Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - АУСШВИТЦ: В ЦЕНТРЕ ХОЛОКОСТА

Кол-во голосов: 0

Хотя у него были явные доказательства правдивости его утверждений, Ирвингу запретили представить их в суде или хотя бы вызвать доктора Пайпера как свидетеля. За осмысление своих утверждений как исторического факта немецкое правительство оштрафовало его на 30 тысяч немецких марок. В «интересах немецкого правительства» они запретили Ирвингу использовать немецкий Государственный Архив, где он работал более тридцати лет и которому он подарил бесценные коллекции оригинальных документов.

Сейчас немецкое правительство выгнало Ирвинга из страны. Впоследствии под натиском евреев историка выгнали Канада, Франция, Австрия, Италия, Южная Африка, Австралия и многие другие страны. Его издателей запугивали и изводили с целью разрыва его контрактов, его физически атаковали, а лекции его срывали «головорезы с трубками».

В Канаде, по просьбе Центра Саймона Визенталя, власти схватили Ирвинга, арестовали и выслали из страны в наручниках. The Toronto Global amp; Mail задало вопрос, от чего его заковали в наручники и сами же ответили другим вопросом: «Неужели кто-либо допускал, что он сядет за свою пишущую машинку?»

В Америке с их первой поправкой по правам, немногие понимают, что в так называемом «свободном мире» историк может быть посажен в тюрьму просто за то, что высказал мнение по поводу события, произошедшего 50 лет назад. У себя дома рядом с посольством США в Лондоне, Ирвинг дал интервью французской телевизионной станции, вновь повторив тот факт, что основные газовые камеры, которые показывали туристам в Аусшвитце, фальшивки. За утверждение такого рода, сделанное в собственной гостиной в Лондоне, его обвинили в судах Парижа. Во Франции оспаривать любое из «преступлений против человечества» как утверждалось в уставе 1945 года Нюрнбергского Процесса незаконно – даже в своем доме в чужой стране.

Есть и такие, кто считает, что мы не должны обсуждать аспекты Холокоста, как не спорим с теми, кто говорит, что земля плоская, но неужели, какой-либо знающий человек испугается поспорить с тем, кто считает землю плоской. Будет ли он использовать своды законов, чтобы заставить приверженца этой теории замолчать, не дать ему ничего ни написать, ни опубликовать? Будет ли он пытаться разрушить его жизнь, оштрафовать на тысячи долларов, а если это не поможет, отправить в тюрьму.

Я верю в свободу слова, потому что не боюсь. Я верю, что мои идеи хорошо обоснованы, и что я могу подкрепить свое мнение логикой и доказательствами. В атмосфере свободной, открытой диспутам, я ничего не боюсь, так как мне не приходится бояться правды. А чего бояться оппоненты Дэвида Ирвинга и всех ревизионистов?

Наши библиотеки и школы набиты ортодоксальной литературой по Холокосту. Газеты и журналы публикуют бесконечные потоки подобных историй. В театрах и на телевизионных экранах показывают постановки, дают комментарии, интервью, иллюстрируют Холокост. При такой мощности средств, стоит ли миру бояться Дэвида Ирвинга, если только, конечно, его преследователи не находят его доказательства объективными и убедительными, доводы серьезными и их представление – проникновенным. Тогда, чтобы защитить свою популярную версию событий Холокоста, они стремятся загнать человека на край света.

Какой еще «исторический факт» настолько уязвим, что должен защищаться террором, тюрьмами, изгнаниями? Чего боятся оппоненты Ирвинга и других ревизионистов? Являются ли аргументы ревизионистов настолько убедительными, что их оппоненты должны прибегать к неприкрытой политической агрессии, чтобы заставить их замолчать?

АУСШВИТЦ: В ЦЕНТРЕ ХОЛОКОСТА

В центре истории о Холокосте находится концлагерь Аусшвитц в Польше. Годами, он представлялся миру как лагерь смерти, где нацисты отравили от 3 до 4 млн. евреев. Какие бы сомнения по поводу чудовищности Холокоста и достоверности историй о газовых камерах не присутствовали у визитеров – они исчезают при посещении лагеря. Полмиллиона туристов ежегодно видят то, что как бы является реальными газовыми камерами, где погибли миллионы евреев. С 1945 по 1949 годы дощечка на парадных воротах объявляла на многих языках, что здесь умерло 4,1 млн. жертв. В июне 1979 года во время визита в лагерь Папа Иоанн Павел II остановился перед памятником и молился за души 1 млн. жертв. Оказалось, что по крайне мере 3 млн. убиенных – всего лишь плод воображения.

Вскоре после визита папы без фанфар и без публичных объявлений историки лагеря сняли табличку и заменили ее другой, отражающей новую официальную цифру: 1,2 млн. Много лет официально заявленные 6 миллионов еврейских жертв Холокоста включали и 4 млн. умышленно убитых в Аусшвитце. Интересно, что когда цифра Аусшвитца снизилась приблизительно на 3 миллиона, не появилось стремления исправить энциклопедии и бесконечные публикации, ссылающиеся на цифру 6 млн.

Когда «эксперты» урезали цифру Аусшвитца, они сделали то, за что ревизионистов сажали в тюрьмы: они снизили число убитых евреев. Хотя в принципе, у них не было выбора. Им пришлось либо радикально изменить свои данные, либо потерять доверие. Одно дело было делать нелепые заявления, с 1950-х по 1960-е годы, когда Аусшвитц был редко посещаемым местом, контролируемым коммунистами. Но чем шире доступ, тем больше вопросов возникает. Пересматривая данные, кураторы лагеря эффектно признали, что коммунисты и соответствующие члены лагерного музея сфабриковали цифры, и они были слишком раздуты, чтобы в них верить.

Еврейский ревизионист Дэвид Коул посетил Аусшвитц в сентябре 1992 года. С ермолкой на голове он взял интервью у куратора доктора Францишка Пайпера, который признал, что в то время как официальные гиды сообщают посетителям, что газовые камеры остались именно такими, какими они были во время освобождения лагеря, это тем не менее «реконструкция». Это открытие – одна из зияющих дыр на носу военного корабля «Аусшвитц» – главного корабля флота Холокоста, Коул был впоследствии избит и его жизнь неоднократно подвергалась опасности.[466]

Перед лицом нагроможденных доказательств, выявляющих явную ложь Аусшвитца, приспешники Холокоста признали многое из того, за что осуждали таких людей как Девид Ирвинг. Интересно, что в возможно наиболее авторитетной и исчерпывающей на сегодняшний день книге по Аусшвицу «Аусшвитц: с 1270 до сегодняшнего дня» Роберта Яна Ван Пельта и Деборы Дворка, двумя еврейскими авторами Холокоста признавалось, что газовые камеры в основном лагере Аусшвитц, которые показывают туристам являются фальсификацией, построенной польскими коммунистами уже после войны.[467] Авторы, однако, утверждают, что газовые камеры были в другом лагере Аусшвитц.

Падение коммунизма в России пролило свет на многие документы, до сих пор не доступные исследователям. Поразительные данные недавно открылись в Московских государственных архивах. Когда советские «освобождали» Аусшвитц немцы спешно его покинули, оставив тонны документов. Среди обнаруженных отрядами коммунистов был журнал Смертности – хронологически организованные тома свидетельств о смерти тех, кто умер в лагере. На протяжении 45 лет эти решающие документы томились в секретных архивах КГБ. Советский президент Михаил Горбачев санкционировал их открытие для исследователей; 16 переплетенных томов. В них показано, что врач и остальной медицинский персонал методично делали записи о каждой смерти в Аусшвитце. Записи включают описание причины смерти: от экзекуции, расстрела или повешения, до болезни, сердечного приступа или подобных причин. Большинство смертей произошло по причине болезней.

Неполный журнал Смертности включает записи, которые относятся к приблизительно 74 тысячам смертей, из которых 30 тысяч были евреями, а остальные – поляками, русскими и другими национальностями.

Журнал Смертности тотчас же вызвал много вопросов. Если власти вели записи об экзекуциях в виде расстрелов и повешений, почему нет записей об отравлениях? Еще более важно, почему книги хранились в секрете так много лет? Засекретили ли советские материалы, так как знали, что они не соответствуют оригинальной версии КГБ об Аусшвитце?

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru