Пользовательский поиск

Книга Китай и китайцы. Привычки. Загадки. Нюансы. Содержание - СООТЕЧЕСТВЕННИЦЫ

Кол-во голосов: 0

Кому:Александр Никитин «nikitinal@posttmail.ru»

От кого:Денис Никитин «denisn@posttmail.ru»

Тема:Брак и семья.

Здравствуйте, дорогие родители!

Никогда не интересовался у вас – а из каких, скажите, пожалуйста, побуждений вы, собственно говоря, вступили в брак? Ну, кроме потребности произвести на свет такое совершенное существо, как ваш сын, разумеется.

Китайцы издавна вступали в брак, чтобы было кому позаботиться о них в загробной жизни. Думаю, что где-нибудь у них висели такие вот лозунги: «Продолжение рода есть высшее проявление заботы об усопших предках!» или «Китаец, помни, – размножаясь, ты обеспечиваешь себе бессмертие!» Шучу, конечно, но то, что продолжение рода было и есть самым сокровенным желанием любого китайца, это правда.

Напродолжились, однако, – шагу ступить негде в «ихнем» Китае, повсюду толпы народа!

На неблагодарного и непочтительного потомка, не желающего вступать в брак и заводить потомство, предки могли разгневаться, а гнев духов ничего хорошего не сулил. Во всяком случае – в Китае, где духи мстительны, злопамятны и изобретательны.

Даже собственные предки – если хорошо постараться довести их до белого каления.

Конечно же, педантичные китайцы не могли пустить на самотек создание семейных союзов, предоставив желающим вступать в брак когда вздумается.

Ничего подобного – это было бы не по-китайски. Порядок, ритуал, регламент, если хотите, должен быть во всем.

Пределы брачного возраста в Древнем Китае были таковы: для мужчин – с шестнадцати до тридцати лет, а для женщин – с четырнадцати до двадцати лет.

Справил тридцать один год холостым? Готовься – достанется тебе на орехи! И будет доставаться все время, пока не раскаешься и не женишься наконец! И с потомством мужского пола поспеши, чтобы было кому покойным предкам жертвы приносить!

Хорошее государство заботится о своих подданных, и Поднебесная империя не была здесь исключением. Государство следило за тем, чтобы все вступали в брак вовремя. Ни раньше, ни, упаси милостивая матушка Гуаньинь, позже!

В каждом уезде существовал особый чиновник, бдительно надзиравший за теми, кто достиг предельного брачного возраста.

Нормально у них там был поставлен этот вопрос. Не отвертишься!

Ну, как и везде, при заключении браков соблюдался принцип соответствия уровня материального благополучия обоих семейств.

Вопрос о том, быть или не быть свадьбе, решался не только родителями с обеих сторон, но и особым гаданием «суань мин», «предсказывать будущее». «Суань мин» основано на вере в то, что с момента рождения жизнь человека зависит от пропорций сочетания в его организме пяти стихий: дерева, огня, земли, металла, воды.

Ясное дело – пропорция стихий мужа непременно должна соответствовать пропорциям жены. Иначе – какое же семейное счастье? Да – про инь и ян, разумеется, тоже нельзя забывать при гадании… Это вам не карты на короля треф раскинуть!

Гадатель должен был дать ответ на вопрос: какие именно стихии и в каких сочетаниях влияют на молодых людей, намеревающихся вступить в брак? Исходные данные для расчетов – точные даты рождения жениха и невесты.

Металл – вода?

Вода – дерево?

Земля – металл?

Превосходные сочетания! Как говорится, «будьте здоровы, живите богато».

Металл – дерево?

Вода – огонь?

Огонь – металл?

Сочетания не очень! От брака лучше воздержаться!

Причем рассматривалось не просто сочетание элементов, а сочетание в привязке к мужскому и женскому началам. Вот пример: если у жениха преобладает элемент «дерево», а у невесты – «огонь», то брак между ними невозможен, так как будущая жена непременно погубит своего мужа, подобно тому как огонь пожирает дерево. Если же «огнем» переполнен жених, а невеста представляет собой «дерево», то брак обещает быть плодовитым, ибо здесь огонь рассматривался, прежде всего, как символ солнечного тепла, что согревает деревья и помогает им плодоносить.

Гадатель выбирает не только благоприятный день, но и благоприятное время дня для совершения свадебной церемонии.

По-китайски слово «жениться» буквально переводится как «брать в дом жену», а «выходить замуж» – как «покидать семью». Этими словами выражался точный смысл процедуры. Жених приводил невесту в свою семью, а невеста родную семью покидала, чтобы стать членом семьи мужа. Соответственно, женщина не могла заботиться о собственных предках, потому-то в Китае всегда больше ценились сыновья, а не дочери.

Это не культ загробной жизни, а просто культище! Мегакульт какой-то.

Не утомил я вас?

У меня все в порядке.

Целую, обнимаю.

Ваш Денис

P.S.Китайский этикет предписывал супругам относиться друг к другу сдержанно, без особых нежностей, тем более на людях.

И еще – если в семье не было потомства мужского пола, то муж имел полное право привести в дом наложницу и сделать наследниками своего имущества рожденных от нее сыновей. Также широко распространена была практика усыновления мальчиков из чужих семей.

Правда, китайцы не спешили табунами вести домой наложниц.

Причина проста – наложницы обходились недешево, даже скажем – дорого.

Наряды, украшения, благовония и все такое прочее.

Опять же, законную жену обойти нельзя – со свету сживет. Значит, все покупалось в двойном размере – и жене и наложнице. По справедливости.

СООТЕЧЕСТВЕННИЦЫ

Ира и Лена – туристки из России.

– Мы из русской Венеции – Вышнего Волочка, – уточняют они.

– А как называются жители Вышнего Волочка? – полюбопытствовал я.

– Вышневолочевцы! – не раздумывая, ответила Ира.

– Ты что, деревня? – захихикала Лена. – Вышневолочканцы!

Оба ответа, на мой взгляд, царапали слух. Я потом посмотрел в Интернете, раз уж заинтересовался. Оказалось – вышневолочане, или попросту – волочане.

«Русским венецианкам» ничего не сказал. Зачем?

Ира и Лена путешествуют по Китаю с группой. Вояж типа «Весь Китай за две недели».

Их группа расселена в том же отеле, где поселился и я.

Неплохой отель, чистенький, и к тому же все новое.

Правда, в моем номере не работает телевизор, но я даже не стал говорить портье об этом – в любом китайском городе и без телевизора есть на что посмотреть.

А в отеле есть Ира и Лена, поэтому соскучиться в принципе невозможно.

Ира с Леной – типичные рыночные торговки на пороге пятого десятка. Массивные, и явно дутые, кольца на толстых коротких пальцах с неряшливым ярко-красным маникюром, короткая стрижка «а ля управдом», одежда на два размера меньше.

Они держатся особняком от прочей группы: Ира – вдова полковника (я уверен, что бедняга застрелился из табельного оружия, не вынеся тягот и лишений семейной жизни), а Лена «долго жила в Москве, пока не надоело». Внешне они очень похожи, особенно анфас – две хрюшки. Да и в профиль тоже не отличишь…

И по характеру дамы не разнятся.

То ли Ира и Лена лечат в путешествии комплекс неполноценности, то ли они просто чванливые дуры, но ведут они себя с китайцами надменно и вызывающе. Тон, жесты, выражение лица… думаю, что сам Цин Шихуан-ди, царствие ему небесное, вел себя с подданными более тактично.

– Этих узкоглазых надо сразу ставить на место! – то и дело повторяют дамы из русской Венеции.

Может быть, подобное поведение сошло бы с рук где-нибудь… даже затрудняюсь привести пример… Короче говоря – с китайцами такие шутки не проходят.

Нет, они не отвечают грубостью на грубость, не их метод.

И не бьют хамок ногами по физиономиям, туристки все-таки, гости страны, одна из основ ее благополучия.

И даже не намекают на недопустимость подобного поведения.

Они просто перестают понимать обращенные к ним речи и начинают творить возмездие.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru