Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - НЮРНБЕРГСКИЕ СУДЫ

Кол-во голосов: 0

Визел также цитирует воспоминания об убийстве евреев в Бабьем Яру, где «на протяжении нескольких месяцев земля продолжала дрожать» и «время от времени фонтаны крови били из земли».[441] Я подумал: тот ли это человек, который скажет мне всю правду о Холокосте!

У меня возникли эти и другие дерзкие вопросы. На самом ли деле нацисты построили эти ужасные камеры, перевезли туда миллионы евреев и таким образом уничтожали их? Если у них было намерение уничтожить их, то почему они не использовали пули, которые стоили всего несколько центов, и которые бы так же эффективно умертвили их без расходов на перевозку, еду, проживание и медицинское обслуживание? Я спросил себя; если нацисты действительно хотели истребить всех евреев, почему им понадобилось строить все эти лагеря?

Нелегко мне было задавать себе эти вопросы. Меня смущало то, что я оправдывал массовые убийства, сомневаясь в правдивости этих ужасов. Я видел выживших после лагерей на телевидении. Они рассказывали о том, как из кожи жертв делались абажуры, из человеческих тел делали мыло. Иногда у меня просыпалось чувство жалости, и я ненадолго оставлял эту тему.

Наконец, я решил продолжить чтение и обдумать проблему глубже. Тот, кто ищет правду всегда прав. Грешит тот, кому не хватает смелости узнать всю правду до конца. Я начал свои исследования Холокоста, просмотрев материалы Нюрнбергских процессов, международных судебных разбирательств, которые как предполагается, открыли сущность и масштабы Холокоста.

НЮРНБЕРГСКИЕ СУДЫ

Мой отец был традиционным республиканцем, который поддерживал сенатора Роберта Тафта из Огайо. Тафт согласился со многими американскими военными, что суды устанавливают опасный прецедент, при котором американские военные кадры могут оказаться втянутыми в будущие конфликты. Он говорил, что, если победоносные армии Второй мировой войны могут осудить побежденных за военные преступления, то же самое может когда-либо ожидать и плененных американских солдат. Я посмотрел получивший награду фильм «Суд в Нюрнберге», и прочел книгу, показавшую эти суды средством отправления справедливости для военных преступников, заслуживавших как минимум виселицы или расстрела.

Интересно, что первая найденная мной альтернативная точка зрения по поводу Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, принадлежит человеку, которого я считал врагом Юга: Президенту Джону Ф. Кеннеди. На страницах своей удостоенной Пулитцеровской премии книги «Профили мужества»[442] Кеннеди писал о политическом героизме сенатора Тафта, чей личный кодекс чести потребовал высказать обвинение в адрес Нюрнбергского процесса с риском поставить под угрозу дело всей своей жизни – президентство. Несмотря на многоголосую оппозицию и беспрецедентную разгромную компанию, направленную против него в еврейских средствах массовой информации, Тафт поставил под сомнение справедливость судов Нюрнберга.

Он утверждал, что они не являются блестящим образцом западной юриспруденции, во что меня заставили поверить средства массовой информации. Тафт проводил расследование в Сенате, в ходе которого многие американские свидетели разоблачали тот факт, что и к немецким защитникам широко применялись пытки. Такой образ действий вызвал опасения у сенатора Тафта, и он имел опрометчивость заявить, что нельзя доверять подобным признаниям. Он продолжал ставить под сомнение и саму организацию судов, и тот имидж справедливости, который, как предполагается, они представляли.

В «Профилях мужества» Кеннеди приводит цитату из речи Тафта, произнесенной в Кенионском колледже в Огайо. На стр. 238 Кеннеди пишет:

«Суд победителей над побежденными, не может ею быть беспристрастным вне зависимости от того, насколько он ограничен рамками справедливости». [443]

Кеннеди продолжает подробно цитировать речь Тафта.

Во всем этом судилище присутствует дух мести, а месть редко бывает справедливой. Повешение одиннадцати заключенных – пятно на американской истории, о котором мы будем долго сожалеть.

На этих судах мы переняли идею русских – не справедливость, а политика государства – с небольшим влиянием англо-саксонского наследия. Подменяя законную процедуру политикой, мы можем дискредитировать всю европейскую концепцию справедливости на годы. [444]

Кеннеди комментирует:

Нюрнберг, как настаивает сенатор из Огайо, являлся пятном на американской конституционной истории и серьезным отходом от англо-саксонского наследия справедливого и равного отношения в суде, которое по праву сделало эту страну уважаемой во всем мире. «Мы не можем даже учить наших людей твердым принципам свободы и справедливости – заключает он. – Мы не можем учить их правлению в Германии, подавляя свободу и справедливость…». [445]

Аргументом Тафта явилось то, что справедливость победителей – это вовсе не справедливость. Хотя средства массовой информации и придали процессам образ справедливости в декорациях зала суда, все это очень поверхностно. Реальной справедливости не может быть там, где обвинители контролируют судей, обвинение и защиту. Наша западная концепция закона основывается на идее о беспристрастности. А возможно ли это, когда судьи являются политическими противниками обвиняемых? Возможно ли это, когда людей обвиняют в совершении во время войны действий, которые союзники и сами совершали? Заслуживают ли доверия суды, если они признают огромное количество свидетельств, не подвергая свидетелей перекрестному допросу… когда так называемые показания состоят из признаний, полученных под пытками…когда свидетели защиты в случае появления в суде могут быть взяты под стражу…когда людей судят за нарушения законов, которых даже не существовало во время совершения этих действий?

Судья Эдвард Ван Роден был членом комиссии Армии Симпсона, которая занималась расследованием методов, применяемых в концлагере в Дахау. 9 января 1949 года в газете «Washington Daily News» и 23 января 1949 года в лондонском «Sunday pictorian» он привел несколько примеров использования пыток:

…Следователи, говорит он, одевали на голову осужденного черный капюшон и затем били по лицу медными кастетами, пинали и били резиновыми дубинками… Все, кроме двоих из 139 обследованных нами немцев получили серьезные повреждения яичек. [446][447]

Многое из доказательств «бойни», предлагаемые сегодня историками – это «признания» на судах по военным преступлениям. Я сомневаюсь, а можем ли мы доверять «признаниям» тех, чьи яички были повреждены во время допроса? Я также был шокирован, когда узнал, что сотрудники русского КГБ, которые сами совершили огромное количество преступлений против человечества, стали судьями.

Мой друг в Гражданском Совете сказал, что один американский судья, бывший председателем одного из трибуналов, разоблачил несправедливость Нюрнбергских судов. Я выяснил, что судья Верховного Суда Айовы Чарльз Ф. Венерстурм отказался от назначения, возмущенный процедурой. Он заявил, что обвинение не давало возможности защите собрать улики и подготовить дело, что в судах не пытались выработать принцип законности, а руководствовались исключительно ненавистью к нацистам. К тому же, сказал он, 90% состава суда в Нюрнберге составляли люди, которые по политическим или расовым основаниям были предубеждены против защиты. Он утверждал, что евреи, многие из которых являлись немецкими беженцами и новоиспеченными американскими гражданами, преобладали в составе Нюрнбергских судов и более интересовались местью, нежели справедливостью.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru