Пользовательский поиск

Книга Клон Ельцина, или Как разводят народы. Содержание - О пользе мерзавцев

Кол-во голосов: 0

Как видите, в этом выступлении и намека нет на террористов, тем более на арабских. Речь идет о каких-то «испытаниях», которые нужно преодолеть. Но преодолеть их администрация Буша и Конгресс не смогли — сдались.

В результате:

«Если энергетическое лобби является первым пожинателем доходов с войны в Афганистане, военно-промышленное лобби — это великий победитель 11 сентября. Действительность превзошла его самые безумные мечты, — пишет Мейссан. — Прежде всего, договор по ПРО, устанавливавший пределы развитию вооружений, был односторонне денонсирован Джорджем У. Бушем.

Затем, не только директор ЦРУ не был уволен после очевидного провала 11 сентября, но кредиты его управлению мгновенно выросли на 42 % для благополучного завершения разработки „Модели глобальной атаки“.

Военный бюджет Соединенных Штатов, который неизменно снижался с момента распада СССР, переживает рост насколько внезапный, настолько же и головокружительный. Если объединить дополнительные кредиты, срочно выделенные после терактов, и запроектированное возрастание бюджетов, то два первые года президентства Буша выразятся в росте военных расходов на 24 %. За пять лет бюджет армии Соединенных Штатов составит более двух триллионов долларов, тогда как гонка вооружений уже закончена и никакого значительного врага у страны нет. Военный бюджет США отныне равняется всем вместе взятым бюджетам двадцати пяти следующих за ними наиболее крупных армий мира».[58]

Поясню написанное выше в цифрах. 25 стран с наибольшим военным бюджетом — от России, Китая, стран НАТО и т. д. до Аргентины с ее тремя миллиардами — тратят на свои вооруженные силы 382 млрд. долларов в год. А Пентагон потребляет 396 млрд. То есть вооруженные силы США жрут деньги в большем количестве, чем, по сути, весь остальной мир.

Итак, что же произошло 11 сентября в Америке?

Там есть:

а) американский народ, который так или иначе зарабатывает деньги;

б) там есть избранные этим народом руководители США, которые облагают американцев налогами;

в) там есть карьерные работники оборонного комплекса и спецслужб, которые проедают собираемые налоги.

Наступила разрядка, враги, даже вымышленные (каким был СССР), у США исчезли. Для США стало бессмысленно содержать такую армию и такие спецслужбы, а это означало, что у сотен тысяч (а с оборонным комплексом и у миллионов) служащих этих институтов государства резко ухудшится материальное положение. В мире, в котором деньги не пахнут, не имеет значения, как ты их добыл. (Смотрите фильмы из Голливуда.) Кто как умеет, тот так и добывает. И армия со спецслужбами США добыли их как сумели. А сумели они так.

Удар двумя пассажирскими самолетами по башням ВТЦ — это для баранов, платящих налоги. Удар по Пентагону и Белому дому — это для трусливых козлов в правительстве и Конгрессе, собирающих эти налоги, — чтобы не забыли собрать и отдать кому следует. Результат: козлы и пресса США подчинились.

И на сегодня мы имеем во главе мира взбесившиеся вооруженные силы и спецслужбы Спятивших Штатов Америки, причем эти взбесившиеся уроды грабят мир, начиная с самих США.

Глава 4 АФЕРА «ГЕКСОГЕН»

Свобода слова бюрократов

Прежде чем поговорить о родных «силовиках», следует остановиться на тех, от кого мы узнаем всю информацию для своих размышлений и умозаключений, — на прессе. При наличии полной информации мы можем прийти либо к правильному решению, либо к неправильному, но это будет зависеть от нас — от нашей способности думать. А вот при отсутствии информации либо при ее искажении и туповатый обыватель, и умный человек заведомо придут не к истинному выводу, а к тому, который им навязывают хозяева прессы.

Пресса, особенно пресса Запада, кичливо называет себя свободной, и с этим безусловно можно согласиться, но лишь в одном: она совершенно свободна от тех, кому она дает информацию, — от читателей, слушателей, зрителей. Пресса никак не наказывается даже за то, что она не предоставляет своему потребителю жизненно важную информацию, и тем более не наказывается за то, что она не дает своему потребителю информацию для принятия правильного политического решения. А ведь в жизни каждый имеет потребителя своего труда, и как бы то ни было, как бы ни была обюрокрачена данная организация, но практически ни один из институтов общества не может быть абсолютно свободным от своего Дела — от своего потребителя. Бизнесмены наказываются за задержки в поставках продукции, за низкое качество, за нарушение условий десятков пунктов их контрактов. Наказываются врачи за неправильное лечение, полиция за неправильные аресты, учителя за плохие знания их учеников, генералы за поражения. И только пресса совершенно свободна от своего Дела: она дает своему потребителю не то, что тому действительно необходимо, а то, что сама хочет, и никакой ответственности (никакого наказания) за это не несет!

Эта вопиющая безнаказанность видна и самой прессе, и пресса обычно отговаривается тем, что, дескать, всяк может писать что угодно, а читатель вправе читать что угодно, и если читатель не ищет полезную для себя информацию, то значит она ему, свободному человеку, не нужна. То есть не мы, работники прессы, виноваты, что не даем потребителю то, за что он платит нам деньги, а он сам виноват в том, что покупает именно нашу газету, смотрит именно наш канал. И если у данного издания много читателей или много зрителей у данного канала, то значит СМИ идеально обслуживают своего потребителя, давая ему именно то, что он хочет.

В этом рассуждении есть подлый подлог: дело в том, что потребителю информации сначала надо ее узнать, чтобы потом судить, нужна она ему или нет. И вот это за него решает пресса! И если она решит, что для толпы жизненно важно и крайне полезно знать, какие отношения у принца Чарльза и принцессы Дианы, то пресса только об этом и будет писать, отбрасывая ту информацию, которой читатель или зритель действительно мог бы воспользоваться для принятия важных для себя решений, к примеру, решения за кого голосовать.

19 января 2001 г. «МК» напечатал заметку Александра Минкина «Голосуй — не голосуй…» о том, что выборы в России грязные и бесчестные, сплошное жульничество.

В заметке Минкин прямо указал, что выборы сфальсифицированы Центральной избирательной комиссией. ЦИК подала на «МК» и Минкина в суд с требованием опровергнуть это утверждение. Как и все подлые дела, это дело было поручено судье-бабе, однако та с самого начала стала столь бессовестно попирать закон, что юристам «МК» удалось заменить ее на судью-мужчину. Тот вынес решение, признающее недействительным кое-какие высказывания Минкина, но его главное утверждение о фальсификации выборов суд опровергать не стал. Таким образом, судом было признано, что выборы 1999–2000 гг. сфальсифицированы, а следовательно, в России и президент, и депутаты Думы незаконны. Согласитесь, что эта новость небезынтересна для читателей России.

Но вот что написал тот же Минкин в «Московском комсомольце» 22 февраля 2002 г.

«…Когда меня спрашивают: „Что вы думаете о текущем моменте?“ — отвечаю:

— Он течет вниз.

В суде было доказано, что выборы — сплошной обман. Случись такой процесс где-нибудь в США, о нем писали бы все газеты, показывали все новостные каналы. А у нас…

Понятно, почему суд над ЦИКой не показали ОРТ и РТР. Они государственные.

Но суд над ЦИКой не показало ни объективное НТВ, ни оппозиционное ТВ-6 (тогда еще действующее). Ничего не сказало сверхпринципиальное „Эхо Москвы“.

Пожары, убийства, Паша-Цветомузыка… Все это нашим СМИ кажется важнейшей информацией, раз они повторяют ее ежедневно и много раз.

Ближайшая после суда над ЦИКой программа „Итоги“ шла два часа. Там был, разумеется, Паша-Цветомузыка, нашлось даже десять минут на подробные рецепты приготовления гусиной печенки и о том, сколько она стоит в магазинах и ресторанах Парижа (полезнее для русского телезрителя ничего не придумаешь)… И ни слова о сенсационном решении суда.

Но ведь нет более актуальной темы.

— В те же дни шли выборы в Якутии. Скажите, верит ли хоть один человек, будто якутский народ недавно выбрал себе президента? Нет, все знают, что его назначили в Кремле. А в Якутии даже выборов не было. Люди шли на избирательные участки за дешевой колбасой, лотерейным билетом на „Волгу“ и талоном о прощении долгов по квартплате. Это была явка не избирателей, а нищих. Они шли за подаянием, а вовсе не выражать свою политическую волю.

Да и вообще явка в России — загадка: в тех губерниях, где по закону явка должна быть 50 процентов, приходят 54. А где явка 25 процентов — приходят 28. То есть приходит столько, сколько надо властям. Была бы законной явка 90 — пришло бы 92.

Многие избранники и дальше, хотят таких выборов. А заикнись об отмене — кричат, что нельзя нарушать Конституцию.

Почему же они так пылко и демонстративно уважают Конституцию? Может быть потому, что она им выгодна. Так выгодна, что они забыли, как и кем она написана. Как „всенародно“ принята.

Они хотят, чтоб и народ уважал Конституцию. Но этого нет. Конституция не обеспечила обещанных прав. Обманула. Допустила две Чеченских войны, невыплаты пенсий и зарплат, убийства (через отключение электричества и тепла) — кто ж ее будет уважать?

Кричат, будто у нас нет свободы слова. Ошибаетесь, ребята, она у нас пока еще есть. Только вы почему-то ей не пользуетесь.

Недавно меня пригласили прочесть лекцию на журфаке МГУ Собралось человек двести. Сотня с лишним абитуриентов, а еще старшекурсники и преподаватели журфака, а еще десятка два редакторов районных газет Орловской и Владимирской областей.

Спрашиваю: кто знает, что Центральная избирательная комиссия подавала в суд на Минкина и „МК“, поднимите, пожалуйста, руки. Три руки.

А ведь в зале не кочегары и не плотники, а мечтающие о журналистике, изучающие журналистику и работающие в журналистике.

— Кто знает результат судебного процесса, поднимите, пожалуйста, руки.

Ни одной…

На этом месте следовало бы пуститься в рассуждения… Но я задал третий вопрос:

— Кто знает о том, как судили мотоциклиста, который сбил подвыпившего моряка?

Лес рук. Сто процентов.

Скажите, уважаемые читатели, какое значение для судеб Родины имеет процесс мотоциклиста? Нулевое. Скажите, почему о переходе телеведущих с канала на канал известно больше, чем о переходе Суворова через Альпы? И почему такая тишина, когда в суде потерпела поражение вся избирательная система России — фундамент политического устройства?

…Почему СМИ промолчали о сенсационном решении суда — не знаю. Но они промолчали. И когда на днях Ястржембский сказал, что свобода слова — это продукт, он был прав. Значит, она — товар: продается и покупается», — сетует журналист, признанный «Золотым пером России».

вернуться

58

Там же, с. 197–198.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru