Пользовательский поиск

Книга Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России. Содержание - Глава 4 Они пришли в Москву

Кол-во голосов: 0

Единственное, что я хочу добавить: «Песня о Хаве» стала гимномбудущих шахидок. Именно на ней — на этой незатейливой песенке —растет и воспитывается новое поколение чеченских девочек, обиженныхвойной.

20 августа 2002 г.

Записываю в блокнот истории этих девочек и думаю о мужчинах. Ороковом красавце Арби, перерезавшем глотки солдатам и рыдавшемвместе с покинутой женихом сестренкой. Вот уж поистине бог и дьяволв одном лице.

Как легко запутаться, когда тебе 16–17 лет. И кто бы знал, чтоза первым в истории России терактом, совершеннымженщиной-камикадзе, стоит несчастная любовь, наркотики ипредательство мужчины.

История пишется другими чернилами. Здесь не место слезам илюдским трагедиям.

Хава взорвалась, отец умер на ее могиле. Мать Луизы прозябает внищете, торгуя на рынке в Ингушетии. Маленькая женщина, Бог егознает чем разгневавшая судьбу и потому потерявшая любимую младшуюдочь.

— Это мое горе, мой позор. Что не уберегла, не удержала.Кому оно нужно, мое горе? Мою девочку убили — свои же, но чужимируками. Мое горе никому не нужно. Куда мне идти с ним?

Никуда. И некуда. Ее дочь после смерти назвали «защитницейсвоего народа», шахидкой, мученицей — только кому от этоголегче?

И кто опять-таки скажет: ради чего она разорвала себя на клочки?И ради кого?

Информация к размышлению

История с Хавой не так проста, как кажется на первый взгляд.Вернувшись из Чечни, я побывала в ФСБ. На Лубянке как-то оченьохотно рассказывали о том, что «в горах Чечни существуют базы дляподготовки женщин-камикадзе». И «трофейную» видеопленку спредсмертной записью Хавы Бараевой дали, и об инструкторах-арабахповедали. Международный терроризм, мол, наглеет, теперь женщин учатвзрываться и убивать.

Пришла домой, пересмотрела запись. Осталось какое-то неприятноепослевкусие. Вспомнила о том, как в МВД Чечни, равно как и всепаратистских кругах, говорили о том, что Арби Бараев работал нароссийские спецслужбы.

На телеканале ТВС об этом же самом сказал ведущий аналитическойпрограммы «Бесплатный сыр» Шендерович: «В отличие от Масхадова,которого во время последней антитеррористической операции ловили ссобаками все наши спецслужбы, дядя нынешнего московского гостя(Мовсара Бараева, якобы возглавлявшего захват «Норд-Оста». —Авт.), знаменитый убийца и работорговец Арби Бараев все это времясвободно передвигался по республике с документами офицерароссийского МВД… А один чеченский журналист пошел по следу. Какрассказала газета «Московские новости», этот журналист умудрилсяпереписать номер федерального документа, дававшего Бараеву надежнуюкрышу. Только проблемы со спецслужбами после этого возникли не уБараева, а у журналиста».

На следующий день одного из акционеров канала Анатолия Чубайсавызвали в Кремль и пригрозили закрыть программу.

Вопросы без ответа: почему именно Бараев организовал первый вРоссии теракт с использованием женщины-смертницы? Кто в Россиихотел перевести чеченскую войну на «палестинский сценарий»? Кто«заказал» Арби Бараеву начало истории «женщин-шахидок» вРоссии?

«Позор, который можно смыть только кровью» — АйзаГазуева

29 ноября 2001 года Айза взлетела на воздух в родномУрус-Мартане, метрах в ста от родительского дома.

— Я приехал домой вечером, отработав смену на стройке.Только зашел, разулся, как в дверь стучат.

«Твоя дочь взорвалась возле комендатуры!» Я ничего не понял.«Что вы несете?» — говорю. А мне отвечают: «Пойдем наопознание».

Мы с женой, перепуганные до смерти, подходим к комендатуре.Военные подзывают нас к какой-то кучке, мы приближаемся, а там… Онидаже не накрыли ничем… — старый Ваха Газуеввсхлипывает. — От дочки моей только голова и осталась. Волосырастрепанные, словно ветром их раскидало. Жена сразу в обморокупала. Ее в чувство приводили, а я пока доченьку в сумку складывал.Кроме головы осталось плечико и пальчик с ноготком. Я все сложил впакет. Килограммов пять-шесть от Айзы осталось, не больше. И пошлимы с матерью домой… Я плачу, жена плачет, а Айза уже не плачет.Только голова и пальчик с ноготком от нее и остались…

29 ноября Айза Газуева обвязалась взрывчаткой и пошла к военнойкомендатуре. Прохаживаясь вокруг да около в длинной просторнойодежде, она дожидалась приезда коменданта Гейдара Гаджиева. Кактолько он подъехал, Айза ринулась ему навстречу.

Гаджиев был с охраной, ему казалось, что нечего бояться молодойженщины — под окнами комендатуры они стояли дни напролет, требуявернуть забранных мужей или сыновей.

— Одну минутку, — крикнула Айза, отталкиваяохранников.

И — взрыв. Мощный хлопок, дым, крики, кровь. Айзу разорвало накуски, один охранник погиб на месте, тяжело раненного Гаджиевасрочно повезли в госпиталь. Спасти его так и не удалось. Онскончался от ран в ростовском госпитале спустя двое суток.

Молодая чеченка сделала свое дело — она забрала с собой на тотсвет заклятого врага, человека, ради которого она жила этипоследние четыре месяца.

Но что же такого сделал Гаджиев этой красивой девушке, что онане пожалела ради его смерти и собственную жизнь?

Четыре месяца назад военный комендант Урус-Мартановского района,проводивший жестокие зачистки села в поисках вооруженныхваххабитов, забрал из дома Айзиного мужа.

Они успели прожить вместе всего 7–8 месяцев. Молодые, безумновлюбленные друг в друга, они не могли прожить поодиночке и дня.

И вот зачистка. Забирают Алихана, мужа Айзы. Потом сами жевоенные нехотя признают: да, забрали по ошибке. К ваххабитам Алиханне имел никакого отношения.

Где не бывает ошибок? Разобрались да отпустили.

Но в тот раз все сложилось иначе.

Гаджиев, человек жесткий и решительный, действительно навел вУрус-Мартане порядок. Не щадил никого. Ваххабитское логово, котороеславилось на всю Чечню, было почти раздавлено.

Но, как часто это бывает, наводя порядок, немудрено и дать маху.Гаджиев косил почти без разбора.

Вот и в тот раз, поняв, что парень не тот, кого они ищут, все жене стал его отпускать.

Война — здесь царит жестокость и беззаконие власти.

Алихана стали жестоко избивать. Искалечили так, что места живогоне осталось. Но парень все еще жил.

То, что случилось потом, рассказали мне позже в МВД республики«под большим секретом». Разошедшийся Гаджиев приказал вызвать вкомендатуру молодую жену.

Айзу привели. Увидев посиневшего мужа, она стала рыдать иумолять его отпустить.

Но Гаджиев… вспорол Алихану живот и, схватив Айзу за волосы,макнул ее в распоротые кишки.

…Он умер на ее глазах. Мучительно кряхтя и стоная. А она,20-летняя Айза, умытая кровью мужа, так и не смогла ничегосделать.

Несколько месяцев потрясенная девочка пыталась как-то пережитьпроизошедшее. У нее ничего не получилось. А тут еще — недавняягибель брата.

— Незадолго до того, как ее мужа убили, убили и моего сына— Айзиного брата. Он у нас с первой войны инвалидом был. На минеподорвался. Ему пришлось ноги отрезать, только чтобы онвыжил, — гангрена началась. Так долго он дома сидел, нескольколет, ноги залечивал. Потом встал на костыли и стал у нас проситьсяпогулять по селу. Весна как раз была, все так красиво было, деревьяцвели. Мы его отпустили. Он успел дойти до автостанции… Там военныесидели… Они смеяться над ним стали: «Мало тебе ноги оторвали, кудаты еще прыгаешь?». И… Застрелили они его. В шутку.

Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок,
взорвавшихся в России - i_003.jpg
Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок,
взорвавшихся в России - i_004.jpg
Через четыре месяца, став вдовой, Айза взорвет себя возлевоенной комендатуры

Старый Ваха говорит тяжело, все время сбивается на чеченский испрашивает моего спутника: «Она не сделает нам ничего плохого?Зачем ей наше горе? Что она напишет?».

Тот успокаивает старика, говоря, что я пришла с миром.

— Ваха, Айза сильно изменилась после смерти мужа ибрата?

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru