Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Страница 130

Кол-во голосов: 0

Без сословности нельзя, она естественна и необходима!

Вторая необходимая для демократии вещь – практика выборов. «Демократия» не является врожденным свойством людей. Даже наоборот, демократия и всенародная выборность вождей явление противоестественное. В живой природе мы примеров демократии не найдем, это изобретение разума, и как любому другому изобретению разума (арифметике, письму, нотной грамоте), демократии человека тоже надо учить. Человек может понять, что существующее в стране положение ему не нравится, но что делать, он не знает. Это должны знать люди, претендующие на власть, а избиратель должен, в свою очередь, уметь выбрать самого подходящего из кандидатов. Народ не формирует группу альтернатив, народ выбирает одно из предложенных ему решений; вот это-то умение выбирать и есть предмет учебы.

Но можно ли этому научить? Можно, через постоянно действующую систему выборов, идущих с самого низа, когда демократизм, выборность насквозь пронизывают общественную жизнь, со школы и завода, от выборов бригадиров и мастеров на участках и в цехах, директоров предприятий и до выборов глав местных администраций. И не страшно, если на первых порах выбор «низов» будет плох и нелогичен. В первый раз работяги назовут бригадиром «своего парня», выпивоху и балагура. Он завалит работу, тогда избиратели подойдут к процессу выбора более серьезно. Это и есть учеба! Через два-три года опыта, когда избиратель научится видеть связь между своим выбором и результатом, страну не узнаешь. А иного пути НЕТ.

В конце 1980-х годов такую систему начали создавать, но очень быстро, получив массу неприятных для власть имущих результатов, отказались от нее. Нам понятно, почему: потому что никакой демократии нашим «демократам» здесь не нужно.

Демократия, конечно, благо, но только тогда, когда она соответствует политической культуре народа; когда есть внутри страны согласие по совместному проживанию, есть система права, регламентирующая взаимоотношения групп, имеющих разные интересы, и есть понимание необходимости этому праву следовать, – иначе вместо блага демократия приносит лишь одно: манипуляцию общественным мнением.

Сегодня у нас внедрены разработанные в иных местах технологии воздействия на избирателей и избирательные комиссии, освоены методы контроля над СМИ, а также над исполнительной властью. Все это опирается на большие финансовые вливания, и так обеспечивает нужный заказчику результат голосования. Все разговоры о свободе прессы – ни что иное, как дымовая завеса. Свободной прессы вообще не бывает, и нигде нет. Просто на Западе она достаточно прибыльна, и поэтому там есть между разными изданиями обычная конкуренция из-за того, что они принадлежат разным хозяевам. Сделайте там монополию, и никакой «свободы прессы» не будет.

Тот строй, который получился в России, если и называть «демократией», то только виртуальной. Она «как бы» демократия, в образах, в речах. Но не в действительности.

Очень большая роль в рамках сценария «продолжение реформ», особенно в построении демократического антуража реформ, отводится так называемой творческой интеллигенции. Многие считают, что она куплена. Нет! За деньги так не сыграешь. Многое, в чем участвуют инженеры человеческих душ, идет от сердца. Происходит это по той простой причине, что они прекрасно знают о наличии в нашей стране двух «народов», и считают, что их законное место – среди богатой элиты. А раз это так, то они и должны разделять мораль и ценности этой элиты. И даже еще не войдя туда, они к этому уже готовятся, соблюдают некоторую политкорректность, внутреннюю цензуру. Ну, а уж те, кого туда допустили, работают буквально на износ, не жалея сил и нервов.

Попавшие в число «элитной» интеллигенции получают разные титулы: совесть нации, ум нации, выдающиеся деятели современности и т. д. Было странно читать рассуждения С.Г. Кара-Мурзы на круглом столе политологов-экспертов, что «у нас нет нормальных экспертов». А откуда же они возьмутся? Ведь у тех, кого называют экспертами, вполне конкретные задачи: внушать народу, что элита все делает правильно и, самое главное, в интересах народа. А других экспертов на круглые столы не приглашают.

Последняя весна России

То, что вы прочтете здесь, не прогноз и не «предсказание» будущего. Это просто приблизительное описание, для лучшего понимания темы, событий, наиболее вероятных в ходе реализации варианта продолжения либеральных реформ. То же самое можно сказать и о главе «День «Жареного петуха», но только применительно к сценарию «мобилизационного рывка». Это не пророчество! Мы уже говорили, что будущее многовариантно, и все варианты имеют модификации, а они, в свою очередь, зависят от флуктуаций, которых мы не можем предусмотреть.

Итак, в ходе реформ происходит постепенный «сброс» жизненного уровня. Люди приспосабливаются к ухудшившимся условиям, а потом происходит новый небольшой сброс. Эксперты объясняют, что ничего страшного, что мы, де, «копим силы». Спорадически возникают опасения, связанные с вымиранием населения; сокращение его численности дошло до миллиона в год, и как бы оно не ополовинилось. Но и в этом случае звучат успокоительные речи: при таком темпе снижения нужно полсотни лет, чтобы народ уменьшился вдвое, а мы вот-вот станем жить лучше, и все нормализуется.

Но суровая зима 2000/2001 года, наконец, показала, – и мы надеемся, многие поняли это, – что однажды произойдет быстрый и окончательный сброс жизненного уровня.

Система жизнеобеспечения в России требует централизации и дисциплины, а также иного, чем во всех других странах, принципа распределения финансовых и прочих ресурсов. Эта система складывалась веками, а на протяжении последних ста лет приспосабливалась к новой, технической цивилизации. За десять лет ее разрушили. Но, как и продовольствие (земля родит меньше, а есть в морозы надо больше), так и все остальные компоненты жизнеобеспечения в России обходятся дороже, чем в других местах.

Оказалось, что с частных лиц нельзя собрать денег на поддержание энергосистем, на строительство и содержание жилья. Внедрение в нашей стране западных коммунальных стандартов быстро привело к тому, что жилье и тарифы стали невыносимыми для большинства народа. Если платить за жилье и энергию, придется отказаться или от питания и одежды, или от прочих компонентов, «составляющих» жизнь человека: детей, культуры, образования. Если не платить – выгонят на мороз.

С другой стороны, либералы, получив энергосистемы в свои руки, не заботились об их развитии. Теперь уже как о неизбежном событии говорят о техногенной катастрофе, когда начнет массово отказывать выработавшее свой срок оборудование. А к тому же кончится уголь и мазут, и неоткуда будет привезти, несмотря на строгие окрики из Москвы.

Что такое город без электроэнергии? Это отсутствие еды. Ведь горожане, в отличие от селян, получают еду в магазинах, а магазинам нужно электричество, не только для освещения, но и для охраны, и для холодильников. Еду в магазины надо везти на машинах, а их заправляют на бензозаправках, которым тоже нужен ток. Кроме того, перестанут работать лифты, канализация и транспорт. Перестанут вывозить мусор и отходы жизнедеятельности организмов. Если дело происходит летом, начнутся эпидемии и вымирание.

Но значительно будет хуже, если катастрофа произойдет зимой. Это северные олени умеют добывать себе травку из-под снега, а люди ничего не добудут: леса и поля мертвые, в магазинах же товарные запасы, вопреки уверениям реформаторов, вдвое меньше, чем были в 1990 году. Замерзающие голодные люди побегут искать операторов с телекамерами, чтобы пожаловаться, и чтобы помогло государство. Но операторов найти не удастся, потому что местные в таком же положении, как и все жители, да и московские тоже.

Возможно, в первые дни будут попытки перекрыть какой-нибудь «Транссиб», но после нескольких демонстративных расстрелов прямо на рельсах это быстро прекратится. Народ разбежится по окрестностям в поисках еды и дров, что неизбежно вызовет стычки. Магазины разграбят, и это ускорит ход событий. Хуже всего дела пойдут в Московской области.

130

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru