Пользовательский поиск

Книга О русском воровстве, особом пути и долготерпении. Содержание - Михайловское. Литография. 1837 г. Скромное обаяние русского дворянства

Кол-во голосов: 0

Немецкая памятная монета 1966 г. К 250-летию со дня смерти Лейбница в ФРГ выпустили монету достоинством 5 марок. Немцам, пожалуй, есть, за что любить и прославлять своего земляка. Нам - нет

Если бы Лейбниц изучал Россию и в чем-то ошибся - это было бы совершеннейшей мелочью. В конце концов, мало ли кто и в чем ошибался? Если бы даже Лейбниц упорствовал в своей ошибке… Ну и что? Известен немецкий профессор XIX века Пфеффенкофферн, который не верил в микробов…[176] И уверяю вас, плевать микробы хотели, верит в них профессор или нет.

Но хуже, хуже, хуже. Лейбниц в числе самых первых стал не изучать, а «научно» придумывать Россию. Идей у него было много, и большой теоретик часто создавал схемы того, как должно быть устроено Мироздание. О России он тоже много чего придумал: дикая страна, которая чужда просвещению, но царь которой просвещения хочет. Россия должна проиграть Северную войну, стать колонией Швеции, и под руководством Петра начать просвещаться. А чтобы ее лучше просвещать, Петр должен создать в России регулярное государство.

Увы, совершенно не желая этого, мы тяжело обидели Лейбница, оскорбили его в его самых замечательных чувствах. Русские не легли в его замечательную схему: выиграли Северную войну, не захотели стать вассалами Швеции и не создали «регулярного государства»…

За что и сделались непостижимым народом, а Россия была объявлена идущей «особым путем»…

Потом это повторялось много раз… Из Европы в Россию приходило много разнообразных идей. Но все эти идущие из Европы идеи мы постепенно переваривали и частью отвергли, а частью превратили в свои собственные. Каждая подобная идея: регулярного государства, просвещения, классицизма, сентиментализма, романтизма, анархизма, коммунизма, либерализма, политической корректности, европейского дома… (нужное подчеркнуть) - это свой особый миф о том, какой Россия непременно «должна быть».

Чем дальше, тем больше становилось оснований рассказывать о непостижимости русских. Ведь мы не соответствовали ни одному из мифов, которые о нас напридумывали. И, как ни парадоксально, ни одному мифу, который придумали мы сами.

При этом всякое несоответствие кабинетных измышлений реальности подтверждало, что «русские непостижимы».

Конечно, здесь сам способ мышления порочен: приложите любую кабинетную выдумку к любой другой стране, и станет совершенно непонятно, как в этой стране вообще можно жить.

Для этого достаточно сказать, что итальянцы обязаны питаться мясом белых медведей - такова уж их историческая судьба. Или что британцы должны сделаться колонией Исландии. При хорошей фантазии придумать можно почти все, что угодно.

Если вы будете настаивать на этой выдумке, как на истине в последней инстанции, придется объявить жителей страны непостижимым племенем чудаков, грядущих неведомым цивилизованному миру японским, итальянским, британским, американским, немецким… (нужное подчеркнуть) - путем.


132
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru