Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - ПРИЧИНЫ, ВЫЗВАВШИЕ БОРЬБУ ЕВРЕЕВ ЗА ИММИГРАЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ

Кол-во голосов: 0

ПРИЧИНЫ, ВЫЗВАВШИЕ БОРЬБУ ЕВРЕЕВ ЗА ИММИГРАЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ

Было бы глупым и непродуктивным для евреев выступать за открытие границ и в тоже время признавать, что мотивация их действий была вызвана интересами, которые противоречили европейцам-неевреям. Они называли открытую иммиграцию «патриотической». С самого начала века они делали публичные заявления о том, что мультикультурализм и разнообразие являются выгодными для США, умело маскируя при этом свою собственную стратегию.

После принятия статуса открытой иммиграции в 1965 году, такие еврейские авторы как Наоми У. Коуэн, почувствовали себя в большей безопасности и приоткрыли некоторые из реальных еврейских причин побуждающих их продвигать такого рода политику. Она писала о том, что, начиная с гонений в России в 1880-х годах, в ходе нацистской оккупации Европы и оканчивая несчастьями «холодной войны» в Восточной Европе, открытая иммиграция в западные нации служила еврейским интересам, поскольку «стремление выжить заставляло евреев искать убежище в других странах».[500]

Коуэн также писала о том, что внешняя международная политика США также служит еврейским интересам, поскольку «сориентированная на принятие иностранцев Америка была наиболее чувствительной к проблемам евреев-иностранцев».[501] Возможно, еще более важным выступает то, что Коуэн лишь подразумевала, а именно то, что евреи видели в политике открытой иммиграции крушение гомогенности и единства Америки, создание плюралистичного общества в котором евреи смогли бы процветать,

В своей монументальной книге «История евреев в Америке», Говард Захар отмечает, что плюрализм поддерживает «узаконение сохранения культуры меньшинства среди большинства общества-хозяина».[502] Так, в сущности, разрушая единство и связность Америки, евреи могли бы усилить свое собственное единство. В продолжении Захар подробно показывает, как усиливает еврейскую солидарность:

Но влияние Каллена в реальности распространилось на всех образованных евреев: узаконивая сохранение культуры меньшинства среди большинства общества-хозяина, плюрализм функционирует как интеллектуальная опора для образованных евреев второго поколения, поддерживает их связность и их наиболее упорные коллективные попытки во время суровой депрессии и оживления антисемитизма, во время шока, вызванного нацизмом и Холокостом, вплоть до появления сионизма после Второй мировой воины. [503]

Социальный психолог Кевин Маккдональд в книге «Люди, которые будут расселяться сами по себе», указывал, что большинство антисемитских движений обычно существуют в этнически гомогеннных нациях, и что «этнический религиозный плюрализм служит внешним интересам еврейства, поскольку евреи становятся лишь одной из многих этнических групп… и это становится трудным и даже невозможным! для неевреев развивать единые связные группы, объеденные в своей оппозиции иудаизму».[504][505]

В своей книге «Определенный народ: американские евреи и их жизнь сегодня», Чарльз Зильберманн пишет, что:

Американские евреи зависят от культурной толерантности из-за их веры, прочно укоренившейся в истории, в то, что евреи находятся в безопасности лишь в таком обществе, которое представлено большим количеством разнообразных отношений и поведений, так же, как разнообразие религиозных и этнических групп. Например, неодобрение гомосексуализма ведет к тому, что большинство американских евреев поддерживают «права геев».[506]

Джон Хайэм в своей книге «Send These To Me: Immigrants in Urban Аmеriса» (Пришли это мне: иммигранты в урбанизированной Америке), ясно показывает, что спонсируемые евреями изменения в иммиграционном праве были поражением политической и культурной представленности в американском обществе «обычных людей юга и запада».[507]

В течение десятилетий предшествующих, открытию границ в 1965 году, группы евреев благочестиво заявляли о том, что не должно быть никакой дискриминации, направленной против любой группы иммигрантов и что это должно сыграть позитивную роль для Америки. Но Ричард Арэнс, директор подкомитета Сената, который составил Акт Уолтера-Маккерена, указывал на то, что те же самые силы евреев, которые выступали наиболее алчными приверженцами открытой иммиграции, лицемерно вступили в оппозицию той этнической иммиграции, которая, как они считали, противоречила их интересам.

Одним из любопытных моментов, касающейся тех, кто наиболее активно утверждал, что акт 1952 года является дискриминаторским, и что он не позволит принять значительное число потенциальных беженцев, выступил тот факт, что они противостоят принятию приблизительно одного миллиона арабских беженцев, которые сейчас живут в лагерях, в достойных жалости обстоятельствах после того как они вынуждены были переселиться из Израиля.[508]

Организованное еврейство не только хочет не дать возможности арабским беженцам вернуться в свои дома в Израиле, они также препятствуют их переселению в Соединенные Штаты. Видят ли они в лишенных места жительства палестинцах своих потенциальных политических оппонентов? Еврейские группы явно способствуют таким формам мультикультурализма, которые подрывают единство неевреев, а вовсе не тем, которые могут угрожать власти их собственной группы. Тогда становится очевидным, что их преданность мультикультурализму является стратегией чистой воды, они приветствуют только те этнические группы, вливающиеся в нацию, которые смогут в дальнейшем плюрализировать американское общество и разрушить его единство.

В большинстве своем еврейские политические институты и средства массовой информации долгое время способствовали демографическому вторжению и разложению Америки. В то время как еврейская пресса обвиняла в «расизме» тех, кто выступал против потока цветных иммигрантов в Америку, Канаду и во все Европейские нации, на израильскую иммиграционную политику смотрели сквозь пальцы. Миллионы палестинцев покинули свои дома в результате захвата Израилем Палестины. Они не могут вернуться на свою древнюю родину, и многие вынуждены жить в лагерях беженцев, которые не многим отличаются от контрационных лагерей с их нуждой и запущением.

А. М. Розенталь уже долгое время является владельцем одного из, возможно, наиболее влиятельного журнала в Америке, которым владеет еврей, New York Times. Сторонник строгого курса в Израиле, он сожалеет о сионистском государстве лишь в том смысле, что оно является, на его взгляд, не достаточно сионистским. В передовой 1992 года Розенталь чествует себя обязанным критиковать другую страну, которая желает сохранить свое расовое единство и культурное наследие.

Они лучше установят квоту на иммиграцию и сформируют более плюралистическое государство путем принятия доктрины для граждан, основанную в большей степени на месте жительства, чем на кровных связях.

Также внушает беспокойство неудача Бонна при пересмотре старого закона, который уже коренился в этничности. В рамках существующей системы, турецкий рабочий по найму, который прожил в Германии 30 лет и говорит бегло на немецком, не сможет получить гражданство автоматически, в то время как русскоговорящий иммигрант, который может доказать, что имеет немецкие корни, обладает такой привилегией. [509]

Розенталь сравнивает современную немецкую иммиграционную политику с политикой нацистов. А разве израильское иммиграционное законодательство отличается?

82
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru