Пользовательский поиск

Книга Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера. Содержание - Глава 28. Сенсация на десерт.

Кол-во голосов: 0

В действительности дело обстояло не совсем так: сначала Гитлер окончательно попрощался со своим преемником на посту канцлера — Геббельсом и его супругой. Прощание происходило в кабинете Геббельса. Затем фюрер пересек коридор и приемную и скрылся в своем кабинете.

Через несколько минут туда, постучавшись, вошел Линге. Фюрер стоял, облокотившись руками на стол и низко наклонив голову. Когда вошел Линге, он поднял голову и недовольно спросил: «Что еще?» Линге доложил, что фрау Геббельс просит его зайти к ней еще раз. (Одна из секретарш Гитлера не успела с ним попрощаться и, не посмев обратиться прямо к Линге, попросила об этом Магду Геббельс). После того как он снова вернулся в кабинет, Ева Браун, попрощавшись с обеими секретаршами и поварихой, удалилась в свою комнату (незадолго до того она призналась Гертруде Юнге, что ей нестерпимо страшно). В свою, а не в кабинет Гитлера! Возможно, там хранилась ее ампула с ядом. Комната Евы Браун через другую дверь сообщалась с апартаментами фюрера (см. схему рис. 13). Вошла ли она туда, или ее, уже мертвую, перенесли в кабинет — мы никогда не узнаем.

Гертруда Юнге в своих воспоминаниях [133] описывает, как она посетила кабинет Гитлера сразу после того, как из него вынесли трупы: «На круглом столике, рядом с квадратом розового шелка, лежал маленький револьвер Евы. На полу, возле кресла фрау Гитлер, я увидела желтую металлическую ампулу из-под цианида. Она была похожа на пустой футляр от губной помады… Я не могла вынести горького миндального запаха яда».

Внимание! Во-первых, в кабинете Гитлера круглого столика не было. Там стоял прямоугольный канцелярский стол и еще один — прямоугольный маленький — с радиоприемником в углу. Круглый (или овальный) туалетный столик находился в комнате Евы Браун.

Во-вторых, кресла в кабинете фюрера тоже не было. Там по обе стороны стола стояли два стула с прямыми полуцилиндрическими спинками. Мягкое кресло — единственное в фюрербункере — также стояло в комнате Евы Браун. Кресло и столик входили в один гарнитур.

Фрау Юнге явно перепутала зрелище, которое представилось ее глазам в кабинете фюрера, с тем, которое она увидела в будуаре его жены.

Эти подробности весьма существенны. Они позволяют предположить, что фрау Гитлер покончила счеты с жизнью, сидя в кресле у туалетного столика в своей комнате. Видимо, не хотелось ей входить в кабинет, где на диване сидел мертвый эрзац-Гитлер, тем более садиться рядом с ним.

А это, в свою очередь, означает: покойник не был тем страстно обожаемым мужчиной, с которым она прожила 16 лет и за которого готова была умереть! Если же на диване сидел еще живой Гитлер, то почему она не захотела занять место с ним рядом? Объективности ради (мы объективны до такой степени, что самим противно) можно привести еще одну простую версию: фрау Юнге врет. Не входила она ни в кабинет, ни в комнату Евы Браун, а написала все это, чтобы придать остроту и занимательность своим мемуарам. Их никто не хотел издавать — все, что там написано, было к тому времени всем известно [134] . На Западе, разумеется. При этом память изменила автору мемуаров, и она «переставила» столик и кресло из будуара в кабинет.

В данных ранее показаниях она утверждала, что после того как шеф с ней попрощался, она ушла к себе в убежище рейхсканцелярии и по пути на лестнице услышала два выстрела [135] (см. гл. 24).

Как уже упоминалось, в письме сестре от 18—19 апреля 1945 года Ева выразила сожаление по поводу того, что не может покинуть Берлин из-за воздушной блокады. Стало быть, несостоявшаяся звезда Голливуда, возможно, пожертвовала собой не вполне добровольно, а отчасти вынужденно.

Впрочем, высока вероятность того, что никакой жертвы и не было. Вы помните, Читатель, что зубной протезист Эхтман изготавливал зубные протезы в двух экземплярах не только для Гитлера, но и для его любовницы.

Это может означать, что у Евы Браун тоже был двойник. Однако в нужный момент его под рукой не оказалось. Авторы плана спасения фюрера не могли предугадать, что в феврале фрейлейн Браун, никого не спросясь, приедет в Берлин; что ее не удастся своевременно эвакуировать, так как кольцо окружения сомкнулось уже 25 апреля, а полеты по маршруту Берлин — Берхтехсгаден пришлось прекратить за несколько суток до этого. Если у нее был двойник, то в Берлин его доставить не успели. Видимо, первоначально Евой хотели пожертвовать, но в последний момент решили ее кем-то заменить.

Именно к такому заключению пришел X. Томас, исходя из двух соображений.

Первое соображение: вынесенные через запасный выход трупы были положены в неглубокую траншею рядом лицами вверх. Поэтому осколки разорвавшегося снаряда не могли поразить покойницу в левый бок, даже если они летели горизонтально. Тем более это исключено в случае, когда осколки летят по баллистической кривой — а дело обстояло именно так: шесть осколков на излете поразили «предполагаемую Еву Браун» в левый бок и застряли в теле. Таким образом, версия председателя комиссии, проводившей в мае 1945 года экспертизу, подполковника Ф. Шкаравского о том, что осколки поразили труп в то время, когда он горел, несостоятельна. Кроме того, согласно акту № 13 от 8.04.1945 г. в левой плевре (внутри легкого) было обнаружено 0, 5 литра крови, а мелкие осколки, застрявшие в желудочке сердца, оказались окруженными сгустками запекшейся крови. Это неопровержимо доказывает, что «предполагаемая Ева Браун» не умерла ни от яда, ни от пули, а была убита попавшими в нее осколками снаряда или мины. (Томас почему-то называет их «шрапнелью», хотя Красная Армия во Второй мировой войне шрапнельные снаряды не применяла.) А до того, как в нее угодили эти осколки, она была жива — сердце билось и легкие дышали.

Второе соображение: У Евы было 24 своих зуба, из них 3 запломбированы; остальные — превосходные изделия протезиста Эхтмана. Помимо показаний Блашке и Хойзерман, это подтверждается ее медицинской картой. Мостов у нее не было, один-единственный (но изготовленный в двух экземплярах) мост профессор Блашке собирался ей поставить, но не успел этого сделать. В целом же зубы Евы были в превосходном состоянии — она всю жизнь трогательно заботилась о своей внешности. Отличное состояние ее зубов подтверждают многие свидетели.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru