Пользовательский поиск

Книга Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера. Содержание - Глава 22. Отрублена часть головы, но это не смертельно.

Кол-во голосов: 0

В настоящее время существует план сноса этих жилых зданий и восстановления фюрербункера в прежнем его виде как памятника истории (и приманки для туристов). При этом наличие подземных ходов может быть подтверждено или опровергнуто.

Всего в ночь с 30 апреля на 1 мая 1945 года из убежища рейхсканцелярии бежали около 500 человек, включая наружную охрану. Часть из них была убита, многие попали в плен. Борман погиб, потому что торопился пробиться в западные зоны оккупации и попасть во Фленсбург — резиденцию правительства Дёница. После самоубийства Геббельса должность рейхсканцлера оставалась вакантной, и у Бормана, как он, вероятно, полагал, были неплохие шансы ее занять (хотя Дёниц и объявил об отделении НСДАП от государства). В последний момент он послал Дёницу телеграмму о том, что политическое завещание вступило в силу и что он постарается прибыть во Фленсбург как можно скорее. Если бы не это обстоятельство, для Бормана имело бы смысл не прорываться на Запад, а скрыться на некоторое время на какой-нибудь конспиративной квартире в Берлине. Советские военнослужащие не знали его в лицо и даже по фамилии — рейхслейтер предпочитал держаться на заднем плане и был мало известен в СССР.

Если бы Гитлеру удалось выбраться живым из фюрербункера, он должен был бы поступить точно так же — «залечь на дно», переждать какое-то время, а затем по «крысиной тропе» пробираться в Испанию или Португалию; возможно, для него были подготовлены особые пути эвакуации. Каждый опытный бандит, отправляясь на «дело», предусматривает для себя пути отхода и в обычной ситуации, и в критической. Можно не сомневаться, что такие пути отхода для Гитлера были предусмотрены.

Есть аргумент, с помощью которого можно оспаривать вариант «б»: если Гитлер в конце апреля пребывал в столь плачевном физическом состоянии, как описывают свидетели, то у него просто не хватило бы сил на бегство. Автор книги «Двойники» X. Томас, основываясь на результатах патологоанатомического исследования останков «предполагаемого Гитлера», убедительно доказывает, что это — двойник. Но затем, вступая в противоречие с самим собой, утверждает, что все же труп идентичен — только потому, что считает немыслимым побег фюрера — полупарализованного, страдающего (по данным ряда специалистов, мнения которых приводит X. Томас) болезнью Паркинсона; болезнью Альцгеймера; сифилитическим поражением мозга; личностным расстройством (диагноз самого X. Томаса) — то есть пограничным с шизофренией состоянием; шизофренией в чистом виде [73] . Да, чуть не забыл — еще паранойей.

Что можно на это возразить? Английский врач Дэвид Ирвинг на основании изучения медицинского архива «пациента А. Г.» пришел к выводу, что Гитлер весной 1945 года «не был, собственно, болен, хотя и был опустошен и превратился в развалину». Ирвинг опровергает мнение о том, что Гитлер был парализован или стал наркоманом; фюрер, по его словам, «не страдал болезнью Паркинсона, не был ни параноиком, ни шизоидом…»

С Ирвингом солидарен директор американской разведки [74] Брайан Конрад. В своем письме, опубликованном в [75] , он пишет: «Состояние Гитлера после кризиса 22 апреля (имеется в виду истерика, которую главнокомандующий закатил на оперативном совещании в тот день, угрожая покончить с собой, если Берлин падет. — Л. А.), по сообщениям всех, кто его видел, стало значительно спокойнее. Это спокойствие прерывалось лишь случайными вспышками плохого настроения… Общее физическое состояние было, правда, неважным, ввиду нервного напряжения, которое он перенес и… нездоровой жизни в подземном бункере. Неправда, что он был до некоторой степени парализован (выделено мной. — Л. А.).. .Но он страдал почти непрерывным дрожанием рук, что некоторые из его докторов (не все) определили как болезнь Паркинсона. За исключением этого дрожания и общей слабости он был совершенно нормален и здоров». (Выделено мной. — Л. А.).

Не исключено, что Гитлер лишь притворялся полутрупом. Вот свидетельство Э. Кемпки [76] : «…Казалось, Гюнше не слышит моих слов. Он бросился к дверям (в кабинет Гитлера. — Л. А.) и закрыл их. Затем повернулся ко мне и сказал: «Шеф умер!..». Я засыпал его вопросами: «Как это могло случиться? Ведь только вчера я говорил с ним! Он был здоров полон сил!» (выделено мной. — Л. А.).

Э. Кемпка — не самый надежный свидетель, но тем не менее… Вообще, когда знакомишься с показаниями свидетелей, наблюдавших «апрельского Гитлера», невольно испытываешь странное чувство — как будто речь идет о двух разных персонажах.

Еще одна возможность — в Гитлере временно пробудили энергию путем инъекции возбуждающих препаратов. Доктору Моррелю незадолго до того удавалось возвращать фюреру физические и душевные силы таким способом. Причем многократно, по некоторым данным — ежедневно в последнее время. Тяжелое состояние Гитлера в конце апреля, возможно, как раз и было вызвано тем, что Моррель уехал и инъекции прекратились. Наконец, если существовал подземный ход, то Гитлера могли вынести на носилках. В одном из бункеров рейхсканцелярии располагался военный госпиталь (об этом уже упоминалось), и человек на носилках, накрытый с головой простыней, которого несут по подземным переходам, не привлек бы внимания. Кстати — на это указывает сам же доктор Томас, и с ним трудно не согласиться — существует убедительный факт, опровергающий теорию о полной физической и умственной недееспособности Гитлера: утром 30 апреля он без запинки и не заглядывая ни в какие бумажки — по свидетельству секретарши Г. Юнге, — продиктовал ей «политическое завещание». Эго сложный документ, не умещающийся на одной странице. Он касается многих аспектов и содержит, в частности, перечень членов нового правительства. Весьма ответственный документ! Но Гитлер обошелся без правки — не перечитывая, он приказал секретарше размножить его.

Даже предположив, что фюрер заучил наизусть «свою последнюю волю», сочиненную Геббельсом, приходится признать, что маразматику в мокрых штанах все это не под силу.


74

Письмо приведено в сборнике рассекреченных документов из архива ФСБ {1} без комментариев и указания даты подписания или отправки. Указана лишь дата перевода с английского: 6.11.45 г. По всей вероятности, это письмо, содержащее обзор показаний свидетелей, данных английским и американским следователям, является частью так называемого «меморандума», переданного западными союзниками представителю НКВД в Берлине осенью 1945 года (см. гл. 9). Не все ясно и с личностью автора письма. Судя по тому, что его должность именуется «директор», речь идет не о разведывательном управлении генштаба, не об армейской разведке (а также не о разведке ВМС США), а о некоем гражданском ведомстве. В 1945 году в США существовало лишь одно разведывательное гражданское ведомство — Управление Стратегических Исследований, первым и последним директором которого был генерал Донован. Правда, осенью 1945 года был организован Информационный отдел госдепартамента (политическая разведка), его возглавлял Маккормак. Можно предположить, что Брайан Конрад — псевдоним одного из этих лиц, либо руководитель европейского, либо германского, либо берлинского филиала (бюро) одного из этих ведомств.




33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru