Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - ДВИЖЕНИЕ ЗА ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА

Кол-во голосов: 0

Сексуальная мораль – как американское общество, в своей экстремальной форме, определяет ее – представляется мне весьма презренной. Я выступаю за несравненно более свободную сексуальную жизнь. [179]

В работе «Моисей и монотеизм» (1939) Фрейд неоднократно нападает на христианство, в то же самое время поддерживая теорию духовного превосходства еврейского народа.

«Народ, счастливый в своем убеждении обладания истинной правдой, преодолев свое осознание как избранного народа, пришел к тому, чтобы высоко ценить интеллектуальные и этнические достижения.

Христианская религия не придерживалась тех больших высот духовности до каких измывалась еврейская религия – Зигмунд Фрейд».[180]

Так же, как коммунистические евреи вели политическую войну с царями в России, фрейдисты проводили культурную войну против культуры западных христиан. Кевин Мак-Дональд в своем классическом исследовании еврейского этноцентризма «Народ, который должен пребывать в стороне», отмечает, что в работе Фрейда «Тотем и Табу»[181] выявляется его роль в культурной войне против неевреев.

Размышления Фрейда безусловно имеют свой заказ. Вместо того, чтобы обеспечивать предположения, которые бы повторно подтвердили моральную и интеллектуальную основу культуры его дней, его предположения составляли целостную часть его войны против культуры неевреев. Именно в этом духе он рассматривал «Тотем и Табу» как победу над Римом и католической церковью.[182]

Фрейд показывает свою войну с христианством и сравнивает ее с борьбой Ганнибала против Римской империи.

…Ганнибал… был любимым героем моих последних лет…

Я начал понимать впервые, что это означало, – принадлежать к чуждой расе… Фигура семитического генерала поднялась еще выше в моих глазах. Для моей юношеской души Ганнибал и Рим символизировали конфликт между целостностью еврейства и организацией католической церкви…[183]

Фрейд откровенно выражает свои взгляды как сторонника еврейского превосходства в письме к одной еврейской женщине, которая намеревалась зачать ребенка от нееврея для того, чтобы залечить раскол в психоанализе. Его слова были:

Я должен признаться… что ваша фантазия относительно рождения спасителя в смешанном союзе вовсе не импонирует мне. Господь, в тот антиеврейский период, сделал так, что он был рожден от высшей Еврейской расы. Но я знаю, что это мои предрассудки.[184]

Годом позже та же самая женщина дала жизнь ребенку, отцом которого был еврей, Фрейд ответил:

Я, как вы знаете, излечился от последней крупицы пристрастности к арийскому делу, и хотел бы принять на себя, что если ребенок оказался мальчиком, он может превратиться в активного сиониста. Он или она должны быть смуглыми в любом случае, никаких более светловолосых. Давайте изгоним все эти несбыточные надежды!

Я не засвидетельствую своего почтения Юнгу в Мюнхене, его вы хорошо знаете… Мы есть и остаемся евреями. Другие будут только эксплуатировать (использовать) нас и никогда не поймут и не оценят нас. (процитировано в Иерушалми 1991,45)[185]

Фрейд не только сознательно начал атаку на наши культурные ценности, он удобно наклеил ярлыки на своих оппонентов при данной атаке, как умственно больных. В своей работе «Моисей и Монотеизм» Фрейд рисует антисемитизм как умственную болезнь, которая возникает из-за ревности к еврейскому этническому превосходству.[186]

На палубе судна, идущего под парами в Соединенные Штаты Америки, Фрейд толковал своим друзьям, что народ Америки думал, что он несет им панацею, но вместо этого он сказал: «Мы несем им чуму».[187]

ДВИЖЕНИЕ ЗА ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА

Точно также, как еврейские ученые ведут схоластическую борьбу за эгалитаризацию в науке и социологии, а еврейские магнаты средств массовой информации осуществляют пропагандистский контроль, само движение за гражданские права» нашло большую часть своего руководства и финансовой поддержки в еврейском сообществе.

Почти с первого дня своего основания в 1909 году Национальная Ассоциация за Прогресс Цветного Населения (NAACP), была первой организацией, работающей во имя расово смешанного американского общества. Достаточно интересно то, что учредительный совет директоров имел в своих рядах только одного выдающегося чернокожего У.Е.Б. Дюбуа (который фактически был мулатом). Большая часть правления состояла из еврейских идеологов марксизма. Палата Представителей Конгресса США и многие государственные органы расследований тщательно документировали тот факт, что все основатели были активистами коммунистического движения. Дюбуа даже выбрал Коммунистическую Гану в качестве места погребения.

Первым президентом NAACP был Артур Шпингарн, и потом всегда только евреи служили президентами NAACP с момента основания данного движения вплоть до 1970-х годов. Ноэль Шпингарн сменил на этом посту своего брата Артура, а вслед за ним Киви Каплан властвовал над организацией. По большей части еврейское лидерство NAACP было мало известно широкой публике. Когда я достиг совершеннолетия, единственное имя, которое я слышал в связи с NAACP, было имя Роя Уилкинса, ее чернокожего национального секретаря. Поскольку его имя так часто появлялось в прессе и перед глазами публики, то как и большинство американцев, я считал, то Уилкинс был лидером NAACP. Но на самом деле президентом NAACP был в это время Каплан. Бенджамен Хуке стал наконец первым чернокожим президентом в данной организации, но публика уже мало что слышала о «национальном секретаре» NAACP. Начиная с этого времени представителем NAACP в СМИ стал ее президент.

В недавнем расколе между чернокожими и евреями, либеральные евреи стали истерично кричать о неблагодарности чернокожих по отношению к ним, упоминая тот факт, что львиная доля финансирования движения за равноправие чернокожих шла от евреев. Они также хвастались, что по крайней мере 90 процентов юридической поддержки движения за гражданские права обеспечивалось еврейскими адвокатами и очень долго поддерживалось на еврейские деньги.[188]

Практически каждый шаг прогресса движения за гражданские права проходил через суды. Они обеспечили появление декрета о принудительной расовой интеграции школ, дали возможность голосовать неграмотным черным, и наконец, навязали Америке массивную (широкую) дискриминационную программу по отношению к белым под названием «Утвердительное действие» Орвеллиана. Здесь тоже евреи играли доминирующую роль.

Организацией, которая сражалась в этих битвах с еврейскими нападками, был «Фонд Юридической Защиты NAA СР», организация, отделившаяся от NAACP. На момент написания этой книги евреи все еще руководят ею. Джейк Гинберг был активным членом в фонде юридической защиты в течение многих лет, и был главным адвокатом в суде, защищающем Брауна в знаменитом деле Верховного Суда «Браун и Комиссия по образованию». В данном злодейском (бесчестном) решении Верховный Суд США одним уничтожающим росчерком пера инициировал преобразование американской системы народного образования из одной из лучших в индустриальном мире в одну из самых худших.

Даже в тех областях деятельности, где евреи не были фактическими лидерами, они обеспечивали большую часть закулисного влияния. Мартин Лютер Кинг-младший попал под влияние Стенли Левинсона, который написал многие из речей Кинга, включая, скажем, такую речь, как «У меня есть мечта», произнесенную в ходе Марша на Вашингтон. Джон и Роберт Кеннеди предупреждали Кинга о том, чтобы он отделил себя от Левинсона, из-за коммунистического прошлого последнего. Кинг, однако, нашел Левинсона неоценимым для него и отказался. Студенческий координационный комитет ненасильственных действий (SNCC) и Конгресс расового равноправия (CORE) также имели ключевую причастность евреев к своей деятельности на начальных формирующих этапах, и большая часть номинально белых в «Рейде на колесах за свободу», которые пошли на Юг, были евреями. Широко известно дело трех участников данного марша за свободу на колесах, убитых в Филадельфии, штат Миссисиппи. Это были Швернер, Гудман и Чейни, – два еврея и один черный.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru