Пользовательский поиск

Книга Клон Ельцина, или Как разводят народы. Содержание - Награда за победу — упразднение победителя

Кол-во голосов: 0

А теперь полюбуйтесь на фото из газеты «Salzburger Nachrichten» от 24.01.1998. Ну как можно было передавать эту фотографию информационным агентствам, да еще и иностранным?! Выпустили на лыжную прогулку, так вы ему лыжи прицепите! Вся Европа смеется, и если бы над вами! А то ведь надо всей Россией!

Ну что с них возьмешь? Демократы они и есть демократы. Кроме воровства, ни на что не способны.

Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_030.jpg

Двойники

В мае 1998 года газета «Завтра» дала публикацию о двойниках Ельцина. Статья так и называлась «Двойники» и вышла за подписью А. Морозова и А. Палицына. Поскольку сама статья и фотографии из нее по интересному поводу упоминаются далее, воспроизведем ее здесь с несущественными изменениями:

Сведения о том, что с Президентом Российской Федерации не все в порядке, уже высказывались публично. Особенно часто звучали они со страниц газеты «Дуэль», где рассматривалась версия смерти Бориса Николаевича 5 ноября 1996 года во время операции на сердце и его подмены человеком или даже несколькими людьми, внешне похожими на Ельцина. Мы исходили из того, что, сколь бы невероятной ни казалась такая возможность, отверзать ее с порога нельзя — слишком велика цена «курса реформ» и важна личность его «гаранта» для настоящего и будущего нашей Родины.

В своей работе мы отталкивались от изучения опубликованных в периодической печати фотографий Ельцина. Предложенная в «Дуэли» Ю.Мухиным методика их анализа, конечно, не слишком профессиональна, но сам по себе фоторяд получился удивительным. Из более чем 1500 фотографий Президента (далее — объект) за период 1991–1997 годов мы приводим всего лишь десяток наиболее показательных.

Что же в них удивительного? Во-первых, с 1995 года и по нынешний день ряд газет, в том числе правительственное издание «Российские вести», для сопровождения информации о текущей деятельности объекта использует архивные фотоснимки вперемешку со «свежими» кадрами. В качестве примера можно привести, скажем, «фото» с инаугурации 1996 года («Аргументы и факты», № 37 за 1996 год), где изображен Ельцин, дающий клятву соблюдать… Конституцию РСФСР. Исходный снимок — в журнале «Огонек», № 32 за 1996 год. В «АиФ» только отрезали флаг РСФСР, чтобы подлог не был совсем очевиден. Среди публикуемых кадров этот принцип реализован фотографией № 41, как минимум дважды опубликованной разными изданиями (см. список в конце статьи). Что это такое? Банальная нехватка оперативных фотоматериалов даже в правительственном издании? Или что-то еще?

Во-вторых, на фотографиях «довыборных» Ельцин выглядит гораздо старше и менее здоровым, чем на «послевыборных». Более того, на «свежих», неархивных фото с 1991 по апрель 1996 года наблюдается естественный процесс старения объекта. Последний снимок из этого ряда фотографий — фото № 48, сделанное во время первой предвыборной встречи Бориса Николаевича с «деятелями российской общественности». Рядом с ним, и это важно, Коржаков. Такой «естественный» Ельцин представлен на фото № 41, 42, 43, 44, 48 и 50. Наряду с такими фотографиями публиковались снимки прошлых лет, а также снимки более «молодых Ельциных». Зато с июля 1996 года наблюдается процесс необъяснимого изменения внешности объекта. В это время «свежие» снимки Ельцина почти не появляются в печати, нет его и на телевидении. А если Президент и позирует фоторепортерам, то либо спиной, как на фото № 46 (подпись в «МН» гласит: «Передышка. До инаугурации Бориса Николаевича остался месяц»), либо в нестандартных ракурсах, как на фото № 47 — единственной подлинной фотографии с инаугурации 1996 года, где спортивного вида худощавый человек снят почти сзади на фоне чрезвычайно серьезных Селезнева и Строева. «Второе пришествие» Ельцина начинается после операции на сердце. Фото who посвежевшего объекта (№ 49) появляются через две нетели после операции, а 17 декабря, всего через месяц с небольшим после нее, Президент РФ уже встречается с «другом Билом». Самым интересным представляется комментарий Наины Иосифовны, заявившей, что «Борис Николаевич через 12 дней (!) после операции сходил в сауну на 5 минут (!) и смыл все свои болячки (!!!)» («Известия», 21 ноября 1996 года). Будто не 66-летний человек перед нами, еще недавно обладавший целым букетом болезней, с. сказочный Иван-царевич какой-то, искупавшийся в кипящем молоке! И чудо произошло — достаточно сравнить Ельцина на (фото № 44 с ним же на фото № 55, или, скажем, на фото № 50 и № 51. Это просто другой человек! Наш Президент словно родился заново.

Борис Николаевич ЕЛЬЦИН в 1991 году:

Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_031.jpg

Борис Николаевич ЕЛЬЦИН в 1995 году:

Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_032.jpg

Новое лицо Президента Российской Федерации. 1996 год.

Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_033.jpg
Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_034.jpg
Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_035.jpg

«Голосуй сердцем!», или Операция «Президент». Редкие «живые» снимки весны — осени 1996 года…

Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_036.jpg
Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_037.jpg

«Ряд волшебных изменений милого липа…» Ельцин и Клинтон в 1995 и 1997 годах.

Клон Ельцина, или Как разводят народы - i_038.jpg

Для того чтобы понять происшедшее, можно обратиться к воспоминаниям личного телохранителя Ельцина и руководителя его службы охраны генерал-майора Александра Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката». Страницы этой книги содержат множество упоминаний о неважном состоянии здоровья охраняемого объекта.

«У Ельцина всегда были проблемы со здоровьем. До операции на сердце его история болезни хранилась у меня: четыре увесистых толстых тома, сантиметров по пятнадцать (толщиной. — Авт.) каждый. Перед шунтированием врачи попросили это „собрание болячек“…»

«Накануне Нового, 1996 года у Бориса Николаевича случился очередной инфаркт, и мы спрятали его в санатории в Барвихе. Всех одолевали сомнения: что делать с выборами, можно ли в таком состоянии выдвигать Ельцина?..»

«Первый серьезный звонок, связанный со здоровьем Президента, прозвучал в Китае… Программу визита, конечно, свернули, сославшись на обострившуюся ситуацию в Москве и коварные замыслы Хасбулатова… В душе я благодарил Бога, что не пришлось Президента затаскивать в самолет на носилках— они понадобились во Внукове…»

«Незадолго до первого тура выборов здоровье Президента резко ухудшилось… В Калининградской области Президент осилил лишь один пункт программы. В Уфе сокращение мероприятий едва не обернулось скандалом. Поездка в Волгоград была, наверно, единственной, когда мы полностью выполнили программу».

По рекомендации своих американских советников Ельцин выступил в Ростове. «Мы молились, чтобы кандидат в Президенты не упал замертво на этой сцене на глазах у пораженной российской публики», где, как вспоминает Коржаков, Ельцин со своей супругой Наиной «дергались, пытаясь изобразить что-то вроде шейка».

Коржаков не посчитал излишним для себя привести «Заключение консилиума», подписанное десятью врачами 20 мая 1996 года: «За последние две недели в состоянии здоровья Президента Российской Федерации Бориса Николаевича Ельцина произошли изменения отрицательного характера. Все эти изменения напрямую связаны с резко возросшим уровнем нагрузок как в физическом, так и в эмоциональном плане… Подобный режим работы представляет реальную угрозу здоровью и жизни Президента». Таким образом, было ясно сказано, что по состоянию здоровья Ельцин уже не был способен исполнять обязанности Президента. Но это заключение, адресованное Коржакову, было почему-то скрыто им — видимо, по соображениям личного характера, хотя, согласно утверждению главного охранника страны, он сообщил о выводах специалистов Черномырдину.

Наконец (26.05.1996), «у Президента случился очередной инфаркт… Я посчитал по месяцам — пятый. Поразило ту часть сердца, которая чудом сохранилась здоровой. До второго тура выборов осталось семь дней». Если верить Коржакову (что, впрочем, необязательно), то итог болезням Бориса Николаевича Ельцина к июлю 1996 года выглядит так: как минимум пять инфарктов, два инсульта, алкоголизм и, вероятно, цирроз печени.

Даже если Коржаков преувеличил количество и качество президентских недугов, то в подобном состоянии реально осуществлять президентские полномочия невозможно, что, впрочем, и было продемонстрировано Борисом Николаевичем и в Берлине, и в Шенноне, и во время некоторых других публичных своих появлений. О том же косвенно свидетельствует и «блистательное отсутствие» новоизбранного Президента России сразу же после победы на выборах 3 июля 1996 года.

А как расценить факт, что никто из лидеров ведущих держав мира не поздравил Ельцина со вторичным избранием на пост Президента России? Что это — неуважение к другу Борису? Или боязнь оказаться в одной компании с российскими «демократами», которых могли схватить за руку при подлоге?

1 июля «Российские вести» опубликовали информацию о встрече Клинтона с Черномырдиным, где американский президент заявил, что его оповестили о «маленьких проблемах со здоровьем Президента Ельцина». То, что отходные пути прорабатывались, подтверждает и фотография очередного «молодого Ельцина» в номере «Московских новостей» за 21–28 июля 1996 года (копия фото в «Российских вестях» от 14 июня 1996 года) с красноречивой подписью: «Начавшаяся кадровая перестановка в Кремле и Белом доме позволила назвать не только реальных победителей президентских выборов, но и с большой долей верности определить круг потенциальных преемников нынешнего Президента». Почему через две недели после выборов речь зашла о преемниках?

Впрочем, между первым и вторым турами выборов случилось немало интересного. Например, отставка Коржакова в связи с делом Лисовского и Евстафьева, выносивших в коробке из-под ксерокса 530 тыс. неоприходованных долларов для оплаты артистических услуг в предвыборной кампании.

Коржакова отстранили, напомним, 20 июня, а «пятый инфаркт» случился 26 июня. Отставного охранника в Кремль приказано не впускать, но, тем не менее, как он заявляет, «по-прежнему я был осведомлен обо всем, что происходило в Кремле; мне докладывали о тающем день ото дня здоровье Ельцина». Сколько же дней после пятого обширного инфаркта, поразившего «чудом остававшуюся здоровой часть сердца», могло оно биться у 66-летнего человека? Официальная версия такова, что оно билось и далее, мало того — выдержало семичасовую сложнейшую операцию. Будем следовать этой версии.

5 сентября Борис Николаевич Ельцин по телевидению заявил, что ему «предстоит операция на сердце». Это сообщение вызвало ряд депутатских запросов о действительном состоянии здоровья новоизбранного Президента. На эти запросы, само собой, никто не отреагировал ни в правительстве, ни в Кремле. Ни лечащие врачи Президента, ни — тем более — сам он предпочли в Думе не показываться.

Только 5 ноября, после официального завершения операции, по телевидению было продемонстрировано фото Ельцина многолетней давности и озвучено его «обращение к народу» — видимо, загодя подготовленное от его имени, поскольку ни один человек не в состоянии выдать сколь-нибудь связную речь после семичасовой кардиологической операции, которая, само собой, проводится под общим наркозом.

Впрочем, уже через два часа, если верить газетам, Ельцин затребовал у премьер-министра Черномырдина обратно «ядерный чемоданчик». Это — чудо, не меньшее, чем полное омоложение Президента вследствие аортокоронарного шунтирования и его пятиминутные посиделки в сауне. Не слишком ли много чудес для одного человека, да еще занимающего столь высокий пост с уникальными «конституционными правами»?

Оказывается, нет, поскольку и сама операция прошла совершенно чудесным образом. 6 ноября 1996 года «Известия» сообщили, что операция началась в 7.00 утра 5 ноября. В 11.00 к российским специалистам присоединились зарубежные медики. Среди них знаменитый американский хирург Майкл Дебейки со своим ассистентом и группа американских и германских специалистов. В 14.00 операция была якобы успешно завершена. В том же номере сообщалось, что операция аортокоронарного шунтирования (АКШ) считается профилактической мерой: она предупреждает развитие инфаркта миокарда при атеросклерозе. Это правда. Но далее в известинской статье сообщалось о том, что АКШ «гарантирует продление жизни на 20–30 лет» и «в случае успешного исхода операции пациент может работать в привычном для себя режиме, выполнять колоссальные физические и психологические нагрузки». Это далеко не так. Что, Президенту вставили новое, сильное сердце? Нет, у него осталось (если осталось) перенесшее ряд инфарктов не самое здоровое сердце 66-летнего человека. В результате операции только пустили кровь напрямую, в обход засорившихся сосудов, потратив на это семь часов. Грубо говоря, президентской машине поменяли шланги, оставив мотор. Чудес, предсказанных «Известиями», быть не могло по всем правилам медицинской науки. Но они, тем не менее, произошли. Значит ли это, что газете «Известия» был заранее известен этот магический результат? Или другого результата просто не могло быть?

Вокруг самой операции напущено столько тумана, что разглядеть за ним ход реальных событий не представляется возможным. Тем не менее, кое-что из опубликованного только умножает вопросы. Известно, что первоначально планировалось участие Майкла Дебейки в этой операции и он еще в октябре «отправил в Москву самый современный инструментарий, который используется при операциях подобного рода» («Московские новости», № 44, 1996). Но в последний момент к операции мировое светило кардиохирургии не допустили, и ему пришлось ограничиться ролью наблюдателя-консультанта (вдобавок через 4 часа после начала операции).

К тому же вместо предполагавшихся Дебейки трех-четырех шунтирований оперировавшему Президента Ренату Акчурину удалось ограничиться одним — с невероятно удачным результатом.

По заявлению американского хирурга, он не понимал, «почему журналисты с таким упорством продолжают считать его (Ельцина. — Авт.) скорее мертвым, чем живым». Дебейки удивлялся: «У Ельцина никогда не было никакого инсульта, по меньшей мере, у меня нет оснований утверждать это. Печень в норме, равно как и почки и легкие». Интересно, Ельцин ли проходил осмотр у знаменитого врача или другой, более здоровый и молодой мужчина? И если у Президента России все было так хорошо со здоровьем, зачем пришлось оборудовать в его самолете целую поликлинику с полным арсеналом медицинского оборудования и штатом врачей?

В следующем номере «МН» было опубликовано интервью с директором Института кардиологии им. А.Л. Мясникова, где проводилась операция, главным кардиологом РФ Ю. Беленковым, который вспоминал: «5 ноября в 7 часов утра Президента привезли из Барвихи. Он пришел пешком, гладко причесанный, в галстуке, в дубленке. Мы его встретили». Видимо, приход-приезд Президента в институт и считался «началом операции». О других информационных «нестыковках» здесь говорить не приходится — еще раз отметим лишь уверенность газет в удачном исходе операции: «Вы увидите НОВОГО Президента, бодрого и здорового лидера» (из статьи В. Гущина «Сердце Президента: версии и прогнозы», «АиФ», № 46, 1996). Это пишет не врач — врачи всегда осторожны в прогнозах после таких затяжных операций. Это пишет журналист, который знает, что иначе и быть не может.

Разве никому не нужен был в конце 1996 года «новый Президент, бодрый и здоровый лидер», слегка изменившийся после операции? И если бы операции не было, ее бы стоило придумать — именно в такой форме. Но подобного рода операции имеют отношение не столько к медицине, сколько к пропаганде.

Не менее интересны изменения в поведении Президента России, случившиеся после его переизбрания и продолжительных болезней 1996 года, которые закончились столь чудесным, двойным (семичасовым на операции и пятиминутным в сауне) избавлением от них.

Борис Николаевич, вопреки своим многолетним привычкам, стал публично демонстрировать свою искалеченную левую кисть. Он даже приехал для этого в Думу, чего никогда не делал до «операции». Изменилась и мимика объекта.

Например, «голливудская» улыбка на фото № 45 или № 51 вообще не была свойственна Борису Николаевичу, и эту особенность верно подметила «Дуэль»: настоящий Ельцин улыбался иначе — так, как на фото № 42.

Вообще, мелкие детали поведения, мимики — как раз то, что поддается воспроизведению другим человеком сложнее всего и о чем осведомлены, как правило, только самые близкие люди. Возросшая роль в «послеоперационном» окружении Президента его старшей дочери Татьяны может быть объяснена как раз постоянной необходимостью таких консультаций, которые, кроме нее, новоиспеченному Президенту дать никто не в состоянии.

А поведение «ближнего круга» Президента после 1996 года вообще представляет собой сплошную загадку. Одного за другим ближайших соратников Ельцина отправляли в отставку — и никто из них не высказал никаких сомнений в истинных мотивах решения своего «шефа». Кроме Коржакова, но у того, видимо, не оставалось иного выбора. По крайней мере, возле Ельцина не осталось практически никого, ни одного человека, который бы начинал с ним восхождение к вершинам политической власти. Зато когорта «демократических мальчиков», от Чубайса с Кириенко до Лившица с Березовским, становится все плотнее и гуще.

Кому было и остается выгодным бессрочное пребывание Ельцина во главе России? Конечно, именно этой когорте и заокеанским друзьям-покровителям «российской демократии». Могут ли эти люди пойти на любой подлог ради сохранения контроля над Россией? Конечно, могут, о чем свидетельствовала их реакция на ельцинский антиконституционный переворот октября 1993 года. Им закон воистину не писан — им он дан в устной, личностной контртрадиции.

Действие этого сверхзакона, Закона с большой буквы может быть отменено только Божьей благодатью. И Ельцин, говоря о том, что «власти меня может лишить только Бог», прекрасно знал, о чем говорит. Как знал и о том, что на рельсы придется кому-то ложиться: или ему, или России. Сегодня поезда стоят: на рельсах лежит все наше Отечество.

На упомянутой встрече Клинтона с Черномырдиным президент США так оценил «неминуемую победу» Ельцина: «Ничего подобного еще не было за всю тысячелетнюю историю России…»

Конечно, Клинтон плохо знает русскую историю: в ней был Гришка Отрепьев, который выдавал себя за царя (Лже-дмитрий I). И была боярская Дума, признавшая самозванца в 1605 году царем, как это сделала 7 декабря 1997 года российская Госдума. Лжедмитрий I продержался год на русском троне, и его прахом первый и единственный раз выстрелила кремлевская Царь-пушка. Лжедмитрий II не дотянул и до года. Тогда, без газет и телевидения, русские люди быстро прозрели и увидели, кто ими правит: «цари» стали насаждать чуждую веру. Сколько же времени понадобится нам сейчас, чтобы разобраться, кто нами правит? И сумеем ли?

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru