Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Страница 75

Кол-во голосов: 0

Причем нам ведь были известны человеческие ценности из другого ряда. Они есть у человека всегда, где бы и в какую историческую эпоху он ни жил. Это, например, право выбора – между добром и злом, служением своему карману или обществу и т. д. Нам внушали, что такие нематериальные ценности только крепчают в борьбе за власть и деньги. Хорошо, двинулись по этому пути, и вдруг оказалось, что жизнь ухудшается! Стало понятным, что материальные ценности вторичны по отношению к высшим человеческим ценностям. Честь, совесть, правда, верность, долг, – не пустые звуки!

Но как соотносятся идеология и мораль с выживаемостью наций?

У всех биологических организмов существует стремление к собственному благополучию. Среди живой природы есть рыбы, есть млекопитающие, а есть земноводные. У каждого своя среда обитания, в которой он себя лучше чувствует: рыбы – в воде, млекопитающие – на суше, а земноводные на границе земли и суши. И у каждого вида свои интересы в рамках среды, в том числе интересы между собой и друг к другу. Некоторые из представителей этих видов, например, едят других представителей. Система таких интересов сопоставима с идеологией у людей. И точно так же, как у людей, если интересы одной из особей вступают в противоречие с интересами сообщества, то эта особь приносится в жертву сообществу. Если будет обратная ситуация, сообщества просто не выживут. В критические моменты человеческой истории все государства идут на ущемление интересов отдельных граждан. Например, всеобщая мобилизация во время крупных войн. Хочешь ты, не хочешь, а будь добр умереть за отечество, а убежишь – расстреляют как дезертира.

Есть довольно верное мнение, что идеология лучше та, при которой люди живут лучше. При коммунистах мы пыжились доказать, что идеология коммунизма лучше, чем идеология свободы человека в Америке. При этом некоторым людям не нравился способ, которым им доставались продукты в СССР. Но ведь и в США, которые доказывали нам свою правоту, многим не нравилось очень многое. Ясно, что нация должна была проявить все, на что способна, совершенно независимо от сложившегося политического строя, именно потому, что нация его – этот строй – и определяла. Россия себя проявила, и теперь можно сказать, что производительность труда у нас в 1930 – 1960-е годы была на самом деле не ниже, а много выше, чем в США, иначе мы не догнали бы их по многим параметрам. А вот по уровню благосостояния, в силу понятных причин, мы их не догнали.

Так стоило ли в таком случае принимать западные ценности? Вряд ли. Западных ценностей на всех не хватит, именно поэтому мы, русские, должны развивать собственные ценности. Не потому, что западные ценности плохие, – они не плохие и не хорошие. Они нам просто не подходят.

За последние 15 лет не просто шла переоценка ценностей, а произошел отказ от морали и моральной солидарности вообще. Это видно по массовой люмпенизации населения и тому факту, что нецивилизованные формы решения конфликтов стали у нас почти нормой жизни. Потеряна вера, опасно ослаблена сила жизни. Идет процесс дегуманизации личности (проституция, наркомания), перевернута вся система оценок, и люди честного профессионального труда оказываются на обочине жизни. Короче, это такие вещи, которые очевидны и которые заставляют нас делать вывод о том, что цена преобразований была слишком высока.

Беда была не в том, что мы решили открыться Западу. Беда была в том, что мы делали это как-то истерично, потеряв собственное лицо и достоинство. Беда не в том, что выступили против уравнительности, а в том, что разрыли такую пропасть между бедными и богатыми, в которую могут провалиться и те и другие. Можно сказать, что наши реформы стали своего рода экспериментом на тему: «а нельзя ли вообще обойтись без морали?» Оказалось, что нельзя.

Чудесный наш писатель-фантаст Кир Булычев написал в 1990 году рассказ «Спонсор». Пришельцы из космоса решили поработить землян. Они сказали: «Мы заставим вас гнуть на нас спину, мы обесчестим ваших женщин, мы подчиним себе вашу экономику и вывезем ваши природные богатства, завалив вас в ответ дешевым, никому не нужным ширпотребом». Главный герой рассказа пошел собирать деньги, чтобы выкупить Землю. Но тут ревущие толпы кинулись к кораблю пришельцев. Ешьте нас, мы вкусные и дешевые! Девушки размахивали плакатами «Обесчести меня!», пенсионеры кричали: унизьте нас пенсией, оскорбите нас сыром и колбасой!

Главный герой отказался от подачек. Умру с голода, босой и голый, но не продам свободу. «Это ты брось, – ответил ему пришелец. – Ты теперь порабощенный. Забудь о воле». И последний свободный человек, глотая слезы, сдался и унизил себя банкой черной икры.

Мораль в современном обществе не может держаться исключительно или по преимуществу на доброй воле индивидов, на их индивидуальных добродетелях. Она обязательно должна быть институционально оформлена и подкреплена. Но в России разрушены, находятся в состоянии хаоса именно общественные институты: правовая система, система образования, в каком-то смысле средства массовой информации. Когда государство ушло из сферы воспитания, сняло с себя идеологические, патерналистские функции, то это сказалось на морали еще более разрушительно, чем на состоянии хозяйства сказался уход государства из экономики.

Вот насколько связаны мораль, идеология, экономика, выживаемость.

Основное богатство общества – это труд его граждан. Но в обществе могут по-разному к нему относиться: либо как к высшей доблести и награде для каждого человека, либо считать его унижением, тяжелым испытанием, которого нужно избегать всеми доступными способами. Решить проблему производства нельзя без формирования определенной жизненной позиции граждан страны, – вот вам и мораль, и идеология.

Для того, чтобы трудиться, необходимо предельное напряжение воли работника. А для этого нужна сильная мотивация, которая базируется на нравственных ценностях. Мотивацию необходимо постоянно изменять из-за совершенствования средств и предметов труда, прихода на производство новых поколений работников. А у России не только нет новой системы побуждений к труду, но и старая исчезла.

Люди, оказавшиеся в этот момент у власти, не обладали (и до сих пор не обладают) достаточным моральным развитием, чтобы создать такую новую систему. Она им и не нужна, если у них нет намерения вернуть Россию к ее прежнему положению в мире. Вывозить сырье и деньги за рубеж, естественно, проще, чем ломать голову над нравственными механизмами трудовой деятельности. А без решения этой нравственной проблемы, без построения на ее основе идеологии не будет Россия выживать.

Вспомним историю. В Европе в XVI веке произошел духовный переворот, вызванный Реформацией, своего рода культурная мутация, когда мещанская этика в форме пуританизма победила, стала господствующей. Капитализм на Западе строили протестанты-кальвинисты, очень верующие люди, которые ради своих моральных убеждений абсолютно без всякого колебания шли на смерть. Моральные максимы для них стояли на первом месте. Ведь не важно даже, какого содержания мораль. Важна готовность пожертвовать собственной шкурой ради того, в чем ты полагаешь свое человеческое достоинство. Кстати, если это доминирует в обществе, такое общество непобедимо. Капитализм был построен на Западе такими людьми. А сейчас общество потребления просто-напросто проматывает то, что было ими создано.

Мещанская этика, пуританская аскеза стали основой развития капитализма.

После 1991 года, явно или неявно, у нас произошел сдвиг к мещанско-пуританской этике. Стали официально культивировать присущие ей установки: индивидуальный успех, выгоду, богатство. Помните утверждения типа «морально все, что эффективно»? Автор ее – ныне академик.

Но западники, как мы это уже показали, всегда склонны копировать лишь внешнюю сторону явлений. И мещанская этика пришла в Россию без той внутренней аскезы, которая была ее движущей силой, по крайней мере, в XVI—XVII веках, когда капитализм утверждался в Европе. Пропало из нее божественное начало. И ее просто стали навязывать, как способ приобщения к тому, что называется потребительским образом жизни. В итоге оказалось, что оголодавшие советские просто желали сладкой жизни и прочего, но не имели никаких исторических или духовных оснований для возведения этой этики в общественный образец.

75

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru