Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Страница 88

Кол-во голосов: 0

ГИМР помог создать еще несколько учреждений, основанных на средства от помощи. Одним из них стала Федеральная комиссия по ценным бумагам, приблизительный эквивалент Комиссии по ценным бумагам и векселям США (СИК). Юридическим основанием для ее создания был соответствующий президентский декрет, а возглавил ее чубайсовский протеже Дмитрий Васильев. Комиссия имела очень ограниченные практические возможности и финансирование, однако USID обеспечивало для нее наличность через созданные гарвардцами учреждения, руководимые Хэем, Васильевым и другими членами гарвардско-чубайсовского круга.

Одним из таких учреждений был Институт экономического законодательства, финансируемый совместно Мировым банком и USID. Этот институт, созданный для содействия в развитии юридических и регулирующих основ рыночной экономики, на самом деле переродился в нечто по подготовке проектов постановлений для российского правительства. Он получил от Ю-Эс-Ай-Ди около 20 миллионов долларов. В августе 1997 года русские директора этого института были задержаны при попытке вывоза американского конторского оборудования из московского офиса этой организации на сумму в 500 тысяч долларов.

Механизм по созданию частных организаций, созданный этими людьми при поддержке ельцинского правительства, давал гарантии безотказности и безопасности. Когда им было это удобно, Шлейфер, Хэй и другие основные гарвардские сотрудники, все граждане США, становились «русскими». Хэй, к примеру, попеременно, а иногда одновременно работал в качестве контрагента по распределению помощи, менеджером других контрагентов и представителем российского правительства. Если западные доноры попадали под критику за финансирование сомнительных государственных приватизационных проектов, они всегда могли сослаться на то, что поддерживали «частные» организации, даже если эти организации контролировались или находились под жестким влиянием правительственных лиц. Если же люди из окружения Чубайса попадали под огонь за злоупотребление выделенными финансовыми фондами, они могли утверждать, что решения принимались американцами. В свою очередь, западные доноры могли настаивать, что русские действовали сами по себе.

В условиях русского капитализма по типу Клондайка, который сами же они и помогли создать (а Чубайс и его команда якобы регулировали), советники ГИМРа использовали свои тесные связи с Чубайсом и правительством и, как утверждают, могли заниматься бизнесом в целях личного обогащения.

Те самые люди, которые должны были быть гарантами системы, не только подорвали заявленную цель программы помощи по созданию независимых финансовых учреждений, но и репродуцировали советскую практику снятия сливок…

Эни Уильямсом, журналистка, специализирующаяся по советским и русским делам, автор книги «Как Америка создала новую российскую олигархию», приводит ряд интересных примеров. Так, в 1995 году Чубайс организовывал аукционы для посвященных, на которых продавались важнейшие объекты национального имущества. «Гарвард менеджмент компани» (ГМК), инвестирующая в университетские фонды, и миллиардер-спекулянт Джордж Сорос были единственными зарубежными представителями, которых пригласили в них участвовать. В результате ГМК и Сорос стали владельцами значительного числа акций Новолипецкого – крупнейшего в России – металлургического комбината, а также компании «Сиданко Ойл».

Согласно Уильямсон, еще более подозрительным явилось приобретение Соросом в июле 1997 года 24% акций телекоммуникационного гиганта «Связьинвест» в партнерстве с владельцем ОНЭКСИМбанка Владимиром Потаниным. Позднее стало известным, что незадолго до этой сделки Сорос договорился с ельцинским правительством о закулисном займе на сотни миллионов долларов, в то время как правительство ждало разрешения на выпуск евробондов. Теперь становится ясным, что этот займ был использован ОНЭКСИМбанком для приобретения в 1997 году «Норильского никеля». Согласно Уильямсон, вся программа американской помощи России изобиловала подобными конфликтами интересов, в которых принимали участие советники ГИМРа, финансируемые Ю-Эс-Ай-Ди союзники Чубайса, менеджеры ГМК, особо привилегированные российские банкиры, Сорос и внутренние реэмигранты, работающие на появляющихся русских финансовых рынках.

Иначе говоря, вложив всего несколько сотен миллионов долларов в поддержку Чубайса, Запад сумел развалить огромную страну, получив существенно большую выгоду.

Кох, Фридман и приватизация

Глава Госкомитета по имуществу, затем вице-премьер, бежавший в США после открытия двух уголовных дел (первого, за получение огромного гонорара за ненаписанную книгу, и второго, из-за «покупки» роскошной 3-комнатной квартиры на 1-й Тверской-Ямской, в самом центре Москвы, всего за 2 тысячи долларов, при реальной стоимости не менее 150 тысяч), а ныне сотрудник «Газпрома» Альфред Кох дал 23 октября 1998 года интервью радиожурналисту Михаилу Бузукашвили на Нью-йоркском радио WMNB в передаче «Есть мнение». Это интервью не раз уже публиковали, поэтому обратим ваше внимание только на некоторые моменты.

– Что вы скажете по поводу предприятий, которые были проданы за бесценок? В связи с этим говорят, что народ был просто-таки ограблен.

– Народ не был ограблен изначально, потому что все это ему не принадлежало. Что касается того, что «по дешевке», то что, например?

– Например, «Норильский никель». Если не ошибаюсь, его оценили в 170 млн., в то время как он стоит несколько миллиардов долларов.

– Пусть те, кто говорят, что он стоит миллиарды, за него их и заплатят.

– Есть мнение, что в России катастрофа и что завтрашнее экономическое положение призрачно. А ваше мнение?

– Мне тоже так кажется.

– И вы не видите света в конце тоннеля?

– Нет, не вижу.

– Каков ваш прогноз будущего России на завтра и лет через десять?

– Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех, кто умеет думать, но не умеет работать – копать, например, а умеет только изобретать. В последующем превращение в десяток маленьких государств.

– И как долго это будет длиться?

– Я думаю, в течение 10—15 лет… Мировое хозяйство развивалось без СССР… И теперь, когда появилась Россия, – она никому не нужна. (Хихикает). Она только мешает. Цены сбивает своим демпингом. Поэтому, я думаю, ее участь печальна.

– Прогнозируете ли приход в Россию инвестиций?

– Нет, потому что Россия никому не нужна! Не нужна Россия никому (смеется) – как вы не поймете?

– Ну а если новое правительство попытается что-то сделать?

– Да какое это имеет значение… Как ни верти, она – обанкротившаяся страна. (Радостно хмыкает).

– Могут ли быть реформы приемлемы для России?

– Если только она оставит свои разговоры о духовности русского народа и о специальной роли его. Если же они будут замыкаться в национальном самолюбовании и искать особого подхода к себе, думать, что булки растут на деревьях, думаю, русские ничего не сумеют сделать. Они так собою любуются! Они ведь потому до сих пор восхищаются своим балетом, своим классическим балетом, своей литературой, что не в состоянии ничего нового сделать. Или вот поляки… Польский опыт, польский опыт. А что они сделали? Ничего.

Живут себе, картошку копают. Я за ними не знаю никакого таланта. Что они, ракеты начали делать? (Хихикает).

– Если исходить из вашего взгляда на Россию, создается весьма безрадостная картина…

– Да, конечно. А она не может быть радостной.

– Но все-таки хотелось бы, чтобы этот многострадальный народ…

– Этот многострадальный народ страдает по собственной вине. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил. (Смеется необыкновенно радостно).

– То есть нужно смиренно признать свое место и идти учиться в школу?

– Конечно. Вместо того, чтобы с тремя классами образования изобретать водородную бомбу.

– Какова ваша ниша в российской жизни?

– Нету никакой ниши.

88

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru