Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - Глава Х

Кол-во голосов: 0

Мы, американцы, вместе с британцами, немцами, французами, поляками, русскими, итальянцами и др. устроили бойню миллионам европейских женщин и детей, убили и искалечили наших молодых людей и сожгли наши наиболее не прикосновенные произведения искусства в европейской колыбели культуры и цивилизации. Когда я был очень молод, я испытывал чувство вины за рабство и за Джимми Кроу. Я избавился от чувства вины, когда понял, что наша раса дала населению Земли гораздо больше, чем отняла от него. Когда я начал понимать реальность Второй мировой войны, чувство вины снова посетило меня, но в этот раз не в связи с тем, что моя раса причинила другим, а с тем, что мы причинили сами себе. В конце концов, нам некого винить за эту бойню более чем самих себя.

Вторая мировая война была наиболее разрушительным и опустошительным событием в долгой истории Европы. Коммунизм надругался над половиной Европы и прокатился по всей планете, убивая и порабощая миллионы, прежде чем он уничтожил сам себя. Пирровой победой еврейское верховенство объединило свои силы, результатом чего явился тот факт, что XX век завершается сионистской гегемонией в самых высших эшелонах средств массовой информации и политической власти. Белый мир растерял свои империи и сейчас столкнулся с тем, что его собственные берега захвачены Третьим миром в том смысле, что даже родные земли наших людей сейчас находятся под угрозой демографической и генетической катастроф. Древняя ненависть сейчас присуща тем людям, которые «ничего не забывают и ничего не прощают».

И сегодня, хотя наши еврейские антагонисты находятся на пороге полной победы и деловито продолжают основание своего нового мирового порядка, их власть – это не совсем то, что нам угрожает. Нам угрожает наша собственная слабость. Нашей «ахиллесовой пятой» оказалась наша наивность. Если мы узнаем правду Холокоста, то сможем избавиться от наивности, и сможем расстроить планы искоренения европейского человечества.

Мы, мужчины и женщины Запада не должны приносить в жертву своё право на рождение на алтарь Холокоста.

Глава Х

ЕВРЕИ ВОЗГЛАВИЛИ ВТОРЖЕНИЕ

Give me your tired, your huddled мasses, Yearning to breathe free. The wretched refuse of your teeming shore.

– Emma Lazarus

Наплыв европейцев в Северную Америку привел к тому, что индейцы вынуждены были переселяться и, в конце концов им достались лишь резервации. Аналогично протекала беспрерывная миграция евреев в Палестину, что противоречило интересам палестинцев, но для евреев было необходимо захватить регион. Это положило начало основанию сионистского государства.

Любое племя, раса или нация, желая сохранить свою культуру, интересы группы и суверенитет должны сохранять доминирующий статус в том географическом регионе, где они расселяются. Большинство наций осознали этот факт еще во времена ранних цивилизаций, и каждая современная нация стремится строго контролировать свои границы и процесс иммиграции.

Большинство американцев рассматривают историю индейского сопротивления европейским колонизаторам как морально оправданную, но в свете искаженной этики сегодняшнего дня некоторые считают европейско-американские попытки предохранить наш уникальный генотип и культуру от неевропейской иммиграции, как достойные порицания.

Однако, несмотря на всеобъемлющую пропаганду, прославляющую мультикультурализм и навязываемые СМИ радости разнообразия, опросы общественного мнения в Америке показывают преобладающую оппозицию неограниченной иммиграции. Аналогичные общественные настроения сохраняются в каждой европейской нации.

Только после иммиграционного акта 1965 года Конгресс США начал игнорировать желания большинства и положил начало политике, которая дискриминировала потенциальных европейских иммигрантов, и способствовала массивной неевропейской иммиграции. Начиная с этого времени, федеральное правительство демонстрировало малую заинтересованность в усилении иммиграционных законов и политики сохранности наших границ. Результатом этой политики был поток цветных иммигрантов, как легальных, так и нелегальных. Иммиграция и высокая рождаемость цветного населения изменили американскую нацию таким образом, что от 90% европейцев в начале 60-х к концу века осталось только 70%. Американское бюро по переписи населения предсказало, что к середине XXI века, еще во время жизни многих из тех, кто читает эти строки, американцы-европейцы будут этническим меньшинством в США. Мы уже являемся меньшинством во многих больших городах Америки и скоро будем в меньшем количестве в Калифорнии и Техасе. Политика, аналогичная действующей в США, привела большое количество неевропейцев в Канаду; негров – в Великобританию; североамериканцев и азиатов – во Францию; турков – в Германию; и настоящее попурри из чужеземных рас в Скандинавию, Испанию и Италию.

Поскольку я рос, сознавая некоторые национальные вопросы, для меня было очевидным, что новая иммиграционная политика США и Европы в серьезной степени повредит западным обществам. Уже некоторое время спустя после изменений в иммиграционной политике обострились проблемы преступности во всех подверженных этому процессу нациях. Страдало качество образования, и увеличились проблемы социального благосостояния. Если эта запланированная расовая трансформация ускорится, все эти болезни достигнут катастрофических пропорций.

Какая группа может что-либо выиграть от этого демографического Армагеддона? Иностранцы-индивидуалы, которые могут извлечь выгоду из экономических возможностей, предоставляемых западными обществами. Когда я наблюдал за борьбой, касающейся иммиграционных законов в течение последних 100 лет в Америке, стала очевидной движущая сила открытия американских границ: это было организованное еврейство, персонифицированное в поэтессе Эмме Лозарус, чьи строки я привел в начале главы.

К тому времени, когда я был студентом младших курсов в университете, я убедился, что массовая неевропейская иммиграция уравновесила величайшую кратко– и долговременную угрозу Америке, которую я любил. Я осознавал, что до тех пор, пока не будет аннулирован иммиграционный акт 1965 года, он будет звучать как похоронный звон по моей стране. Большая часть из того, что я читал, указывала на длительную историю усилий организованного еврейства произвести радикальные преобразования в американских иммиграционных законах. Я связался с Дрю Смитом, старым новоорлеанским адвокатом, автором книги «The Legacy ofthe Melting Pot» (Наследие Мелтинг Пот) и тем, кто научил меня многому по вопросам иммиграционной проблемы[491].

Мы встретились со Смитом в дождливый день после занятий в Совете регистрации граждан. Он объяснил мне историю американских иммиграционных законов. Процитировав строки Лозарус у подножия статуи Свободы, он спросил: «Чьим интересам могло служить наводнение Америки „жалким отребьем?“. Он быстро ответил на свой собственный вопрос: „Это было в интересах единого народа, который использовал расовую солидарность в качестве оружия, оружия, которое они хотели иметь только для себя. Попытки изменить американские иммиграционные законы и в конечном итоге сместить европейское большинство велись почти исключительно евреями“.

Смит объяснил, что Эмма Лозарус – как многие другие активисты-иммигранты – была еврейской партизанкой, поддерживающей создание эксклюзивного еврейского сионистского государства в Палестине, но в то же время, выступающая за «многообразие» для Америки. Он указал мне на то, как такие евреи как Лазарус смогли даже изменить значение статуи Свободы. Прекрасный желто-зеленый колосс первоначально не имел никакой связи с иммиграцией и предшествовал созданию иммиграционного центра на острове Эллис. Это был подарок Франции по случаю празднования американской революции, а вовсе не в честь прибытия «жалкого отребья» на американские берега.

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru