Пользовательский поиск

Книга Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера. Содержание - Глава 14. Главное доказательство.

Кол-во голосов: 0

Глава 14. Главное доказательство.

Высококвалифицированные специалисты в области «скрытых операций», которые планировали эвакуацию главы германского правительства (в том числе в критической ситуации), не могли не учитывать главного требования, которое предъявлялось к результату их разработки: фюрер немецкой нации не мог постыдно бежать, как крыса с тонущего корабля. Он должен был исчезнуть, но при этом остаться на боевом посту и пасть «за Германию на своем командном пункте, борясь до последнего вздоха с большевизмом», как возвестило 1 мая 1945 года радио Гамбурга под раскаты траурного марша из «Гибели богов» Вагнера. Бегство Гитлера полностью деморализовало бы остатки вермахта, продолжавшего сопротивление, и фанатиков из «Вервольфа», которым предстояло продолжить борьбу в подполье; оно скомпрометировало бы нацистские идеи в глазах грядущих поколений и покрыло бы имя Гитлера позором…

Значит, в нужный момент фюрера следовало аккуратно подменить заблаговременно подготовленным двойником.

Двойники у Гитлера были — об этом факте часто упоминается в мемуарной и исторической литературе. Хью Томас пишет по этому поводу: «…скрупулезные допросы сотрудников гестапо (проводившиеся МВД СССР в 1945—1946 гг. — Л. А.) подтвердили, что двойники существовали и гестапо о них знало». [51] . Кстати, были они и у Сталина, и у Черчилля. Один из двойников последнего пал от руки немецких парашютистов-диверсантов, которые приняли его за британского премьерминистра.

Поскольку план подмены Гитлера его двойником предусматривал убийство или самоубийство последнего с последующим сожжением трупа — то особого сходства эрзац-Гитлера с оригиналом не требовалось — достаточно, чтобы совпадали рост и (приблизительно) возраст. Азы криминалистики гласят, что если труп обгорел, изуродован или разложился до такой степени, что визуально опознать его невозможно, то личность умершего может быть установлена путем идентификации челюстей, для чего необходимы показания дантиста, пациентом которого был покойник, либо соответствующая медицинская документация — описание состояние полости рта и принятых мер по лечению и протезированию зубов, слепки, рентгеновские снимки и т. д.

У Гитлера плохие зубы, множество пломб и зубных протезов — эта особая примета наверняка привлечет внимание русских экспертов…

Следовательно, чтобы у них не возникло подозрений, «стоматологическую карту» фюрера в картотеке лечившего его дантиста следует подменить соответствующей картой двойника, как и прочие медицинские документы, включая фото— и рентгеновские снимки. А затем постараться, чтобы все это — не сразу, а как бы случайно — попало в руки русским. В данном случае задачу решили еще эффективнее: зубной техник изготавливал зубные протезы для фюрера в двух экземплярах, абсолютно идентичных. Как ему объяснили — «на всякий случай». В действительности же второй экземпляр предназначался, очевидно, для двойника [52] . Далее для полной убедительности следовало позаботиться о свидетелях из числа медперсонала, которые подтвердят эти данные. Свидетели и документы не должны находиться «на поверхности» — их будут искать и найдут. Что касается подруги фюрера, то ее самовольное прибытие в Берлин в феврале не было предусмотрено планом. Двойника у нее не было, а если и был, то его (ее) невозможно было по каким-то причинам доставить в нужный момент в нужное место. Пришлось импровизировать. Вначале Евой решили пожертвовать, но в последний момент нашли другой выход, о котором мы расскажем в последних главах. Вообще-то Ева собиралась лишь проведать своего Альфи, а затем вернуться в Мюнхен, но попала в ловушку. В письме сестре от 18 или 19 апреля она жалуется, что не может к ней вернуться, «так как самолеты не пропускают»… Не пропускали их советские истребители — накануне был сбит транспортник, следовавший в Оберзальцберг.

Реальные события разворачивались именно по этому сценарию. К 9 мая у розыскников Горбушина [53] и комиссии судмедэкспертов не было ни одного надежного доказательства того, что дочерна обгоревшая головешка и есть повелитель третьего рейха. Челюсти хорошо сохранились, но их не с чем было сравнить.

Полковник Горбушин в сопровождении переводчицы Ржевской отправляется на поиски дантиста, который обслуживал фюрера.

Выяснив адрес стоматологической клиники профессора Блашке (он с 1935 года состоял лейб-медиком Гитлера и прочих нацистских вельмож), советские офицеры устремились туда. Далее предоставляем слово Е. М. Ржевской: «У подъезда мы столкнулись с каким-то человеком… в петлицу его темного пиджака была вдета красная ленточка — знак дружелюбия к русским, приветствия и солидарности. Это было непривычно: в те дни в Берлине господствовал белый цвет капитуляции. Человек представился: доктор Брук».

Доктор сообщил, что профессор Блашке эвакуировался в Берхтехсгаден вместе с остальным персоналом рейхсканцелярии, в штате которой он состоял. Зато его ассистентка фрейлейн Хойзерман[54] находится в данный момент у себя дома, в нескольких шагах от клиники, по адресу, который он тут же сообщил.

За ассистенткой посылают нарочного. Тем временем доктор Брук рассказывает историю своего знакомства с Кете Хойзерман: до прихода к власти нацистов он практиковал в качестве зубного врача в провинциальном городе; Кетхен, как он ее называет, была его ученицей, а затем ассистенткой. На допросе в Москве в 1946 году К. Хойзерман почему-то не упомянула об этом, а начала исчисление своего медицинского стажа с момента поступления в клинику профессора Блашке в 1937 году.

Возможно, Кете не упомянула, о докторе Бруке, чтобы не скомпрометировать его и не подвергнуть риску ареста — она уже убедилась в коварстве русских. Если же нет, то весь рассказ доктора представляется весьма сомнительным. Но вернемся к этому самому рассказу. Двенадцать лет — с 1933 года — Бруку пришлось скрываться, так как он был евреем. Кете Хойзерман и ее сестра прятали его от гестапо и от сочувствующих гестапо. Затем выясняется, что ассистентка профессора Блашке — беспартийная! Беспартийная, в то время как чуть ли не все окружение Гитлера поголовно состояло в национал-социалистической рабочей партии, за исключением молодого поколения, которое состояло в «гитлерюгенд»! Затем появилась сама Кете Хойзерман — молодая, привлекательная, хорошо одетая женщина.





21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru