Пользовательский поиск

Книга Империя Владимира Путина. Содержание - ВТОРОЙ ЗАКОН ТЕРМОДИНАМИКИ ДЛЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

Кол-во голосов: 0

В страшных, неподконтрольных даже партийному руководству снах грызловы и слиски мечтают стать ющенками и тимошенками. И только пробуждаясь в установленное начальством время, возвращаются в разнеженные кремлевскими объедками тела и успокаивают себя: ничего страшного, у нас все еще есть кормушка, и не на век, так на пару-тройку лет хватит, а ум, честь и совесть — приложатся.

Когда путинская камарилья исходит ядовитой лимфой по поводу Украины, она очень напоминает клуб импотентов, профессионально и грамотно рассуждающих о чудовищном вреде секса. «Вы слышали, Сидоров заразился СПИДом?» — «А Рабинович — того вообще любовница до крови покусала!» — «Нет, мы всегда знали, что быть импотентом — лучше всего. Никаких проблем. Полная стабильность!» И хрен в дышло тем, кто все еще по неопытности и глупости соблазняется заморской радостью секса.

По той же самой эротической причине путинские уроды улюлюкают вослед казенному возку Ходорковского. Еще бы: обитатель шестнадцатиместной тишины показал, что и в России, оказывается, возможна свобода слова. И что мужественно заявить посадившему тебя, что его сучьи дни сочтены, — тоже возможно. Как же наш элитный клуб импотентов такое простит! Ведь они-то сами… Нет, когда выпьют больше поллитра и снимут батарейку с мобильного телефона… А вот так, чтобы всеприлюдно!!! Вы не понимаете — у них собственность, бизнес, им еще тещу через три дня хоронить…

Но больше всех эмоций вызывает у правящего мармеладного слоя, кажется, Лимонов. Этот уж совсем ни в какие ворота не лезет! За год привел в свою неформальную партию — что характерно, без денег и звонков по вельможным вертушкам — 12 000 молодых людей. Это же катастрофа! Куда смотрят родители, профкомы, детские комнаты милиции!

Самим фактом своего существования Лимонов опровергает сразу три основных тезиса, на которых зиждется путинизм:

1. Нужно и правильно быть зависимой посредственностью, а независимым и талантливым — невозможно;

2. Все, что в жизни делается, делается только за деньги (они же — бабло);

3. У кого в руках плеть, у того и высшая сила.

Кремль тратит миллионы абсолютно чистых (неходорковских, надо понимать) у. е. на лесные праздники всяческих «наших», но сделать «наших» своими — все равно не может. Потому что мало кто из молодых, перед которыми — вся страна с ее невспаханным будущим, польстится на прямую проповедь бездарности и цинизма. А вот Лимонов… Ну ладно, не будем больше сыпать им соль на срочно подремонтированные пластическими хирургами раны.

Случайные домомучители Российской Федерации получат в истории тот финал, которого совершенно заслуживают. В энциклопедическом словаре недалекого будущего будут статьи «Лимонов», «Ходорковский», «Ющенко» и «Тимошенко». А статей «Грызлов», «Слиска», «Фрадков», «Сечин», «Кудрин», «Медведев» и пр. — не будет. История не любит и не ценит бессмысленных мелких жуликов, которые всю сознательную жизнь только и делают, что тещу хоронят.

И они предчувствуют это полное черное забвение, картинно самодовольные члены элитного Клуба одиноких импотентов имени подполковника П. Так пожалеем их — ибо если не мы, то кто же.

ВТОРОЙ ЗАКОН ТЕРМОДИНАМИКИ ДЛЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

На мой взгляд, в революциях на постсоветском пространстве Америка не играла никакой существенной роли, и поэтому она не будет ключевым фактором в революции либо ее отсутствии в России. В частности, на Украине Америка практически тормозила революцию, строго выполняя свои обязательства перед Путиным. Лишь когда революция стала необратимой, Америка поспешила легитимировать этот процесс и тем самым сыграть роль имперского центра, которую она призвана играть в современном мире. Поэтому никакие договоренности Владимира Путина с Вашингтоном его не спасают: они не замедляют и не ускоряют революционные процессы.

Революции происходят по внутренним причинам, из которых важнейшей является интеллектуальное и моральное разложение режима. И по второму закону термодинамики, революция приходит совершенно последовательно и необратимо. Для этого не требуются никакие внешние усилия, происки темных сил и так далее — просто приходит время и все! В России сегодня никто не противостоит этому разложению власти — не происходит никакой внутренней модернизации, на поддержание режима не затрачивается никакая энергия. В этом смысле, альтернатива достаточно проста: или революция, которая в современных российских условиях не будет ни мирной, ни бескровной, или государственный переворот, в результате которого Владимир Владимирович Путин уйдет от власти, очень мирно и спокойно.

Следующий правитель, возможно, по форме окажется преемником Путина, но практически будет качественной и кардинальной ему альтернативой. Мне кажется, что здесь, исходя из позиций национальной и социальной ответственности, нужно ставить именно на второй сценарий. Тем более что в этом сценарии заложена глубокая любовь к Владимиру Владимировичу и глубокое понимание его психологии, психологии бессознательного в частности. Потому что сегодня Путин действительно ненавидим даже теми, кто хочет оставить его в Кремле навечно. Он сам этого бремени не хочет, поскольку случайно оказался во власти. Путин случайно там находится — он любит комфортность власти, но не самое власть!

Безусловно поэтому Путин всегда теряется и пугается, когда фактор ответственности властной миссии начинает превалировать над фактором комфорта. Мы помним, что во времена Беслана, «Норд-Оста» и катастрофы подлодки «Курск» и во многих аналогичных случаях Путин просто исчезал, предоставляя событиям возможность течь так, как они текут. Это говорит о том, что никакого инстинкта власти у него нет. Нет никакого формата, присущего настоящему правителю, тирану, диктатору во взаимодействии с народом в критических ситуациях. И Путин даже сегодня, на мой взгляд, ушел бы из власти, если бы у него была не только гарантия его личной и экономической безопасности, но можно было бы все прилично обставить, то есть спасти личную репутацию.

Пока нет ни таких гарантий, ни возможности спасти репутацию, уйдя из власти сегодня. Но за год до формального истечения срока своих полномочий он уже сможет это сделать, ссылаясь на ельцинский прецедент. Например, всемерно подчеркивая, что он решил главную задачу своего президентства: сохранил Российскую Федерацию в нынешних границах 1991 года — пусть даже ценой подарков типа пары остро —

BOB там, пары здесь. Естественно, такого рода заявление будет блефом, но, может быть, этот блеф следует объявить правдой и вписать его золотыми буквами в российскую историю — лишь бы Владимир Владимирович куда-нибудь отвалил. И такую возможность Владимиру Владимировичу, безусловно, надо предоставить. Ни в коем случае нельзя загонять его в угол, из которого выход для страны через революцию, возможно, окажется оптимальным. То есть надо остановить революцию!…

В том, что касается оппозиции, то основным архитектором и источником революции сегодня является Кремль. Он делает все возможное, чтобы революция свершилась — не только в силу разложения властных институтов, но и того, что Кремлем взята на вооружение именно кучмистско-шеварднадзевско-акаевская программа контрреволюции. Вся кремлевская риторика и кремлевская политическая практика сводится к следующему: мы обеспечиваем стране стабильность, у нас экономический рост. (Или, как говорил ровно за две недели до начала «оранжевой революции» один из руководителей администрации президента Украины, в странах с таким экономическим ростом революций не бывает.) Наши оппоненты — это фашисты, это гражданская война. Надо не допустить фашизма и гражданской войны — это сделаем только мы.

На что и в Грузии, и в Украине, и в Киргизии, хотя там ситуация гораздо сложнее, контр-элиты и суб-эли-ты отвечали: «Да нет, ребята, чем вы, так лучше война. Так что не пытайтесь продавать нам тот мир, который является синонимом полного вырождения и стабилизации статус-кво, который нас, людей инициативных и творчески мыслящих, совершенно не устраивает». Именно этим же путем сегодня идет и Россия.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru