Пользовательский поиск

Книга Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России. Содержание - Глава 3 «Абдуллах Шамиль» и его шахиды

Кол-во голосов: 0

— Очень сильно. Она стала вся какая-то темная, молчаливая.Но я с ней никогда ничего не обсуждал, у нас не принято, чтобы отецс дочерью говорили. У матери лучше спросите.

Мать живет в Ингушетии, в лагере беженцев. Там чеченцы могутзаработать хоть какую-то копейку на хлеб.

Еду туда, но не застаю ее на месте. Вместо нее — сестра Айзы,длинноногая красивая девочка, не говорящая на русском, и теткаЯхита.

Изо всех углов выглядывает нищета. Девочка в дырявых носках. Изеды — только мука и вода, из которых собираются печь лепешки.

— Ох, вы знаете, как жалко девочку! — вздыхаетона. — Ее горе кто-то использовал, кто-то обвязал еевзрывчаткой, кто-то надоумил. Как Алихана — мужа ее — убили, такона стала чернее ночи. Часто куда-то уходила, молчала все больше,все чаще стала говорить об Аллахе и рае. Молчит-молчит, а потомвдруг спросит: Яхита, как ты думаешь, Алихан в рай попал? Мывздохнем и говорим: конечно, в рай, девочка, он же ни в чем передАллахом не был виноват, и мучения такие принял перед смертью. Онапослушает, вроде успокоится, и опять о чем-то думает.

…Когда она разорвалась, мы сразу узнали имя человека, который еенадоумил на такое. Он, оказывается, появился сразу после смертиАлихана, стал ее уговаривать отомстить за мужа. Книжки ей давалчитать религиозные, водил ее куда-то, где, видать, такие женесчастные собираются.

Как коршун он на нее набросился, когда все прослышали о том, КАКАлихана убили. Понял, видать, что такая пойдет теперь на все.

Она так мужа своего любила, если бы вы знали как. Они друг отдружки оторваться не могли. Молодые, красивые. И так всеразбить…

Когда Гаджиев умер, этот человек получил 200 тысяч долларов.

Семья Айзы не получила и гроша — только оторванную голову.

….Но в тот момент, когда Айза пробивалась к коменданту Гаджиеву,она не думала ни о своей семье, ни о деньгах, которые она могла быполучить от людей, надоумивших ее на этот шаг.

Перед ее глазами стоял умирающий Алихан; то, как ее схватили заволосы и макнули головой в его горячую кровь.

Позор, который можно смыть только кровью врага. Горе, котороенельзя забыть. Любимый, к которому нужно спешить.

Вот что стояло за тем днем, когда прогремел очередной взрыв вЧечне и очередная женщина-камикадзе взлетела на воздух.

Из дневников

2 июня 2002 г.

Айза — кремень, от которого вспыхнуло пламя. Она мстила заубитого мужа, за растоптанную любовь, за разбитую жизнь — и мстиласвоему обидчику.

Меня восхитил ее поступок. Так же, как восхитил всю Чечню, гдеона стала настоящей героиней.

Да, она могла бы просто попытаться пережить свою боль и начатьвсе с нуля. Могла бы во второй раз попытаться выйти замуж — в жизнивсегда ведь можно устроиться, перевернув лист и забыв прошлое.

Могла бы, наконец, вскрыть себе вены и тихонечко умереть. Но онавыбрала другой путь. Кровь за кровь. Не дрогнув, она соединилаклеммы под складками платья, зная, что через секунду превратится вгруду сожженного мяса.

Но другие… Они и был и другими. Молоденькие девочки гибли ни зачто.

За пустую идею. За невидимого Аллаха. В их юные головы забиваливсякую религиозную дребедень, их учили ненавидеть врага. А бывало итак, что ей, камикадзе, не оставалось другого выхода, кроме как,обвязанной взрывчаткой, с ужасом ждать, когда ЗА ТЕБЯ приведут вдействие взрывной механизм.

И знаете, кто это делал?

Их возлюбленные.

По подобному сценарию развивался теракт в ОВДСтаропромысловского района. Совершить его должна была 16-летняяЗарема Инаркаева.

«Я любила его, а он послал меня на смерть» — ЗаремаИнаркаева
(Интервью с чудом выжившей девушкой-камикадзе)

Вечер, около 15.00. Автомобиль с двумя мужчинами и молоденькойдевушкой кружит неподалеку от здания районной милиции.

— Черт возьми, до сих пор его нет на месте.

Спустя еще час.

— Вот, подъехал, наконец!

Молодой мужчина поворачивается к девушке.

— Ты как?

— Мне страшно.

— Успокойся. Ну, давай, ты же смелая, я знаю, что тысможешь, давай!

Он открывает дверцу, дает девушке тяжелую сумку, другой в этовремя достает видеокамеру.

— Смотри сумку держи только на плече, поняла? Я буду затобой смотреть — смотри только не сними ее с плеча!

— Шамиль… Шамиль… — девушка готова вот-вотрасплакаться. Глаза ее какие-то странные.

— Все. Прекрати. Иди.

И девушка послушно идет к зданию РОВД. Заходит в подъезд.Поднимается по лестнице. Ищет кабинет Заурбека Амранова. Наконец,когда ее перестало быть видно с улицы, быстренько стаскивает сумкус плеча и ставит ее рядом с собой. Останавливается. Не знает, чтоделать. Вернуться обратно — убьют, и она это знает. Сдаться —неизвестно, кто убьет — те или эти. Взорваться самой? Но…

В коридоре РОВД раздается оглушительный хлопок. Дым, женскийкрик.

— Дело сделано, — говорит мужчина в автомобиле, толькочто дистанционным управлением приведя в действие взрывчатку,лежащую в сумке девушки.

Он довольно смеется, выключает камеру. В этот момент он еще незнает, что девушка выжила, потому что сняла сумку с плеча. Не знаетон еще и о том, что жив его враг, которого он собирался убить«живой бомбой», — девушка так и не зашла в его кабинет.

Взрывное устройство мощностью 17 килограммов тротила несработало на полную мощь. Рвануло бы на полную катушку — разнеслобы здание РОВД в клочья.

Рвануло бы на полную катушку — от девочки не осталось бы иклочочка. Никто бы ничего так и не узнал.

Но она — 16-летняя Зарема — осталась жива. Бедро прооперировали,достали кучу осколков, но это что, главное — выжила. И сталарассказывать.

Когда я нашла ее и уговорила устроить с ней встречу, минуло ужечетыре месяца с того самого дня, когда она должна былавзорваться.

— Все началось задолго до этого. Шамиль Гарибеков за мнойухаживал. Улыбался, говорил, какая я красивая. А потом — это вдекабре было — я как-то иду по улице, останавливается его машина,оттуда парни выскакивают и заталкивают меня в машину. Я иопомниться не успела. Что я тогда подумала? Ну как что. Подумала:ну все, похитили, теперь женой буду. У нас ведь такое часто бывает,у нас такие обычаи.

Невесты Аллаха; Лица и судьбы всех женщин-шахидок,
взорвавшихся в России - i_005.jpg
Скрываясь от бывшего возлюбленного, Зарема несколькомесяцев жила в УВД Грозного

Но я все равно плакать стала, потому что все было как-тонеожиданно.

Потом меня привезли в какую-то квартиру, а там еще три девочкижили. Вот это меня и напугало. Девочки были со мной милыми, но всеравно выглядели очень несчастными. Их так звали: Ася, Асет иЭльвира.

Я стала говорить Шамилю, что не хочу замуж, что маму надопредупредить, что вещей у меня никаких нет. Потом меня покормили, ия уснула. Мне так кажется, что они что-то в еду добавили, потомучто у меня в голове все закружилось, руки-ноги стали тяжелыми и яуснула, хотя спать до этого не хотела.

Просыпаюсь — моя одежда уже здесь. Они ко мне домой съездили,сказали, что я замуж вышла, и мама им все отдала.

Я говорю: а когда к маме можно будет? А Шамиль мне отвечает:никогда, забудь про маму, ты теперь с нами будешь. Я плакаласидела, меня девочки успокаивали.

А потом вечером ко мне пришел Шамиль. И я с ним спала. Ну, какжена. Когда я плакала, его люди на меня кричали. А потом все чащестали что-то в еду добавлять, какие-то таблетки мне давать, откоторых так спокойно становилось. Даже как-то все равно. Я поняла,что мне оттуда не выбраться уже. Девочки, хоть и несчастные были,меня не выпускали, охраняли меня. Кто-то из парней все время почтидома был. Потом я стала еду готовить, стирать для всех мужчин, чтов этой квартире жили, — а их было четыре человека.

Сначала обстирывала, потом стала спать с ними со всеми. Они такговорят: он мой брат, и сегодня я дарю тебя ему. Меня, думаешь,кто-то спрашивал, уговаривал? Зашел, дал по лицу, на кровать бросил— и все.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru