Пользовательский поиск

Книга «Грязное белье» Кремля. Разоблачение высших чиновников РФ. Содержание - «Винторез» (С. К. Шойгу, руководитель Министерства по чрезвычайным ситуациям)

Кол-во голосов: 0

Его младший брат Александр Зурабов — основатель и руководитель компании «Клуб друзей Буратино», специализирующейся на подготовке эксклюзивных подарков на заказ для элиты. Занимал руководящие посты в ОАО «Аэрофлот — российские международные авиалинии» и входил в его совет директоров в период, когда в составе акционеров были структуры, аффилированные с Романом Абрамовичем, и некоторое время спустя. До этого возглавлял компанию, учредившую «Доверительный и инвестиционный банк» (ныне не существует), где в 90-е годы находились счета некоторых дочерних предприятий ЗАО «МАКС», которыми руководил Михаил Зурабов, а также счета нескольких компаний, руководителями которых были другие члены семьи Зурабовых.

В отставку Зурабов был отправлен в сентябре 2007 года, когда новый премьер Виктор Зубков сформировал свое правительство. Ранее уволить Зурабова неоднократно требовали депутаты Госдумы, в том числе единороссы, — его обвиняли в кризисе с обеспечением бесплатными лекарствами, провале пенсионной реформы и реформы соцстрахования.

На короткое время Зурабов обосновался на Старой площади в качестве советника Президента РФ. Близкий к Минсоцздраву источник говорит, что Зурабов взят в администрацию именно для того, чтобы обеспечить преемственность курса. После назначения Татьяны Голиковой Зурабов собрал начальников отделов, тепло попрощался и дал понять, что отставка носит политический характер, а работа продолжится в том же направлении.

Кабинет Зурабова располагался напротив кабинета замглавы администрации Владислава Суркова (до Суркова в этом помещении работал Дмитрий Медведев, пока не перешел в правительство). Столь высокое кабинетное расположение согласно кремлевской табели о рангах значит очень много.

«Винторез»

(С. К. Шойгу, руководитель Министерства по чрезвычайным ситуациям)

Нужна ли благородному спасателю снайперская винтовка с глушителем или, иначе говоря, зачем МЧС спецподразделение по борьбе с профессиональными диверсантами?…19 декабря 1997 года проходило вечернее заседание Госдумы, на котором с информацией о «состоянии поисково-спасательных служб МЧС России, а также о реформировании МЧС России и создании новой структуры — Государственной спасательной службы» выступил Сергей Шойгу. Изумленные думцы, догадавшись, что Шойгу возмечтал создать карманную силовую супергруппировку, сравнимую по мощи с вооруженными силами среднего европейского государства, без долгих прений свернули пленарное заседание, порекомендовав «зарвавшемуся» министру «сосредоточить силы на предупреждении чрезвычайных ситуаций».

Что тогда представляло собой МЧС? 21 тысяча 642 военнослужащих, на их вооружении — легкое стрелковое оружие. Элитная часть — спасатели высшего класса, оснащенные высокотехничным оборудованием, в том числе робототехникой. Шойгу перед угрозой «грядущих катаклизмов» предложил организовать новую, более мощную структуру на базе МЧС, в которой по штатному расписанию предусматривается в общей сложности 122 генеральские должности: 9 генерал-полковников, 33 генерал-лейтенанта, 76 генерал-майоров и 4 контрадмирала, а министру присваивается звание генерала армии. (Для сравнения: пожарной службой управляют тригенерал-майора). Количество стрелков увеличилось до 70 тысяч.

О неудавшейся законодательной инициативе Шойгу можно было бы и не вспоминать, если б эта история не получила продолжения. Год спустя, 4 декабря 1998 года, Комитет по безопасности Госдумы отправил тогдашнему директору ФСБ Владимиру Путину официальное письмо № 315–2666 с просьбой «тщательно проверить» информацию о том, что «под командованием МЧС РФ созданы различные структуры, имеющие в различных точках Москвы и Подмосковья опорные базы, в которых соответствующие подразделения занимаются подготовкой мероприятий, предназначенных для «часа X».

Намек на некий «час X» мог показаться как минимум смешным и наивным, но в письме Комитета по безопасности приводились серьезные факты. В частности, указывались места дислокации этих таинственных структур: в Ногинске, Новогорске, а также поселки Устье и Поречье, находящиеся под Рузой. В Устье, например, дислоцирован батальон спецназа МЧС и центральный командный пункт. В Теплом Стане, одном из окраинных районов Москвы, размещен так называемый антитеррористический центр МЧС.

Спецподразделения корпуса спасателей укомплектованы бывшими сотрудниками «Альфы», «Вымпела» и спецназа ГРУ Генштаба. Видимо, это их имел в виду Шойгу, говоря о том, что «есть в МЧС элитная часть — спасатели высшего класса, оснащенные высокотехничным оборудованием…». На их вооружении — правду говорил министр — находится «легкое стрелковое оружие». А среди такового, по информации компетентного источника, есть, скажем, «винтовка специальная снайперская», или ВСС «Винторез». Она предназначена для «поражения целей в условиях, требующих бесшумной и беспламенной стрельбы». Состоит на вооружении спецподразделений армии и МВД.

Вопросов появилось множество. Можно еще объяснить, зачем «спасателей» из спецназа МЧС обучают тонкостям подрывного дела и приемам рукопашного боя. Чтобы, скажем, филигранно подорвать полуразрушенное здание и затем неутомимо разгребать завалы. Но как Шойгу борется со стихийными бедствиями оружием диверсантов? И почему его люди в масках лупят на подмосковных полигонах из гранатометов? Кумулятивными зарядами тучи не разогнать, техногенную катастрофу не предотвратить. Создание антитеррористического центра в МЧС и вовсе кажется абсурдным.

Существование спецслужб МЧС держалось в глубокой тайне. Почему? По словам бывшего сотрудника президентской администрации, в середине 1997 года Шойгу отправил в Кремль секретный документ — «О перспективах развития МЧС», в котором настаивал на создании антитеррористического центра и батальона спецназа. И с какой, полагаете, целью? Ни много ни мало — «для обеспечения безопасности существующего конституционного строя». На Старой площади инициативу оценили, увидев, очевидно, в образе «обновленного» МЧС нечто вроде «нагана» под подушкой, и пошли навстречу. Пошли, нарушив тем самым Закон Российской Федерации «О безопасности», ибо МЧС не входит в перечень «органов обеспечения безопасности».

Впрочем, не хочется подозревать Шойгу в преступных и коварных помыслах. Но при этом Шойгу иногда называют «загадочным спасателем». Загадок, как выясняется, действительно много.

Итак, Сергей Кужугетович Шойгу родился в 1955 году в городке Чадан Тувинской АССР, по национальности тувинец. Отец — бывший заместитель председателя Совета Министров Тувинской АССР, тувинец. Мать — русская, работала экономистом в совхозе.

В 1977 году он окончил Красноярский политехнический институт по специальности «инженер-строитель». С 1979 года работал старшим прорабом строительного треста «Ачинскалюминстрой». Женился на дочери главного инженера треста Александра Антипина и уже через несколько лет занял его кресло. В те годы тесть Шойгу был дружен с первым секретарем Ачинского горкома КПСС Олегом Шениным, ставшим впоследствии секретарем ЦК КПСС, а также известным ныне оппозиционером. Антипин и Шенин взяли над Шойгу шефство.

Когда родители жены главного спасателя переехали в Абакан, Александр Антипин специально под зятя создал трест «Абаканвагонстрой». Позже, в 1988 году, Шенин сделал его секретарем Абаканского горкома КПСС по строительству. Ну а дальше по наезженной колее: с 1989 года — инструктор Красноярского крайкома КПСС, в 1990-м — Высшая партийная школа и назначение на пост заместителя председателя Госкомитета РСФСР по архитектуре и строительству в правительстве Ивана Силаева. В мае 1991 года Шойгу выдвинул идею создания корпуса спасателей и в том же году стал председателем Российского корпуса спасателей. В августе 1991-го Ельцин подписал указ о создании Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям.

На первый взгляд, обычный путь всякого номенклатурного работника, у которого оказались толика организаторских способностей, немного удачи и сильный покровитель.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru