Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Страница 125

Кол-во голосов: 0

Считается, что есть и четвертый вариант, сугубо политический: страны сознательно вводят ограничение рождаемости и постепенно снижают численность населения. Но плодовитость человека определяется популяционными биологическими механизмами, и поэтому до сих пор все попытки государственного стимулирования или ограничения рождаемости оказывались безрезультатными. И вот почему.

Стремительный рост населения Земли происходит из-за плодовитости населения Китая, Индии, Индокитая, Ближнего Востока и Латинской Америки – отнюдь не благополучных по уровню жизни стран. Почему? Ведь экономически рост населения им неблагоприятен. Во многих из этих стран рост населения съедает прирост продукции, и жизненный уровень, исходно низкий, растет медленно или даже снижается.

Внешне создается впечатление, будто нехватка пищи и голод стимулируют рождаемость – как бы против всех биологических законов. Но механизмы, регулирующие рождаемость в популяции, меняются очень медленно. А эти народы идут по путь «прогресса», в основном заимствуя его плоды, причем очень быстро и не в той последовательности, в какой они были открыты. Так, в Европе вакцинация от оспы началась в XVIII веке, и понадобились 200 лет упорных поисков, чтобы победить последовательно дифтерит, скарлатину, туберкулез, корь, полиомиелит, последнюю массовую заразную детскую болезнь. Созданные на основе этих успехов программы всеобщей вакцинации детей удалось осуществить в развивающихся странах всего за несколько лет. Ее реализация сразу же снизила детскую и юношескую смертность в южных популяциях с высокой плотностью населения во много раз. В результате если еще вчера, как и тысячи лет назад, из 6 – 11 детей в семье умирало от 4 до 9, то сегодня большинство живы. Высокая рождаемость, вчера жизненно необходимая в таких популяциях для компенсации высокой детской смертности, вдруг стала избыточной.

Но рождаемость – не смертность, ее не изменишь прививками в одночасье. Она контролируется биологическими механизмами, а это очень сложная популяционная система, поддержанная бытом, традициями, религией. Популяции требуется время, несколько поколений, чтобы привести рождаемость в соответствие с новым уровнем смертности. И в течение этих лет будет происходить демографический взрыв, даже если он невыгоден популяции, обгоняет рост продуктов питания.

Поэтому государственное вмешательство в регуляцию рождаемости, как правило, совершенно некомпетентно. Из того, что каждый человек может (и мог всегда) контролировать свою плодовитость, еще не следует, что и на популяционном уровне все так же просто, и мы можем сознательно регулировать численность отдельных популяций и человечества в целом. Плодовитость популяции определяется механизмами, действующими помимо (а зачастую и вопреки) нашего коллективного сознания. Беда лишь в том, что в наше быстрое на перемены время они срабатывают медленно.

Также и все попытки искусственно стимулировать рождаемость у народов со стабильной или снижающейся численностью не дали результатов. В печати время от времени сообщается, что с помощью экономических мер или программ прямых санкций в той или иной стране удалось повлиять на рождаемость. Но потом оказывается, что это была либо заведомая ложь, либо естественная флуктуация рождаемости, либо кратковременно удалось поймать в ловушку небольшую часть населения.

Численность французов стабилизировалась около 100 лет назад. С тех пор в стране неоднократно проводили кампанию по стимуляции рождаемости. Были и призывы, и запугивание отстать от других народов, и материальные стимулы, и уголовная ответственность за аборты, и запреты на противозачаточные средства – а французов все столько же. В последнее десятилетие в Румынии проводилась предельно жесткая стимуляция рождаемости, и тоже безрезультатно.

Не дали результата и попытки снизить рождаемость у находящихся в состоянии демографического взрыва народов. В Китае крайне жесткая программа искусственного ограничения рождаемости дала (при правильном анализе) пренебрежимо малый результат, который был полностью снят вспышкой размножения в последние годы, последовавшей сразу за прекращением ограничительной кампании.

В Индии подобная по цели программа включала все возможные в наше время методы. Она тоже не дала результата, а когда ее попытались усилить массовой принудительной стерилизацией мужчин, взрыв негодования привел к уходу в отставку И. Ганди. Мы уже говорили, что попытки «навести порядок», как правило, порождают новые большие беспорядки. Это – один из примеров. А кстати, это и пример «научного» уровня творцов таких программ: они даже не понимают, что в популяциях плодовитость женщин не зависит от числа способных к размножению мужчин, – их всегда избыток.

Пенсии для внуков гастарбайтеров

На примере демографической проблемы легко показать ущербность подходов политиков к проблемам, решение которых растягивается во времени. Политики постоянно должны поддерживать нормальные жизненные условия сейчас, пусть за счет существенного ухудшения будущего.

Сегодня в Европе идет сокращение рождаемости среди коренного населения. И вместе с тем продолжительность жизни людей здесь заметно увеличилась, а молодежь стала значительно позже вступать на трудовую стезю из-за длительной учебы для приобретения специальности. А это, в свою очередь приводит к тому, что нации «стареют». Если ныне на пятерых занятых трудом граждан приходится в среднем один пенсионер, то в 2025 году 47% жителей Европы будут пенсионерами. А политики, планирующие бюджеты, прирост валового продукта, налоги и прочее, остаются в представлениях сегодняшних «процентов». Конечно же, они знают о тех прогнозах, что приведены выше. И как же они реагируют? Страшно непоследовательно и даже глупо реагируют.

Рассматривается возможность решения демографической проблемы за счет притока иммигрантов. Но какого количества? Для «политиков» нет проблем. Чтобы сохранить существующие темпы развития, за четверть века их должно быть не меньше 159 миллионов. Но вот в чем парадокс: в Европе сегодня своих безработных около 20 миллионов.

Приезд иммигрантов при сокращении собственного населения чреват тем, что вес коренных наций начнет катастрофически уменьшаться, что вредно скажется на национальной культуре. Так, Франции для решения своих будущих «пенсионерских» проблем должна впускать до 800 тысяч иммигрантов в год. Но в той же Франции принята программа поэтапного сокращения приезда иностранных рабочих, с тем, чтобы через 5 лет иммиграция свелась к нулю.

Германии пророчат потребность в 44 млн. дополнительных иммигрантов в течение 25 лет, однако немцы планируют выдать разрешения на трудоустройство лишь 5 млн. иностранцев. Италия рассчитывает принять не более 320 тысяч приезжих, эксперты называют цифру в 25 млн. И так далее.

Но есть еще одна проблема. Сегодня гастарбайтеры занимают те места, на которые сами европейцы даже не претендуют. Они предпочитают получать пособие по безработице, чем вкалывать на стройках, на прокладке дорог, на всех видах самой черной и низкооплачиваемой работы. Но со временем иммигранты тоже станут пенсионерами. И вполне возможно, что их дети (а уж внуки непременно) тоже не захотят заниматься «черной» работой. Так что решение должно лежать где-то в другом месте. Например, в пересмотре уровня своих потребностей.

125

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru