Пользовательский поиск

Книга О русском воровстве, особом пути и долготерпении. Содержание - Почему Деникин умер в бедности?

Кол-во голосов: 0

Проект Храма Христа Спасителя на Воробьевых горах архитектора А. Витберга. Сколько бы ни критиковали любители седой старины Ю. М. Лужкова, но лично мне очень нравится Храм на Остоженке, даже в его «новомосковском» виде. Но этот несостоявшийся проект еще более грандиозен, не так ли?

В 1813 году объявили конкурс. Рассмотрели до 20 проектов, из которых победил проект Александра Витберга.

Витберг предложил соорудить храм между Смоленской и Калужской дорогами, на Воробьевых горах, которые Александр I поэтично назвал «короною Москвы».

Вот несколько доводов, придавших вес предложению построить храм на Воробьевых горах: это и желание Императора соорудить храм за городом, поскольку в Москве «нет достаточно места, потребного для изящного здания», это и ссылки на примеры расположенного за городом собора св. Петра в Риме и удаленного собора св. Павла в Лондоне, это и удачное географическое расположение (расстилающееся у подножия Воробьевых гор Девичье поле позволило бы видеть храм издалека целиком), и последний довод - исторический - Воробьевы горы расположены между путями неприятеля, вошедшего в Москву по Смоленской дороге и отступившего по Калужской.

Храм должен был стать самым высоким в мире - 237 метров от подошвы горы до креста. Лестница шириной более 106 метров, начинающаяся в 149 метрах от набережной Москва-реки, состоит из пяти террас-уступов. Высота наземной части храма 170 метров, диаметр главного купола более 50 метров (для сравнения: высота храма св. Петра в Риме - 141,5 м, колокольни Ивана Великого - 80 м). Площадку перед нижним храмом должны были ограничивать колоннады, каждая длиной до 640 метров. По их сторонам предусматривалось строительство двух триумфальных колонн высотой в 106 метров. Материалом для одной из колонн должны были стать пушки, отбитые у неприятеля на территории России, для другой - за рубежом.

В 1817 году состоялась торжественная закладка храма на Воробьевых горах. Вскоре началось само строительство. И быстро выяснилось два любопытнейших обстоятельства…

Во-первых, мягкие грунты Воробьевых гор нуждаются в изучении, склоны Воробьевых гор изобилуют оврагами и всхолмлениями. Место для громадного здания надо тщательно искать, и фундамент необходимо делать колоссальный. Удивительно, но при Александре I этого не сделали. Подрядчики строили, благополучно «осваивая» средства. Вроде и не их вина, что все строительство вскоре «поплыло»…

При Николае I специальным рескриптом от 4 мая 1826 года был создан «Искусственный Комитет», чтобы выяснить - а возможно ли вообще строение на склонах Воробьевых гор? В Комитет вошли все ведущие архитекторы Российской империи. Выяснилось: строить на склонах вообще невозможно, но наверху есть отличная площадка… Как раз там сейчас и стоит высотное здание МГУ.[117]

Во-вторых, проблемой оказались колоссальные масштабы поставок строительного камня. Подрядчики охотно брались за работу и везли камень, но, как правило, низкого качества. Подрядчики обманывали. Фактически все отпущенные средства оказались разворованы, а строить не из чего. Казне нанесен был ущерб в 300 тысяч рублей - совершенно фантастическая по тем временам сумма в рамках одного строительства.

Сам Витберг считал, что он просто не справился с повседневной текущей работой, а вообще все было хорошо. Николай I считал иначе и сослал Витберга в Вятку (кстати, в Вятке архитектор сблизился с другим ссыльным, неким Александром Герценом).

На какое-то время проект вообще замер. В 1829 году объявили новый конкурс. В итоге Николай I утвердил проект архитектора К. А. Тона. По этому проекту и воздвигли Храм Христа Спасителя. 10 сентября 1839 года в присутствии царствующего императора Николая I и наследника престола, будущего Александра II Николаевича была произведена торжественная закладка нового храма.

С Воробьевых гор доставили закладную доску, а также большой камень.

Что в этой истории кажется просто невероятным, так это масштаб воровства. Все-таки спереть ВСЕ отпущенные средства и только разворотить землю[118] - это своего рода рекорд. Такого даже при Ельцине не делали![119]

Не менее невероятно и то, КАКУЮ стройку разворовали. Все-таки Храм… Особый, столичный Храм, который должен встать над второй столицей, над Первопрестольной… Храм, которому предстояло стать воплощенной памятью о героизме и о жертвах 1812 года. Все-таки даже самый циничный, самый уголовный элемент сто раз подумает перед тем, как сорвать церковную кружку для милостыни или украсть золотой оклад с иконы.

А в целом все типично: где государственные подряды - там всегда и воровство.

И вовсе это не русская особенность. Так было, вспомним, например, и при строительстве Версаля. Странно выглядит, но это факт: обмануть государство для очень многих - вроде бы и не так зазорно,[120] не в такой же степени стыдно, как конкретное частное лицо. Вроде, берешь не чужое, а какое-то ничейное имущество. «Общее - значит и немножко мое».

В России же еще одна закономерность: чем жестче «вертикаль власти» и больше отдано во власть чиновников, тем выше уровень коррупции.

Интересная и важная деталь: даже подряды на строительстве железных дорог при Александре II не приводили к воровству в таких масштабах. Подрядчики обогащались порой сказочно, далеко не все они были кристально честны… Но масштаб все же совсем иной! Причина этого вовсе не в тайнах «загадочной русской души» инев «нордической ментальности Александра». Все просто и вполне прозаично… Дело в том, что во времена Александра, в ходе его знаменитых реформ, появилось то, что называют общественным мнением. Возникла свободная пресса, и при всех своих дурных качествах она все же отражала это мнение. Появилась и оппозиционная пресса, которая всегда очень хотела разузнать что-то плохое о властях и о связанных с властями предпринимателях.

Не все теперь решалось тихо, кулуарно, в «своей» чиновничьей среде. Все больше вопросов широко обсуждалось, вызывало полемику и споры. Провороваться было трудно, если за строительством следили выборные от земств. Ворюга сразу же попадался и на зуб прессе. А огласка… Это же вопрос репутации. Круг тогда был узок. Прослойка тонка. Прополоскали тебя в газетах раз, второй… И глядишь, никто с тобой дела особенно и не имеет.





102
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru