Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - ИСТОРИЧЕСКИЙ ИТОГ

Кол-во голосов: 0

Из– за большой распространенности смешанных браков среди евреев, некоторые неевреи могут подумать, что еврейское общество становиться менее этноцентричным. Но в действительности это не так. Те евреи, которые находятся «в центре», менее всего предрасположены к ассимиляции, В то же время евреи, вступающие в брак с представителями других наций и придерживающиеся нееврейских систем ценностей, играют важную роль в том, чтобы заставить неевреев поверить в то, что евреи похожи на них больше, чем в действительности.

Еще более важным является тот факт, что некоторые еврейские исследователи считают смешанные браки определенной функциональной ценностью в нееврейском окружении. Марк Зборовски и Элизабет Херцог отмечают, что это служит мостом между еврейским и нееврейским обществами, который, однако, не угрожает еврейскому ядру.

Периферийная область, играющая роль моста к окружающим культурам, выполняет несколько функций. Это и путь к завоеванию, и буфер, и источник обновления. Любой импульс, идущий от внешнего края, может служить усилению ядра. [546]

Либерман и Вайнфельд в своей статье «Демографичекие тенденции и выживание евреев» рассматривают сравнительно высокий уровень смешанных браков, как успешную стратегию в обеспечении большей поддержки со стороны нееврейского общества таких политических и социальных целей, как политическая поддержка Израиля.

Удачное осуществление влияния лучше всего достигается в обществе, члены которого взаимодействуют с политиками и лидерами мнений. Посредством самих евреев, вступивших в смешанные браки и, конечно, посредством их социального окружения, включающего еврейские семьи и друзей, которые могут быть ближе к ядру общества, еврейские заботы, интересы могут быть сформулированы перед более широкой и влиятельной аудиторией. В недавнем интервью, президентский помощник Роберт Лившиц проследил происхождение обеспокоенности Джимми Картера за Израиль к его дружбе с кузиной, ортодоксальной еврейкой (тетя Картера замужем за евреем и их двое детей воспитывались в еврейских традициях). Евреи, вступившие в смешанные браки, разжижают общество с одной стороны, но с другой, обладают некоторыми компенсирующими функциями. [547]

Очевидно, что если евреи, вступившие в смешанные раки, служат «мостом к нееврейскому обществу», те, которые находятся вне еврейского общества но осознают себя евреями, испытывают теплые чувства по отношению к еврейскому наследию и заинтересованы его вопросами. Одно временно, они менее солидарны с европейскими вопросами и интересами.

Смешанные браки далеки от разрешения конфликта, между евреями и неевреями. Зато они способствуют усилению ядра еврейского генотипа и подпитывают политическую и культурную солидарность. Засылая своих союзников в нашу культуру и политику, они еще более способны поддерживать еврейские интересы. Среди неевреев смешанные браки производят противоположный эффект. Поскольку они почти полностью впитываются нашим обществом, наша собственная солидарность становится слабее. Не существует реальной угрозы еврейскому генотипу; он становится все более «еврейским» в каждом последующем поколении.

Узнав, что евреи имеют отличное от европейского генетическое наследие, и что это отличие усиливается, мне захотелось понять, что это могло бы означать в рамках поведения и эволюционной стратегии евреев.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ИТОГ

Эта книга пока продемонстрировала, что еврейская история, начиная с самых ранних периодов, зафиксированных в Библии, и заканчивая современным племенным шовинизмом Израиля, является длительной историей превосходства и этноцентризма. Евреи научились процветать, будучи меньшинством в нееврейских нациях, и они научились, как сохранять свое культурное и генетическое наследие в условия интенсивных тенденций ассимиляции со стороны обществ? хозяев. Чтобы избежать процесса ассимиляции, который поглощает любой другой народ, имеющий статус меньшинства в древних нациях, они культивируют идеологию внутригрупповой преданности и любви и внешнего этноцентризма и ненависти.

Во время пребывания в качестве влиятельного меньшинства в Египте в начале своей истории, они создали стратегию выживания и расовой чистоты. Позднее, в регионе, состоящем из многих отдельных народов, они усовершенствовали свою этноцентрическую политику и создали мифологию того, что эта политика была декретирована Богом. Эта стратегия, которая находит свое выражение в Иудаизме, этой всемирной религии, которая обещает доминион и власть еврейскому народу, а не личное вознаграждение после смерти достойным людям.

Чтобы противостоять ассимиляции со стороны больших обществ, в которых они живут, евреи развили теологию, которая культивирует веру в то, что они являются «избранным Богом» народом, обладающим превосходством и «отдельным от других» с божественно предопределенным правом управлять миром и со священным обязательством сохранять свою культуру и генотип неприкосновенными. Неевреев же они называли нечистыми и стоящими ниже и, даже, кровожадными врагами, которые намериваются разрушить их путем искоренения или при помощи ассимиляции.

Чтобы выжить в качестве меньшинства в других нациях – часто, как пришельцы с небольшим количеством или вообще без земли и с религиозно-культурным презрением к труду – им необходимо было развивать умения в иных областях. Они стали профессионалами в ростовщичестве, финансах и администрации, а также в легальных и нелегальных формах предпринимательства. Они обнаружили, что с помощью альтруистических усилий, они смогли бы доминировать в важных областях нееврейской социальной структуры. Также стало очевидным, что в их интересах было поддерживать этноцентрическую «командную стратегию» и в то же время ослаблять нееврейскую солидарность. Они также выработали комплекс стратегий, направленных на то, чтобы скрыть свою враждебность от нееврейских хозяев.

По окончании их вавилонского пленения, периода, длящегося сотни лет, в течение которого они процветали, как влиятельное меньшинство в чужой нации, их стратегия превратилась в утонченное искусство, кодифицированное в Танаке (Ветхом Завете) и, в конечном итоге, в Талмуде.

Евреи выработали определенные культурные, диетические и ритуальные традиции, чтобы держаться обособленно от неевреев. В отличие от двух других основных мировых религий, Иудаизм не стремится привлекать людей в свою веру, и хотя мнимо допускает такой переход, создает для этого всевозможные барьеры. Еврейское общество не принимает новообращенных и даже их потомков (еврейские раввины говорят в священном писании, что необходимо чтобы прошло десять или более поколений в еврейском обществе, чтобы стать полностью принятым, и еврейское право относиться к потомкам новообращенных, как к «внебрачным детям»). Большинство евреев, которые вступили в смешанные браки, поступали так с не обращенными неевреями и поэтому были изгнаны из еврейского общества.

Другими словами, он был лишен гражданских и политических прав, на которые может претендовать любой израильтянин, и даже так называемые внебрачные дети, которые принадлежат к серьезно запятнанному поколению. [548]

Как единое меньшинство в нееврейских нациях, евреи нуждались в том, чтобы скрывать свои истинные этноцентрические верования. Одно из средств в этом процессе было поддержание еврейского языка в школах, и ограничение переводов своих текстов на нееврейские языки (как отмечалось в моей главе о еврейском чувстве превосходства, в настоящее время они выработали даже кодовые слова, чтобы маскировать наиболее ненавистнические антинееврейские цитаты в своем Талмуде и ритуалах).[549]

Евреи также научились быть настолько политически скрытными, насколько возможно, часто скрывая свою политику для того, чтобы не пробудить гнев неевреев. В этих попытках им часто не удавалось сдерживать свою жадность, что иногда приводило к жестоким антисемитским реакциям.

87
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru