Пользовательский поиск

Книга Клон Ельцина, или Как разводят народы. Содержание - Кто это был?

Кол-во голосов: 0

— Да не мучайся, прихвати, а проваришь сверху.

Сварщик снял маску и посмотрел на него.

— Если тебе надо кое-как, то пригласи другого сварщика, а я кое-как варить не умею.

— Да я же хотел помочь.

— Не надо мне помогать, я тебе тут «соплей» навешаю, а ты эти швы будешь всем показывать и говорить, что это я варил.

Деньгами стимулируется не интеллектуальная составляющая работы, а ее интенсивность. А уже интенсивность заставляет работника шевелить мозгами и придумывать, как рационализировать свой труд. Но опять-таки, это касается умного работника, а дурак в лучшем случае увеличит объем все той же халтуры, а скорее всего и этого не будет делать — предпочтет малые деньги и привычную халтуру, бесконечно гундося, что его недооценивают, что если бы ему платили больше, то он бы и делал лучше, и т. д.

Для тупого бездельника лучшим стимулом является толстая сучковатая дубина — только она заставляет его, по меньшей мере, не халтурить. А не имея возможности паразитировать, тупой бездельник вынужден делать работу по-настоящему (если он, конечно, не конченый мерзавец), сначала медленно и плохо, но потом, глядишь, станет терпимым работником.

Ведь в истории нашей страны все это было. К 1937 г. нарком внутренних дел Г. Ягода укомплектовал НКВД подонками: и явными предателями, и теми, кто подменил свою работу халтурой. Сменивший его Н. Ежов пошел у халтурщиков на поводу и при чистке страны от «пятой колонны», чтобы отличиться, закрыл глаза на то, что следователи НКВД завели сотни тысяч халтурных дел на людей, большей частью совершенно невиновных. (Скажем, в тюрьму были посажены генералы А. Горбатов и К. Рокоссовский.) Положение было таким же, как и сегодня. И что — чтобы выправить положение, правительство СССР сделало работников НКВД миллионерами? Как бы не так!

НКВД к 1940 г. был единственной спецслужбой страны и занимался всем — от разведки и контрразведки до пожарной охраны и регулирования уличного движения. В том году нарком НКВД (должность маршала) имел зарплату 3500 рублей в месяц, «генералы» НКВД на Лубянке — от 2600 до 3200, начальники УНКВД в областях и республиках — от 1900 до 2800, начальники горотделов — от 1300 до 2000, опера и следователи — от 800 до 1200. Средняя зарплата по СССР составляла 339 рублей в месяц, рабочие нужных профессий (шахтеры, сталевары и т. д.) получали в месяц от 1000 до 3000 рублей, стахановцы — до 10 000 руб.

Военнопленные поляки, работавшие на металлургических предприятиях Кривого Рога, зарабатывали до 1300 рублей в месяц, а вахтеры НКВД, караулившие в лагерях пленных польских офицеров, — 275 руб. И когда кое-кто из этих вахтеров рискнул купить у пленных часы, их немедленно и без колебаний выгнали из НКВД без плача: «Где же мы найдем профессионалов на такую маленькую зарплату?» Так что не в деньгах дело.

И когда летом 1938 г. правительство СССР послало на работу в НКВД Л.П. Берию (сначала замом Ежова), поставив ему в задачу превратить этот бордель в эффективную спецслужбу, оно ему не мешок с деньгами дало, а большую сучковатую дубину. Историки дают такую статистику по НКВД того времени (А. Кокурин, Н. Петров, «Правда-5», № 20, 1997).

«25 ноября 1938 года указом ПВС СССР Н.И. Ежов был освобожден от должности наркома внутренних дел СССР, тогда же ее занял Л.П. Берия. Постановлением СНК СССР от 16 декабря и приказом НКВД СССР от 17 декабря 1938 года первым заместителем наркома внутренних дел СССР и начальником ГУГБ был назначен В.Н. Меркулов.

В апреле 1939 года Ежов и Фриновский были арестованы, а в январе-феврале 1940 года по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР оба они вместе с большой группой их бывших подчиненных были расстреляны. Среди расстрелянных в январе-феврале 1940 года чекистов были: Н.Н. Федоров (бывший начальник 2-го управления НКВД СССР), И.Я. Дагин (бывший начальник отдела 1-го управления НКВД СССР), И.П. Попашенко (бывший начальник 2-го отдела 1-го управления), Н.Г. Николаев-Журид (бывший начальник 3-го отдела 1-го управления), А.С. Журбин (бывший начальник 4-го отдела 1-го управления), З.И. Пассов (бывший начальник 5-го отдела 1-го управления), И.Д. Морозов (бывший начальник 6-го отдела 1-го управления), Л.И. Рейхман (бывший начальник 7-го отдела 1-го управления), И.И. Шапиро (бывший начальник Секретариата и 1-го с/о НКВД СССР).

Заместителей наркома внутренних дел, работавших вместе с Ежовым, постигла та же участь, что и самого „железного наркома“: Я.С. Агранов, М.Д Берман, Л.Н. Вельский, С.Б. Жуковский и Л.М. Заковский были расстреляны, В.М. Курский застрелился сам,М.И. Рыжов умер в тюрьме, находясь под следствием.

Масштабы бериевской чистки в НКВД впечатляют. Всего за 1939 год из органов госбезопасности были уволены 7372 человека (22,9 процента от общего количества оперативно-чекистских кадров НКВД СССР), из них 66,5 процента — за должностные преступления, контрреволюционную деятельность и по компрометирующим материалам. Только из Центрального аппарата НКВД СССР в 1939-м были уволены 695 сотрудников оперативно-чекистского состава.

На оперативные должности госбезопасности по всем аппаратам НКВД в 1939-м были приняты 14 506 человек (45,1 процента от всей численности оперативных сотрудников). Из них 11 062 человека прибыли из партийных и комсомольских органов, 1332 — переведены из управлений и отделов вне УГБ, 1129 — выдвинуты из канцелярских и технических сотрудников, 347 — прибыли из РККА, 34 — из чекистского запаса и 602 человека были приняты на работу по заявлениям.

В Центральный аппарат НКВД СССР в 1939 году на оперативные должности в госбезопасности прибыли 3460 человек, из них 3242 — из партийных и комсомольских организаций. В числе прибывших из партийных организаций были сам нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия (прибыл с должности 1-го секретаря ЦК ВКП(б) Грузии), а также С.Н. Круглое и С.Е. Егоров, пришедшие из ЦК ВКП(б)) и назначенные один на должность Особоуполномоченного НКВД СССР (следствие по делам сотрудников НКВД), затем заместителя наркома по кадрам, другой (5 марта 1939-го) — на должность заместителя начальника ГУЛАГа.

Масштабы чистки НКВД видны по тому, что в 1939 году из пяти начальников главных управлений Центрального аппарата НКВД СССР сменились четверо, из пяти заместителей и помощников начальников главных управлений — тоже четверо, из 31 начальника оперативных отделов — 28 человек, из 72 заместителей и помощников начальников оперативных отделов Центра — 69. Всего из 6174 человек руководящих оперативно-чекистских кадров в 1939 году было сменено 3830 человек (62 процента).

На 1 января 1940 года в структурах госбезопасности числились 32 163 оперативных сотрудника, из них в Центральном аппарате НКВД СССР — 3573 человека (11,1 процента), в НКВД/УНКВД — 21 756 (67,6), в ДТО (Дорожно-транспортных отделах) — 3070 (9,5) и в Особых отделах военных округов — 3764 человека (11,8 процента): приведенные количественные данные неполны, но показывают пропорции, существовавшие в оперативных кадрах НКВД в 1939-м. 26 736 человек (83,1 процента оперативного состава органов НКВД) были членами ВКП(б), 4810 (15) — членами ВЛКСМ, 617 человек (1,9 процента) — беспартийными. В числе беспартийных сотрудников Центрального аппарата НКВД были старейшие чекисты, пережившие двух председателей ОГПУ и трех наркомов внутренних дел СССР, — начальник Центрального планово-финансового отдела Л.И. Берензон, начальник ГУЛЖДС Н.А. Френкель.

На 1 января 1940-го высшее образование имели 2036 чекистов (6,3 процента), неполное высшее — 897 (2,8), среднее — 11 629 (32,6), низшее — 17 601 (54,7 процента).

В руководящем оперативном составе Центрального аппарата НКВД (603 человека) 146 (24 процента) имели чекистское образование, закончив либо Высшую школу НКВД СССР, либо межкраевые школы или различные курсы. По стажу работы в „органах“ руководящий оперсостав Центрального аппарата НКВД делился так: до 1 года — 57 человек (9,4 процента), от 1 до 3 лет — 184 (30,5), от 3 до 6 лет — 43 (7,2), свыше 6 лет — 319 человек (52,9 процента). По возрасту из 3573 оперативных сотрудников Центрального аппарата НКВД моложе 24 лет было 363 человека (10,2 процента), от 25 до 35 лет — 2126 (59,5) и свыше 35 лет — 1084 человека (30,3 процента).

На 1 января 1940 года из общего числа оперативных сотрудников имели специальные звания государственной безопасности (были „аттестованы“) 21 536 человек (67 процентов), из них звание комиссара ГБ 1 ранга имел лишь Л.П. Берия, комиссара ГБ 2 ранга — один С.А. Гоглидзе, комиссара ГБ 3 ранга — трое, старших майоров ГБ было 10, майоров ГБ — 65, капитанов ГБ — 361 (1,7 процента оперативных сотрудников), старших лейтенантов ГБ — 1315 (6,1), лейтенантов ГБ — 4011 (13,6), младших лейтенантов — 6352 (29,5) и сержантов ГБ — 9418 (43,7 процента от общего количества аттестованных оперативных сотрудников).

Национальный состав оперативных сотрудников Центрального аппарата выглядел так: русских — 3073 (84 процента), украинцев — 221 (6), евреев — 189 (5), белорусов — 46 (1,25), армян — 41 (1,1), грузин — 24 (0,7), татар — 20 (0,5), мордвинов — 10 (0,2), чувашей — 6 (0,1), осетин — 5 (0,1 процента), остальные сотрудники других национальностей».

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru