Пользовательский поиск

Книга О русском воровстве, особом пути и долготерпении. Содержание - Очередной упущенный приоритет

Кол-во голосов: 0

Основоположник теории этногенеза, историк и философ Лев Николаевич Гумилев (в центре) с папой и мамой - великими поэтами Серебряного века Николаем Гумилевым и Анной Ахматовой.

1916 г. Царское Село. Одна русская семья на пороге решительных испытаний.

Николай Гумилев, сын военного врача, исследователь Африки и знаменитый поэт, с началом мировой войны добровольцем ушел на фронт. Рядовым. Был удостоен за храбрость Георгиевского креста, получил чин прапорщика. А в 1921 г. был расстрелян красными. Говорили, что Гумилев не был причастен к планам «контрреволюционеров», говорили, что чекисты сами подстроили этот заговор… Секретарь Ленина писал, что одной ногой питерская интеллигенция стояла на стороне врага, и эту ногу надо было «ожечь». Но вот факт: ЧК арестовала по тому делу «Петроградской боевой организации Таганцева» более 800 чел., а расстреляны тогда были «всего лишь» около 100. Значит, чекисты считали Гумилева опасным. Интеллигент в 10-м колене, дворянин, поэт и фронтовой офицер в одном лице - он не мог встать на колени перед большевиками. Что-то не наблюдается здесь рабского долготерпения.

Сын за отца тогда был очень даже в ответе.

Гумилев (младший) Лев Николаевич вплоть до 1956 г. оказывался по политическим статьям то в тюрьме, то в лагере, то в ссылке. Освобождаясь из очередного заключения, защищал диссертацию, делал научное открытие, потрясал всех предвидениями - и опять отправлялся обратно за решетку.

Но был в его жизни момент абсолютной свободы - когда прямо из очередной ссылки он ушел на фронт, Родину защищать.

Закончил Лев Николаевич войну в Берлине. Коммунисты не смогли сломать жизнь великого ученого, а сам он еще застал крушение коммунизма в России. В передышках между лагерями историк-этнограф создал свою теорию этногенеза. Теория всемирно известная, обогнавшая свое время, и очень русская, лежащая в плоскости русской философии. Ее легко раскритиковать, но опровергнуть не получается.

Анна Ахматова… Эпоха в русской поэзии. Она ждала мужа с одной мировой войны, а сына - с другой. Ждала сына из тюрем, и сама в любой момент могла оказаться за решеткой. Правда, как-то Анна Андреевна встретила на Невском известную советскую писательницу, автора книг о Ленине, и та ей сказала: «Вот ты какая важная особа. О вас было постановление ЦК: не арестовывать, но и не печатать». Стало «легче». Ее исключали из Союза писателей, действительно по 10 лет не печатали, оставляли без всяких средств к существованию.

Когда в 1940 г. каким-то чудом вышел ее сборник, партийный идеолог Жданов разразился: «Как этот Ахматовский „блуд с молитвой во славу божию“ мог явиться на свет? Кто его продвинул? Какова же позиция Главлита? Выясните и внесите предложения».

Книгу изъяли из библиотек.

Ахматову пытались сломать полвека - почти с того самого момента, когда было сделано это фото. Но не сломали. Ее поэма «Реквием», написанная еще до войны, увидела свет только после крушения коммунизма. Это реквием по всем жертвам террора.

Такая вот одна русская семья. Одна русская судьба.

251
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru