Пользовательский поиск

Книга Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России. Содержание - Глава 5 Как женщина превращается в куклу

Кол-во голосов: 0

Юлия Юзик

НЕВЕСТЫ АЛЛАХА

Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России

О них не плакали ни небо, ни земля.

Коран, сура 44, Дым
Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок,
взорвавшихся в России - i_001.png

От автора

Рок-фестиваль в Тушино. Москва.

Девочка с зажатым в ладони мобильным телефоном лежит на горячемиюльском асфальте. Руки вдоль тела. Хотя тела — почти нет. Лишьраны, сожженная кожа, кровь да пузыри от ожогов. Ей лет 20, небольше. Открытое девичье лицо, огромные голубые глаза, полуоткрытыйрот.

Сотрудник милиции аккуратно снимает с ее руки часы, потом —золотые украшения и складывает все в пакетик.

Чуть поодаль — другая девушка. Перед смертью, вспоминаюточевидцы, она присела на корточки и, зажмурив глаза, вскрикнула«Ой!». А потом — хлопок, словно петарду взорвали.

Из-за нее — темноволосой — погибла та, с мобильником в руке ишироко открытыми глазами. В них — этот мир, каким она его любила ивидела в последний раз.

ФСБ включает сотовую связь спустя какое-то время после взрыва, ив руке первой начинает трезвонить телефон. Настойчиво,требовательно, неугомонно.

В руках у темноволосой тоже зажата телефонная трубка. Но онамолчит. Вокруг трупов — толпа зевак.

Им обеим лет по 20. Но одна видела смерть, а другая — рай. Однууже ищут родные, узнав из экстренных выпусков новостей о взрыве;другую не ищет никто.

…Через несколько дней убитая горем мать причитает у морга,приехав забрать тело дочери.

— За что убили мою девочку? Она такая хорошая была, добрая,музыку любила… На концерт пошла — музыку послушать… А встретиласмерть. Я хочу похоронить свою девочку в свадебном платье, она уменя такая красивая, еще замуж не успела выйти. Кто мне объяснит,почему я не могу так сделать?

Возле матери появляется медсестра:

— Нельзя, понимаете? Она… не в том виде, чтобы на нееодевать платье… понимаете? Извините…

Шепотом говорят о том, что тела будут выдавать только в закрытыхгробах: холодильников на всех не хватило, из-за «перегрузки» моргатела погибших лежали в пластиковых пакетах на полу. Из-за июльскойжары сильно испортились.

Их выносят в забитых наглухо гробах.

— Я хочу похоронить свою доченьку в свадебном платье, яхочу, чтобы она к Господу красивой пошла, невестой… Она ведь дажезамуж не успела выйти… Может, там…

Мужчина, выходящий из морга, вполголоса:

— Этих… террористок… вообще в холодильник не положили… Воньот них такая… И забирать некому.

Вот так. Шахидка и ее жертва. Чеченка и русская. Их жизньпрервалась в одну и ту же секунду. Они были ровесницами. Прожилиразную жизнь. Но смерть стерла все различия. Все, кроме одного:русскую похоронит мать, а у чеченской даже не будет могилы.

Из сегодняшних газет

Тушино, 5 июля 2003 года. В этот день в Москву пришли «живыебомбы». Москвичам предстоит научиться жить в городе, напоминающемИерусалим, а властям — бороться с новой разновидностьютерроризма.

Смертницы прибывают в Москву, вооруженные самым страшным оружием— верой в то, что им, как шахидам, уготован путь в рай. Выбортакого орудия убийства не случаен: те, кто посылает женщин,опоясанных взрывчаткой, на смерть, делают ставку не только надемонстрацию решимости «борцов за свободу», но и на вызываемые ихдействиями панику и подавляющее психику чувство незащищенности.Москва, как и любой крупный мегаполис, беззащитна перед такими«живыми бомбами».

Журнал «Итоги», 15 июля 2003 г.

Чрезвычайное положение в Москве введено не будет, несмотря насохраняющуюся высокую вероятность продолжения акций террора. Обэтом заявил вчера мэр столицы Юрий Лужков. То, что теракт в Тушиноне был единичным эпизодом в развязанной боевиками диверсионнойвойне, стало ясно после событий вчерашней ночи в самом центреМосквы. Здесь удалось предотвратить новый теракт.

Смертницу — 23-летнюю уроженку села Бамут Зарему Мужихоеву —вовремя вычислили и схватили.

Га зета «Газета», № 123 от 11 июля2003 г.

Потребовалось почти полвека, чтобы экстремистские палестинскиеорганизации пришли использовать в борьбе с Израилемтеррористов-самоубийц. Чеченские сепаратисты сдали этот экзаменэкстерном — весь путь они прошли всего за четыре года. Мало того,чеченские организаторы террора пошли дальше. В отличие отближневосточных коллег, которые превращают в самоубийц юношей, ониначали поточное производство смертниц.

Еженедельный «Журнал»,
№ 27, 14–20 июля 2003 г.

Активность чеченских боевиков подавляли сначала бомбами, потомпехотой и артиллерией, а затем массовыми зачистками. Но воевать смужчинами было легче, чем с женщинами.

«КоммерсантЪ — Власть», 14–20 июля2003 г.

«Свадьба» — кодовое слово для обозначения второго этапаоперации. Имелись в виду женщины-бомбы. Их еще называют «невестыАллаха». Вот потому и «свадьба».

«Комсомольская правда», 13 июля2003 г.
Из дневников после окончания книги

У меня спрашивали: «Что ты хочешь написать о них? Оправдать?Смерть убитых ими детей, подростков, женщин, стариков оправдать? Тыхочешь вызвать к ним жалость? Ты вообще понимаешь, что происходит?Они убивают НАШИХ детей! Им нет прощения!».

Или: «Как бы я хотела, чтобы они горели в аду синим пламенем!Мой мальчик просто стоял в очереди за билетами, он просто пришел наконцерт, он ничего плохого им не сделал, он у меня учился, житьхотел, любить хотел. Как я их ненавижу!».

Это о последнем теракте на рок-фестивале в Тушино. Москвасодрогнулась от двух взорвавшихся девочек-чеченок. Осколки от ихпоясов — проволока, гвозди, порох — пронзили сердца всех, кто живетв России.

Не потому, что было жаль погибших, — потому что всеиспугались, что в следующий раз женщина-смерть окажется рядом сними.

Редактор одного издательства: «Что ты хочешь о них написать?Журналистское расследование о том, где они родились, жили и какстали «живыми бомбами»? Да ты посмотри, газеты об этом уженаписали. Вот вчера: «Террористку похитили из дома за пол года дотеракта… Ага… вот… она любила плюшевых медведей и во всем слушаласьпапу и маму… Брат — ваххабит». Ну и что? Разве это проливаеткакой-нибудь свет на то, что происходит? Писать о них надо будет,когда все уже закончится. Вот тогда и опубликуем. Подведем итоги,проанализируем, что же это было такое».

Но я не хочу писать, когда все уже закончится. Я не хочу считатьтрупы и подводить печальные итоги «нового явления в российскойистории».

Хотя, наверное, так было бы легче. Посчитать, проанализировать исказать, что мы все с вами были свидетелями историческихпотрясений.

Нет, я хочу написать о «новом явлении российской истории»сегодня. Сейчас. И ни днем позже.

Потому что я не хочу считать теракты, я хочу их предотвратить.«Осведомлен — значит, предупрежден».

Я год ездила по Чечне, собирая по крупицам правду об этихженщинах. Женщинах, взорвавших себя ради… Идеи? Мужчины? Или из-затого, что не было выбора?

Правда — она всегда есть. Ее только нужно найти. Она где-томежду пропагандой — той, чеченской, и нашей, спецслужбовской.

И что? Книга уже закончена, запятые и ударения проставлены, нотолько поднимаю голову и начинаю слушать то, что говорятвокруг, — теряюсь.

Ложь, ложь и еще раз ложь.

И мы все живем во лжи. Мы верим в то, что нам говорят с экрановтелевизоров. А что там слышно? О международном терроризме, оботряде «черных вдов» Шамиля Басаева, о новых готовящихся терактах вРоссии; о том, что противостоять «живой бомбе» невозможно. Одинжурнал даже предложил ввести в школах предмет «Выживание в большомгороде»: о том, как следует вести себя при катастрофах итерактах.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru