Пользовательский поиск

Книга Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России. Содержание - Вместо эпилога

Кол-во голосов: 0

Наши спецслужбы твердят, что спастись от камикадзе невозможно.Нужно только постоянно озираться в толпе и быть начеку. Но как жить— все время озираясь и боясь?

«С шахидами невозможно бороться!» — говорят нам.

«Возможно», — отвечаю я.

На протяжении года наши спецслужбы твердят о загадочных «базах»и «лагерях подготовки» шахидов.

Почему не найдут их и не уничтожат?

Я, 22-летняя журналистка, после двух проведенных в Чечне месяцевузнала, где проходила подготовка смертников «Норд-Оста». И где, ктои как готовит следующих.

Я знаю, а спецслужбы — нет?

Такого не бывает.

Итак, подготовка смертников «Норд-Оста» проходила в двухчеченских селах: Старые Атаги и Дуба-Юрт.

Сюда привозили со всей Чечни молодых женщин, здесь они жили дотого, как отправиться с охраной в Москву.

В одном из этих сел дожидался часа икс и Мовсар Бараев.

В этих селах, в обычных сельских домах, на протяжении какминимум месяца жили и готовились люди-смертники.

Об этом знал едва ли не каждый джамаатчик и более-менеевменяемый боевик. Допросите его — и узнаете не только о том, гдеготовились смертники вчера, но и о том, где они готовятсяназавтра!

Одно из спецподразделений МВД нагрянуло туда СРАЗУ, как толькослучился захват заложников. И в этих домах — в Старых Атагах иДуба-Юрте — нашли целый склад ваххабитской литературы, ученическихтетрадок смертников, флагов шахидов, привезенных специально дляподготовки из арабских стран, кучу кассет с песнями того самогоМуцараева, пропагандирующего джихад и шахидство.

Никто и не прятался. Никто ничего даже не уничтожил.

Откуда я располагаю такой информацией? Боюсь, что мне придетсядолго и нудно объясняться с ФСБ. Нет-нет, даже не на предмет того,откуда я это знаю, а чтобы, раз уж знаю, не трепала об этомязыком.

Примерно такой диалог состоялся у меня в марте этого года, когдая была задержана УФСБ по Наурскому району Чечни. Мою машинуостановили на посту ГИБДД, потом, как личность непонятную,направлявшуюся в одно из сел Наурского района, отвезли в управлениеФСБ.

В тот день я ехала по адресу одной из шахидок «Норд-Оста». Узнавоб этом, начальник районного УФСБ впал в ярость. У меня выпотрошилисумку, порвав даже дно, переслушали все мои кассеты, перечитали вседо единой записные книжки.

— Ты откуда это взяла? Ты общалась с боевиками?

— Да, общалась. Я журналист и работаю с разнымиисточниками. С вами работать невозможно — вы же все скрываете, выарестовываете меня только потому, что я работаю по «Норд-Осту».Почему? Чего боятся спецслужбы? Что кто-то узнает правду?

Молчание. Читают записи. Находят схемы — организация теракта«Норд-Ост» с самого низа и до самого верха. Низ — это те самыеСтарые Атаги и Дуба-Юрт.

— Откуда ты это знаешь? Кто тебе это дал?

Значит, все правда. И низ, и верх.

— А что, там что-то не так?

Молчит. Ухмыляется.

— С кем ты общалась здесь, в Чечне?

— Со многими людьми.

— Почему ты лезешь в «Норд-Ост»? Ты хоть знаешь, КУДА тылезешь?

Разговор был долгим и закончился лишь благодаря вмешательствуважных людей. Меня отпустили, предупредив, что следующий мой приездв Чечню может стать последним.

Я не буду сейчас говорить о том, что ФСБ проявляет себя весьмастранно в таком сложном деле, как «Норд-Ост» и вербовка смертниц.Не буду говорить о том, что меня должны были допросить, узнать,откуда и что конкретно я знаю, но не угрожать и рекомендовать «несоваться».

Но важно другое.

Напоследок, собирая дрожащими руками блокноты и кассеты, яспросила начальника УФСБ по Наурскому району Сергея Ушакова:

— Почему меня, журналиста, который хочет узнать правду обэтих женщинах, вы арестовываете и угрожаете, а люди, которыезанимаются вербовкой и организацией терактов, на свободе? Почему язнаю, кто они, а вы — нет?

Он усмехнулся.

— Мы знаем всех их лучше тебя. Всех поименно. Ты знаешьлишь десятую часть.

— Но почему вы их не арестуете, почему не раздавите? Вычто, не знаете, что правозащитные организации, базирующиеся вИнгушетии, отправляли людей на «Норд-Ост»? И сейчас готовятновых?

— Знаем не хуже тебя, — выдавил он.

— Так почему же? Почему? — В этот момент я самой себенапоминала Незнайку на Луне. — Меня арестовываете за то, что язнаю. А тех, кто готовит и вывозит людей, не трогаете? Почему?!

Он долго смотрел на меня исподлобья. Сжал кулаки.

— Потому что у нас нет такой команды.

Все. Больше не надо ничего объяснять. Все всё знают. Но сверхуне давали команды. На уничтожение. На прекращение всего.

Но я все равно скажу то, что озвучила уже в УФСБ по Наурскомурайону:

— В селах Старые Атаги и Дуба-Юрт действовали базы поподготовке смертников с конца лета по середину октября 2002года.

— Сегодня особое внимание нужно обратить на горные селаВеденского, Шатойского, Ножай-Юртовского районов. Это самые опасныесейчас места, где может идти подготовка женщин-смертниц.

— Один из крупных кураторов этой подготовки проживал донедавнего времени неподалеку от города Бамута. Бамут, прилегающийАчхой-Мартановский район и Ингушетия сегодня — одни из самых мощныхцентров подготовки шахидок.

— Ахметский район Грузии и Панкисское ущелье-«тревожные»места, где боевики чувствуют себя в безопасности и в тактребующейся изоляции могут готовить смертниц.

— Баку, Азербайджан — центр всего. Ваххабизма, идейнойподготовки чеченских смертниц, финансирования терактов из-зарубежа.

Это я знаю из своих оперативных источников. От людей, с которымиобщалась в течение всего года — самых разных людей, и с той, и сэтой стороны.

Знаю и то, что лидеры бандформирований получили крупный заказ наподготовку женщин-шахидок, который очень хорошо финансируется и нетребует никаких затрат от боевиков. И это при том, что реакция СМИи Запада на подрывы женщин — максимальная.

Самый пик подрывов «живых бомб» планируется на конец 2003 года —накануне президентских выборов. «Невесты Аллаха» будут взрыватьнашу надежду на будущее.

И нас всех может ожидать то, чего мы никогда еще не видели.

Именно поэтому подбор «живых бомб» сейчас активно идет по всейЧечне.

На кого обращают внимание в первую очередь?

На молодых женщин из семей, где разорваны семейные или клановыеузы или нет отца. На молодых женщин — сестер, вдов боевиков, наженщин из очень религиозных или ваххабитских семей. На тех, у когов последнее время произошла трагедия в семье. Кто тяжело переживаетгибель близких. У кого отчаяние и тоска достигли критическойотметки.

На тех в первую очередь, ЗА КОГО НЕКОМУ ПОСТОЯТЬ.

Для того, чтобы такую женщину не превратили в живую бомбу, нужноопередить боевиков.

И предложить ей надежду — вместо смерти, которую предложатони.

Дать работу, гарантию того, что никто больше из ее близких непогибнет ни под ночным обстрелом самолетов, ни в яме, горя заживо.Дать гарантию того, что ее дети пойдут завтра в школу, а не будутуведены без суда и следствия, а потом обнаружены выпотрошенными изашитыми на свалке.

Нужно дать ей надежду.

И она не пойдет за теми, кто говорит, что ничего уже небудет.

Не пойдет, как пошли 36 молодых женщин, поверивших, что для нихвсе кончено. Именно о таком количестве женщин-смертниц,направленных Шамилем Басаевым в российские города для совершениятерактов, сообщило МВД Чечни еще в начале мая этого года.

Ориентировка на смертниц и сопровождающих их мужчин пришла вМоскву в конце апреля. Счет погибшим женщинам и их жертвам ужеоткрыт:

— 14 мая, Илисхан-Юрт, религиозный праздник — погибло 26,ранено 150 человек.

— 5 июня, Моздок, автобус — погибло 19, ранено 11человек,

— 5 июля, Москва, рок-фестиваль в Тушино — 16 убито, 38ранено.

— 10 июля, Москва, Тверская-Ямская — смертница так и несмогла взорваться, практически сдавшись милиции.

260 женщин, мужчин, детей — жертвы шахидок.

Из 36 взорвались 7, значит, 29 еще живы.

Значит, еще можно предотвратить 29 взрывов. Спасти сотни, а то итысячи жизней.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru