Пользовательский поиск

Книга Приехать в Мадрид. Содержание - Педро Альмодовар Приехать в Мадрид

Кол-во голосов: 0

Педро Альмодовар

Приехать в Мадрид

Первое воспоминание слетело с губ моей матери, я тогда был совсем маленький. Мать рассказывала нам, словно сказку, как она девочкой приезжала в Мадрид и гуляла по улице Алькала. Это были двадцатые годы, и мама рассказывала еще что-то про принцесс, но я не помню точно ее слов; мне нравилось фантазировать, что моя мать приехала в Мадрид и, гуляя по улице Алькала, познакомилась с тогдашними принцессами. Для ламанчской девочки начала века это было нечто вроде полета на Луну: ламанчцы вообще путешествуют мало, а в ту эпоху путешествовали еще меньше. Мать создала для меня образ Мадрида как города из легенды, и я представлял его в виде одной из иллюстраций в энциклопедии, которые мне так нравились. Я думал, что жить в Мадриде — это то же самое, что жить внутри фильма «Императрица Сиси».[1]

На протяжении моего детства образ Мадрида, который внушила мне моя мать, заменялся другими, столь же метафорическими. Когда мне было десять лет, наша семья регулярно заказывала товары по почте в одном из мадридских универмагов. Помню каталоги с черно-белыми фотографиями всевозможных продуктов для тела и для дома. Так в мою жизнь впервые вошел «поп», и я этого никогда не забуду. Тогда Мадрид был для меня городом универмагов, и этот образ завораживал не меньше. Я мечтал о «Галереях Пресьядо» так же, как мечтают о знаменитом музее. Обычно я заказывал по почте книги из серии «Рено» (Мика Валтари,[2] Моррис Уэст,[3] Франсуаза Саган, Лайош Зилахи[4] и тому подобное), а мои сестры просили электробытовые приборы и нижнее белье. В Марракеше юный араб, торговец гашишем, узнав, что я испанец, принялся с горящими глазами расспрашивать меня про «Корте Инглес»[5] — он видел фотографию и был потрясен. Действительно, на взгляд марокканца, «Корте Инглес» должен представляться максимальным воплощением роскоши. В своем поселке я чувствовал себя так же.

Потом, в начале моего бурного пути взросления, Мадрид являлся для меня местом, где раньше всего показывают новый фильм, а также городом, где каждый обретает свою судьбу. Короче говоря, мечтой.

Подошло время — мне было шестнадцать лет, и я уже стал бакалавром, — когда перспектива размеренного сельского существования стала превращать меня в эдакую раздражительную и скорбную Тетю Тулу.[6] Возможность смотреть последние фильмы и обрести свою судьбу сделалась насущной необходимостью — это не был каприз подростка, сбившегося с пути истинного, что я и попытался объяснить моему отцу, который прочил мне более надежное и намного более тихое будущее — карьеру служащего в нашем поселковом филиале банка. Все эти обстоятельства подтолкнули меня к принятию важнейшего решения в моей жизни: приехать в Мадрид. Даже мне самому было неведомо, какую несмываемую метку поставит на мне это решение.

Я въехал в город по Эстремадурскому шоссе, что плохо вязалось с моими мечтами: пейзаж был тусклый, засаленный и не слишком гостеприимный. Первое впечатление от реального Мадрида меня напугало. Второе мое воспоминание — это метро; этот сладковатый влажный запах навеки отпечатан на моей слизистой оболочке. Такого я тоже не ожидал. Ночью, гуляя по городу, я взглянул в его красное небо, и отсутствие звезд подействовало на меня угрожающе.

Таковы были первые запомнившиеся мне ощущения: какие угодно, только не обворожительные, однако я остался. С тех пор прошел уже двадцать один год. И я рад.

Я приспособился (и смирился, как смиряются с болезнью любимого существа) к реальности: не все в Мадриде было роскошью и развлечением. Город немыслим без предместий и загрязнения, без шума и нищеты, но в этих несовершенствах порой коренится и его величие.

Когда я ездил на работу на склад телефонной компании, недалеко от Фуэнкарраля, я каждый день проезжал по шоссе М-30. Меня всегда впечатлял рой машин, струящихся по этой автостраде. Много лет спустя это впечатление и некая особая эмоция нашли отражение в фильме «За что мне все это?!!».

Но в Мадриде была не только нищета: я открыл также безумный город, который во времена диктатуры развлекался подпольно и готовился совершить головокружительный скачок в момент, когда этот кошмар рассеется.

В Мадриде я рос, наслаждался, страдал, толстел и развивался. И как правило — в ритме, который задавал город. Моя жизнь и мои фильмы неотделимы от Мадрида, словно две стороны одной монеты.

Мадрид неисчерпаем, подобно человеческому существу. Он столь же противоречив и разнообразен. Так же как люди состоят из тысяч граней (причем многие из них противоречат друг другу), этот город содержит для меня тысячи городов. Восемь из них фигурировали, соответственно, в восьми моих фильмах. «Пепи, Люси, Бом»[7] сочетал в себе деревенское и столичное. Персонажи этого фильма могли заниматься любовью на остывшей жаровне и веселиться на самой безбашенной дискотеке. Натурные съемки отражали ту же полярность: перекрестки квартала Просперидад, нью-йоркский контур района Аска, полуподвалы в районе Принсеса, рынок на Растро…

В «Лабиринте страстей»[8] я уже предлагал Мадрид взрывоопасный и космополитичный, нервный центр всего мира, где происходило все и где обходились без всего. Бардак и прием по высшему разряду в «Страшных привычках»[9] (снова Растро, монастырь на улице Фуэнкарраль в сочетании с залом для торжеств «Красная мельница»). Запустение квартала Консепсьон и это бездонное море М-30 в «За что мне все это?!!». Пропасть виадука Вистильяс, парк Каса-де-Кампо и скотобойня Легаспи в «Матадоре».[10] Летняя ночь с запахом пота, террасы и сортиры в «Законе желания». И свежепричесанный Мадрид со зданием телефонной компании и проспектом Гран-Виа на заднем плане (один из моих любимых пейзажей) в «Женщинах на грани нервного срыва».[11] Действие фильма «Свяжи меня!»[12] происходит там же, это Мадрид, разрушенный в процессе бесконечных реконструкций. Всегда для каждого из своих фильмов мне удавалось найти пейзаж и идеальную в своей неправильности фауну. Очень жаль, что теперь какой-нибудь муниципал из Народной партии ради нескольких голосов малоактивных горожан предлагает уничтожить в Мадриде самое узнаваемое, то, что в конце концов превращает его в уникальный и самый мадридский город, — ночную жизнь. Жизнь как таковую. Мадрид этого не заслуживает, а если не заслуживает город, то мы и подавно.

вернуться

1

Имеется в виду историко-романтическая кинотрилогия Эрнста Марички «Сиси» (1955), «Сиси: молодая императрица» (1957), «Сиси: судьбоносные годы императрицы» (1957) об Елизавете Австрийской (1837–1898), прозванной Сиси, супруге императора Франца-Иосифа; ее роль исполняла молодая Роми Шнайдер (1938–1982).

вернуться

2

Мика Валтари (1908–1979) — классик современной финской литературы и самый популярный во всем мире из финских писателей XX в., автор исторических романов «Синухе-египтянин» (1945), «Черный ангел» (1952), «Турмс Бессмертный» (1955) и др. По его книгам было поставлено свыше 30 фильмов, в том числе «Египтянин» (1934) Майкла Кертица

вернуться

3

Моррис Уэст (1916–1999) — популярный австралийский писатель, автор международных бестселлеров «Адвокат дьявола» (1959), «Дочь тишины» (1961), «Вавилонская башня» (1968), «Саламандра» (1973), «Мир сделан из стекла» (1983), «Крайний предел» (1996) и др.

вернуться

4

Лайош Зилахи (1891–1974) — популярный венгерский писатель, с 1948 г. в США Наиболее известен трилогией (сперва вышедшей по-английски) «Дукаи» (1949), «Гневный ангел» (1954) и «Столетие в багровых тонах» (1966). По его произведениям были поставлены мексиканский фильм «В дрейфе» (1948), немецкий — «Золотой мост» (1956), испанский — «Открытая дверь» (1957) и др.

вернуться

5

«Корте Инглес» — «Английский двор» — знаменитый мадридский универмаг.

вернуться

6

Тетя Тула — героиня одноименного романа (1921) испанского писателя-экзистенциалиста Мигеля де Унамуно (1864–1936).

вернуться

7

Фильм Альмодовара 1980 г.

вернуться

8

Фильм Альмодовара 1982 г.

вернуться

9

Фильм Альмодовара 1983 г.

вернуться

10

Фильм Альмодовара 1986 г.

вернуться

11

Фильм Альмодовара 1988 г.

вернуться

12

Фильм Альмодовара 1990 г.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru