Пользовательский поиск

Книга Китай и китайцы. Привычки. Загадки. Нюансы. Содержание - БАНЯ

Кол-во голосов: 0

БАНЯ

Хорош Китай при ясной погоде, а в пасмурный день – не очень.

Мелкий занудный дождь зарядил с самого утра, когда еще и рассвести толком-то не успело.

Я подошел к окну и вгляделся в туманную хмарь, сквозь которую едва-едва проступали причудливые очертания небоскребов.

Вспомнилось слышанное в детстве:

С добрым утром, тетя Хая, а-я-яй.
Вам посылка из Шанхая, а-я-яй.
А в посылке два лимона, а-я-яй, —
Вам привет от Соломона, а-я-яй.

Шанхай, город причудливых небоскребов, то приталенных, то неестественно изогнутых. Чего только стоит самая высокая в Азии телевизионная башня с двумя огромными прозрачными шарами, расположенными один над другим.

Шанхай – столица восточной, приморской части страны, которая вся покрыта особыми экономическими зонами.

В позапрошлом веке Шанхай выторговала у китайского императора для себя иностранная коалиция во главе с Англией в результате так называемой «опиумной войны». До этого китайские императоры иностранцев к себе в Поднебесную ни торговать, ни проповедовать не пускали, для общения с «заморскими чертями» был выделен только «плацдарм» на месте нынешнего Гуаньчжоу.

Тогда-то Шанхай и стал впервые зоной международной торговли.

До прихода англичан, французов и прочих иностранцев здесь и города как такового не было, так – рыбачья деревенька, которую иностранное присутствие к двадцатым годам прошлого столетия превратило в «азиатский Париж», со всеми необходимыми атрибутами: шикарными казино, ресторанами, магазинами и, конечно же, – публичными домами.

Затем Шанхай захватили японцы, которых спустя недолгое время выбили китайцы, ну а потом случилась революция, и «азиатский Париж» пришел в полное запустение.

В наши дни Шанхай возрождается, и возрождается «семимильными шагами».

Вчера я приехал на поезде (ничего общего с первым железнодорожным опытом – сидячий вагон для иностранцев напоминал салон самолета, а услужливые «стюардессы» в форменной одежде – генералов какой-нибудь банановой армии) в город Шанхай, наскоро поужинал в ресторане при отеле и завалился спать, чтобы с первыми лучами солнца отправиться на прогулку по второму, после Пекина, городу Китая.

Интересно было сравнить впечатления, и первое я уже получил – встретивший меня дождем Шанхай явно проигрывал солнечному Пекину.

– Трус не играет в туриста! – вслух сказал я, пытаясь взять себя в руки.

Черт с ними, с небоскребами, можно просто пройтись по набережной.

По набережной в такую противную погоду?

А почему бы и нет?

Я побрился, принял душ, оделся, после недолгих колебаний прихватил фотоаппарат и поспешил на улицу, не забыв получить на ресепшн прокатный зонт с логотипом отеля, больше смахивающим на герб средневекового английского города…

Бесчисленное количество самых разномастных харчевен тянулось в обе стороны от отеля. Желание позавтракать «по-шанхайски» заставило меня выбрать один из них и как следует подкрепиться жареным карпом и рисовыми блинчиками с начинкой из морепродуктов. Хотя, может быть, это была свинина со вкусом рыбы, утверждать не возьмусь. Скажу лишь одно – все было вкусно.

Взяв себя в руки, я по выходе из ресторана направился не к отелю, а в противоположную сторону – знакомиться с городом. Правда, шагов через десять пошел на компромисс с собой и остановил такси.

– Юйфосы! – сказал я водителю, стараясь правильно интонировать слоги. Пора бы уже – не первую неделю живу в Китае.

Водитель покивал круглой головой и повез меня к главной достопримечательности Шанхая – храму нефритового Будды...

Храм нефритового Будды оказался пагодой с большим внутренним двором, где стояли жаровни с благовониями. Внутренние помещения храма были уставлены золотыми и каменными фигурами, одна внушительнее другой. Несколько монахов расхаживали по храму и стучали колотушками по доскам, отпугивая злых духов…

Храм как храм. Ничего особенного…

Затем я для полноты впечатлений прошелся пешком по торговой артерии Шанхая – улице Нанкин Лу. Желания покупать что-нибудь у меня не было, по Нанкин Лу я гулял исключительно по долгу туриста. Требовалось составить программу на дальнейшее, но…

В дождь осматривать красивый парк, именуемый «Садом радости», откровенно ломало.

Столь же сильно ломало забираться на смотровую площадку местной телебашни, чтобы разглядывать оттуда свинцовые тучи где-то внизу.

А о том, чтобы совершить на рикше «захватывающее дух путешествие по трущобам Шанхая, и речи быть не могло – что я там в дождь увижу? Грязь и слякоть?

Навстречу мне выскочил китаец с транспарантом, предлагавшим прогулки по реке, но это невинное предложение только лишь ужаснуло меня. Дождь и туман не вызывают желания совершить речную прогулку...

Я вяло оглядывался по сторонам, прикидывая, не стоит ли мне вернуться в отель и завалиться спать впрок, как вдруг мое внимание привлекла весьма симпатичная китаянка в длинном, до пят, национальном платье (конечно же – красном).

Девушка стояла у входа в весьма помпезное здание, фронтон которого был украшен скульптурами псевдоантичного вида. Я без труда опознал лишь Нептуна, и то по трезубцу.

– Миста! Миста! – заверещала красотка, едва встретившись со мною взглядом. – Вэликам ту сан на! Пилисе! Пилисе!

Я уже приноровился к местному английскому, на котором «миста», как нетрудно догадаться, означает «мистер», «вэликам» – «вэлкам», «пилисе» – «плиз», но вот слова «сан на» мне еще не доводилось слышать.

«Должно быть “санни”, – подумал я. – Интересно – чего у них там может быть солнечного?»

Девушка манила меня рукой и повторяла: «Вэликам ту сан на! Пилисе!»

Дом производил впечатление клуба, довольно-таки респектабельного.

Явно не публичный дом – представить, что средь бела дня кто-то рискнул зазывать в бордель в историческом центре Шанхая, было невозможно.

Улыбнувшись девушке, я толкнул тяжелую дверную створку и вошел внутрь.

Не успел я оглядеться по сторонам, как ко мне подошел китаец в белой куртке и таких же белых брюках. Выдав длинную фразу на родном языке, он жестами пригласил меня следовать за собой.

Мы прошли в следующее помещение, гораздо больше первого. Оно представляло собой круглый зал с стойкой администратора в самой середине. Вдоль стен зала тянулись зеркала и кожаные диваны.

Я вгляделся в рекламный плакат, спускавшийся с потолка в виде флага и…

И сразу же понял, что оказался в бане! «Welcome to Red Dragon’s sauna!», красовалось на плакате.

«Сан на» означало «сауна». Можно было и самому догадаться.

Девочки там стоят, кстати, всегда очень приятные.

Молодой человек с парой белых войлочных тапочек в левой руке, подвел меня к одному из диванов, дождался, пока я сяду, и в считаные мгновения стащил с моих ног кроссовки, надев взамен тапочки.

– Э-э, бой! – воскликнул я, но он уже куда-то исчез.

«А почему бы и нет? Раз уж здесь оказался… – подумал я, поднимаясь на ноги. – Для полноты впечатлений можно побывать и в китайской бане. Тем более что на улице так противно!»

Против ожидания, тапки и не думали скользить по «мраморному» полу заведения.

Я подошел к стойке и обратился к девушке, сидевшей за ней. На мою удачу, она свободно изъяснялась по-английски.

Стандартный набор услуг, поэтично названный «жемчужным удовольствием», обошелся мне почти в сотню юаней.

Я расплатился наличными и получил круглый медный жетон с неведомым иероглифом на цепочке и пластиковую карточку, оказавшуюся, как я узнал чуть позже, ключиком от персонального шкафчика.

– После того как вы разденетесь, наденьте это на шею, – сказала девушка, указывая рукой на жетон.

– Хорошо, – ответил я.

– Документы, деньги и драгоценности вы можете сдать мне…

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru