Пользовательский поиск

Книга Им не хватило двух секунд… Последний полет Ю. Гагарина и В. Серегина. Содержание - Им не хватило двух секунд… Последний полет Ю. Гагарина и В. Серегина

Кол-во голосов: 0

Им не хватило двух секунд… Последний полет Ю. Гагарина и В. Серегина

* * *

Им не хватило двух секунд… Последний полет Ю. Гагарина и В. Серегина - pic_1.jpg

На снимке: Ю. Гагарин с товарищами во время одного из тренировочных полётов.

Как известно, была создана авторитетная правительственная комиссия, которая занялась самым тщательным рассмотрением всех обстоятельств полёта. Но, к сожалению, никакого официального сообщения о результатах расследования обнародовано не было. Ничего не сказано не только о причинах гибели Гагарина и Серегина, хотя бы и предположительных, но и о том, что же удалось узнать достоверно.

Среди людей, далёких от авиации и космонавтики, а иногда, что греха таить, и имеющих отношение к ним, но обладающих богатой фантазией, не подкреплённой в должной мере добросовестностью и доброжелательностью, нередко возникали и возникают различного рода домыслы. Слухи и лживые версии время от времени то затихают, то начинают муссироваться с новой силой. Такова цена тех издержек, которые приходится нести, когда отсутствует достоверная, правдивая информация!

Кому не приходила в голову мысль: «Почему не сохранили Гагарина? Зачем не запретили ему летать?»

Тем, кто знал его близко, ответ ясен. Возможно, он бы остался живым, но тогда бы он перестал быть Гагариным.

Будучи лётчиком и космонавтом, он прекрасно понимал, сколь опасны его работа, его профессия. Тем более, что Гагарин тяжело переживал утрату своего коллеги и друга Владимира Михайловича Комарова, дублёром которого он был. Но неизбежные жертвы не могли заставить отступить от любимого дела.

Дипломную работу в академии он защитил 17 февраля 1968 года. Защита прошла весьма успешно, можно сказать, с триумфом.

После этого появилась возможность вернуться к тренировочным полётам. Гагарин немедленно начал готовиться к ним и возобновил полёты уже 13 марта. С 13 по 22 марта совершил 18 полётов на учебно-тренировочном самолёте-спарке УТИ МИГ-15 общей продолжительностью более 7 часов.

Полет с Серегиным был последней контрольной проверкой, после которой Гагарин переходил к самостоятельным полётам. На тот же день, 27 марта 1968 года, ему были запланированы два полёта по кругу продолжительностью по 30 минут каждый.

УТИ МИГ-15 представляет собой двухместный учебно-тренировочный дозвуковой истребитель с одним турбореактивным двигателем. В носовой части фюзеляжа расположены герметические кабины: обучаемого (первая) и инструктора (вторая). Обе кабины оборудованы катапультируемыми сиденьями и фонарями. В случае аварии фонари сбрасываются с помощью пиропатронов. При отказе пиропатронов замки открываются вручную. Аварийное сбрасывание фонаря и катапультирование производятся каждым членом экипажа самостоятельно. Система управления даёт возможность инструктору, находящемуся в задней кабине, контролировать действия подопечного и исправлять в случае надобности его ошибки.

В день полёта на предполётную подготовку Юрий Алексеевич как всегда пришёл вовремя. Началась она в 9.15, проводил её Серегин. По окончании подготовки Серегин утвердил полётный лист, составленный и подписанный Гагариным. Тот положил его в правый карман лётной куртки, и оба. направились к приготовленной для них машине. Приняли рапорт от техника о готовности самолёта к полёту. Оба осмотрели самолёт привычным маршрутом. Расписались в журнале готовности к полёту и заняли места в кабинах: Гагарин в передней, Серегин в задней, как положено.

Начался обычный радиообмен с руководителем полёта, который вёл Гагарин (его позывной номер был 625). Каждое действие производилось только по команде (запуск двигателя, выруливание на взлётную полосу, взлёт и т. д.) В 10 часов 19 минут, получив разрешение и подтвердив его по радио, Гагарин поднял самолёт в воздух. В 10 часов 30 минут, закончив упражнение в зоне, Гагарин доложил об этом руководителю и попросил разрешения взять курс 320 (на возвращение). После этого радиообмен прекратился, ни на какие запросы со стороны руководителя полётов 625-й не отвечал. Судя но наиболее достоверным материалам, полученным при расследовании, примерно через минуту произошла катастрофа — самолёт столкнулся с землёй. Магнитофонная запись позволяет не только дословно восстановить содержание переговоров, но и содержит ещё два вида очень важной информация: точиый хронометраж времени и живую запись речи.

Радиообмен 625-го с РП (руководителем полёта) состоял из коротких энергичных фраз, соответствующих динамике полёта. «Прошу запуску — „Разрешаю запуск“; „625-й, на взлётную“ — „Понял, выполняк“; „625-й к взлёту готов“ — „Взлёт разрешаю“; „625-й, за облака выйдете, доложите“ — „625-й между облаками“; „Зону 20 занял, высота 4.200, прошу задание“ — „Понял вас, разрешаю“. И так до последних гагаринских слов: „625-й задание в зоне 20 закончил, прошу разрешение разворот на курс 320“. „625-й, разрешаю“, — ответил РП. „Понял, выполняю“. И все.

Наверно, нет смысла объяснять, какую роль в авиация играет состояние погоды. Недаром полёты в сложных метеоусловиях ценятся особенно высоко, а учёт их в лётных книжках ведётся особо Последний полёт Гагарина и Серегина проходил между двумя слоями почти сплошной облачности. Нижний занимал высоту от 500-600 метров примерно до 1.500, а верхний-от 4.500 до 5.500.

Что же установило расследование?

Его веля две подкомиссии, которые имели возможность привлекать к работе самых квалифицированных специалистов, любые научные институты и компетентные организации. Результаты самых разнообразных исследований собраны и обобщены в 30 солидных томах. Они содержат подробные данные анализов, расчётов, мнений, опросов свидетелей, выводов и заключений, скреплённых подписями авторитетных учёных, военачальников, партийных работников, лётчиков, космонавтов, инженеров, врачей, экспертов.

Подход был столь многоплановым, разносторонним, тщательным, привлечено было так много объективных показателей, что любая попытка использовать сомнительные материалы или недостоверные сведения немедленно отпадала. Чтобы не утомлять читателя техническими подробностями, остановимся только на главных вопросах и тех ответах, которые были на них получены.

Первая проблема была связана с рассмотрением авиационной техники и включала в себя всё, что имело прямое или косвенное отношение к её состоянию и работоспособности.

Вторая — охватывала большой комплекс вопросов о подготовленности лётчиков, организации полётов, соблюдении строгих порядков, необходимых для безопасности полётов.

По всем вопросам заключение было вполне положительным, что позволило комиссии сделать такой вывод: «Подготовка самолёта к полёту 27.III.68 года произведена в полном объёме, в соответствии с требованиями действующей документации по технической эксплуатации».

Безусловно, самой трудной была третья группа вопросов по технике. Требовалось установить состояние самолёта, его двигателя, оборудования во время полёта, вплоть до удара о землю.

Научные методы расследования в авиации уже тогда достигли высокого уровня и позволили объективно установить, казалось бы, невозможное. Было доказано не только то, что все системы на летательном аппарате функционировали безотказно до конца, но даже восстановлены все основные количественные показания приборов. Один из способов, который был тогда применён, — анализ отпечатков стрелок приборов на циферблатах, которые остаются при сильных ударах. Таким образом удалось установить время падения самолёта (по двум часам — бортовым в кабине Гагарина и его наручным), восстановить показания авиагоризонта, узнать обороты двигателя, углы отклонения рулей высоты и т. д.

То, что было проделано при этом, следует рассматривать как большой цикл научно-исследовательских работ. Их результатом стали следующие выводы комиссии:

«На самолёте разрушений и отказов агрегатов и оборудования в полёте не имелось. Разрушение самолёта произошло при ударе о землю. Все изломы и деформации характерны для разрушений от однократно приложенной нагрузки. Следы усталостного разрушения деталей и элементов конструкции отсутствуют». «Пожара и взрыва на самолёте в полёте не было. Противопожарная система в полёте не использовалась». «Двигатель в момент столкновения с землёй работал». «Электрическая сеть самолёта находилась под током от генератора ГСН-3000». «Командная радиостанция РСИУ-ЗМ была включена… Электропитание ва станцию подавалось». «Кислородная система… была исправна».

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru