение богам, что нами еще не подписан договор, и мы ничем пока не обязаны вашему конкуренту.

– Значит, вы уже пришли к определенному выводу? – довольно спросил Фатунг, подавшись вперед, как волк, почуявший добычу.

Работорговцу очень бы не хотелось упускать эту сделку – сто двадцать тысяч золотых! Такой партии ему еще никогда продавать не удавалось, да еще в одни руки. К тому же он прекрасно понимал, что как только слушок о способностях в постели купленных у него девушек пройдет по Харнгирату, оттуда потянутся к нему новые покупательницы. Единственным минусом было то, что там свободными являются только женщины, а для них пригодны лишь урезанные рабыни… Дом Фатунг на них не специализировался, но это было вполне поправимым. Если завтра же урезать девчонок и отправить на обучение в его дочерний Воспитательный Дом, то к тому моменту, как покупательницы прибудут за товаром, рабыни будут уже готовы к употреблению. В конце концов, всегда можно было задешево прикупить урезанных у дружественных домов. Не об этом нужно было думать сейчас. Фатунг снова улыбнулся харнгиратским офицерам, с надменным видом потягивающим ледяное вино из бокалов.

– Ваши рабыни весьма и весьма хороши, – кивнула ему черноволосая ард-капитан. – Мы вполне могли бы рекомендовать к закупке именно их. Но есть два препятствия.

– Какие?

– Во-первых, нам необходимо, чтобы не менее семидесяти процентов от них были урезаны и как следует обучены ласке языком. А во-вторых, прежде всего мне бы хотелось разрешить наше маленькое недоразумение…

– Все это разрешимо, – рассмеялся Фатунг. – О количестве урезанных можете не беспокоиться, их всегда будет именно столько, сколько нужно.

– Хорошо, а второе?

– Тут вообще не будет проблем – я, в честь будущего сотрудничества, уступаю вам Орихат и еще парочку непокорных всего за триста даралов.

– Парочку непокорных?.. – с недоумением переспросила Ларна, никак не ожидавшая подобного.

– Вы же сами говорили, что непокорную рабыню нужно ломать изощренно, с удовольствием, медленно, месяцами. Только тогда результат будет удовлетворителен. А я заметил, что вам весьма и весьма понравилась та шатенка.

– Да, понравилась, – согласно кивнула головой девушка. – С ней действительно стоило бы поработать не спеша и со вкусом.

– А кроме нее у меня есть и еще одна строптивица. Ну, до чего же наглая тварь! Никакие наказания не помогают – отказывается от того, что ей не по вкусу и все тут! С самого детства такая была, довольно редкий характер для аллиорноинки. Я уж совсем было решил ее на кол посадить, остальным в назидание, но вы, как мне кажется, сможете наказать ее куда сильнее…

Ларна открыла было рот, чтобы отказаться от этого сомнительного удовольствия, но Нарин придвинулась к ней и почти неслышно прошипела на ухо: «Соглашайся! Двух хороших девчонок от рабства избавим!» Девушка некоторое время еще подумала, прикидывая, как тут быть, но ей действительно стало жаль рабынь, которых могли посадить на кол. Она кивнула и сказала Фатунгу:

– Только прикажите привести и вторую, я же должна хоть глянуть, что это за существо…

Работорговец подозвал кого-то из слуг, что-то шепнул ему на ухо и тот мгновенно исчез. Затем он жестом подозвал к себе давешнюю шатенку. Девушка, не слышавшая разговора, ласточкой подлетела к своему господину и стала на колени.

– Ты продана этой госпоже, – с легкой насмешливой ухмылкой на губах сообщил он ей.

Ужас перекосил симпатичное личико рабыни, и она взмолилась:

– Господин мой! Не продавайте меня ей, прошу вас, я все что угодно сделаю! Только не ей, умоляю…

И девушка захлебнулась плачем. Фатунг пару минут с презрением наблюдал за ней, затем процедил сквозь зубы:

– Повторяю, ты продана. Иди к своей госпоже!

Рабыня вся сжалась от его слов, вся побелела, но не осмелилась больше просить, поднялась на ноги и поплелась к своей новой хозяйке. Она встала позади черноволосой стервы, дрожа всем телом – прекрасно ведь помнила, как та сказала, что ей требуется медленная, настоящая дрессировка… А ведь если то, что воительница сотворила с русоволосой называется несерьезным, то что же эта тварь сделает с ней? Когда времени на пытки будет предостаточно? Ужасы колотились в голове девушки, ведь ей немало довелось повидать жестоких казней, и она прекрасно осознавала, что жестокость и фантазия ее госпожи не имеют пределов, ибо то, что та сделала, было совсем уж жутким. А ведь ею госпожа будет заниматься не спеша, чтобы получить максимум удовольствия. Рабыня еще сильнее сжалась, изо всех сил сдерживая рвущийся из горла отчаянный плач, и поняла, что лучше всего ей будет покончить с собой, куда как менее больно будет…

147
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru