Пользовательский поиск

Книга Еврейский вопрос глазами американца. Содержание - ФРЕЙДИСТСКАЯ АТАКА

Кол-во голосов: 0

Он собрал многих еврейских учеников вокруг себя, включая Жене Вэлфиша, Изадора Чейна, Мелвилла Херсковица, Отто Клинеберга и Эшли Монтагу. Он также имел среди своих последователей негра К.Б. Кларка и двух женщин, Рут Бенедикт и Маргарет Мид. Мид позднее написала свою знаменитую книгу по Самоа (Достижение совершеннолетия в Самоа),[171] выдвигая предложение что неразборчивые сексуальные отношения приводят к уменьшению травм и проблем несовершеннолетних. (Ее опус был впоследствии опровергнут громогласно Дереком Фриманом, который показал, что Мид сфальсифицировала свои данные по Самоа)[172][173][174]

Боас и все его ученики имели обширные коммунистические связи. Он неоднократно провозглашал, что «был в состоянии святой войны против расизма». Он умер внезапно во время ланча, где снова и в последний раз подчеркнул необходимость бороться с «расизмом». Боас и его товарищи получили идеологический контроль над антропологическими факультетами большинства университетов путем поддержки своих эгалитарных товарищей с целью всегда использовать своё положение для продвижения своих сторонников при академических назначениях. В то время, как традиционные антропологи не имели ничего для защиты своих взглядов, Боас и его последователи пустились в святую миссию по искоренению знаний о расовых различиях из академической среды. Они преуспели в этом. Как только сторонники эгалитаризма достигали положений влияния или власти, они помогали своим товарищам подняться по служебной лестнице на учебных кафедрах колледжей и академических факультетов, которыми они руководят. Они также могли полагаться на своих собратьев-евреев, которые занимали влиятельное положение в университете для того, чтобы содействовать своим собратьям по вере, равно как и нееврееям, сторонникам этой идеи, при получении профессорских званий и научных назначений и продвижений по службе. Аналогичный сговор имел место в рядах и в правлениях антропологических ассоциаций и журналов. Однако, завершающим ударом была массивная поддержка, оказанная догме эгалитаризма средствами массовой информации, которые в подавляющем большинстве были в руках евреев.

Расовое равенство было (и все еще есть) представлено публике как научный факт, которому противостоят только «фанатики» и «невежественные люди». Авторы, сторонники эгалитаризма, такие, как Эшли Монтагу и другие заслужили больших похвал в журналах, газетах, и позднее, на телевидении. Независимо от того, был ли он евреем или неевреем, исповедование идеи расового равенства становилось существенной догмой для любого, кто хотел продвинуться в антропологии или любой другой части академического мира. Приверженность к «политически корректной» линии приводила к престижу и овациям, деньгами и успеху. Когда же кто-то говорит правду по расовым вопросам, то это приводит к личным атакам и даже часто к экономическим невзгодам.

Эшли Монтагу стал хорошо известным представителем теории «надувательства» по вопросу о равенстве, сменив Боаса как наиболее популярного сторонника антирасизма. Его хорошо смоделированый британский акцент и аристократическое имя добавляли мгновенной убедительности его расистским высказываниям. Я могу все еще и теперь, спустя тридцать лет, вспомнить его эффектные появления в телевизионной программе «Сегодня». Его книга: «Раса: Наиболее опасный человеческий миф», стала библией равенства, и оказала на меня глубокое впечатление до того, как я имел: шанс прочитать и другое мнение на этот счет.[175] Настоящим именем Монтагу было Израэль Эхренберг. Проявив великолепную психологическую маскировку, Эхренберг менял свое имя несколько раз, остановившись наконец не просто на англо-саксонском обычном имени, а на имени Монтагу, которое является одной из наиболее аристократических и старейших средневековых титулованных фамилий.[176]

К концу 1990-х годов еврейские авторы начали бесстыдно писать о своем доминировании в американской антропологии. В 1997 году в издании «Американский Антрополог», который публикуется американской антропологической ассоциацией, еврейский ученый Гелуа Франк писал, что эгалитарная американская антропология была настолько полностью еврейской, что она должна относиться к «части еврейской истории». Франк продолжает далее и признает, что антропология находится на службе социального заказа, чьи эссе сфокусированы на еврейских антропологах, которые «озабочены вопросами преобразования многокультурных теорий в руководства для активной деятельности».

Та же самая категория антропологов, которые так лихорадочно заявляют что «не существует такого понятия, как раса», когда это касается черных и белых, теперь лицемерно заявляют об уникальной генетической однородности евреев.

Более того, все более возрастающее число еврейских антропологов выходят из своих кабинетов, празднуя свое особое генетическое и культурное наследие.[177]

Что касается белых и черных, то теория эгалитаризма все еще доминирует, Ричард Левонтин, Леон Камин и Стефен Джей Гоулд являются тремя признанными среди евреев марксистами-евреями и ведущими академическими выразителями идей эгалитаризма. Несмотря на лавину свежих научных данных, доказывающих жизненно важную роль генов в создании индивидуальных и групповых различий, теория расового эгалитаризма все еще является священным писанием антропологии и человеческой психологии, как это характеризуется популярными средствами массовой информации. Писания Левонтина, Камина, Гоулда, Роуз и других сторонников теории эгалитаризма часто появляются на страницах таких журналов, как «Смгшгсониан», «Нэчурал Хистори», «Нейча», «Дискавэ», «Тайм», «Ньюсвик» и других широко распространенных изданиях.

Телевизионные программы часто предлагают интервью с ними как «авторитетами» по вопросам рас, и очень редко их оппонентам позволяется оспаривать их мнения. Большинство из ведущих представителей теории эгалитаризма сами себя считают марксистами – незначительная деталь, которая весьма редко упоминается в средствах массовой информации. Представьте себе, если бы это были самопровозглашенные нацисты; я подозреваю, что реакция на них была бы совершенно различной.

Несмотря на хорошо организованный контроль над антропологией «как частью еврейской истории», научное подтверждение существования различных рас растет так быстро, что сторонники популярной теории эгалитаризма могут оказаться более не в состоянии сдержать научную волну. Никогда еще не было большего несоответствия между научными и научно-популярными воззрениями.

ФРЕЙДИСТСКАЯ АТАКА

Психология подвергалась яростной еврейской атаке точно также как это имело место в случае с антропологией. Со времен Зигмунда Фрейда психология стала определяться как «еврейская наука». Один из еврейских биографов ставил эту проблему таким образом:

История сделала психоанализ «Еврейской наукой». И атаки на нее так и продолжались. Он был уничтожен в Германии, Италии, Австрии, и был изгнан на все четыре стороны как таковой. Он продолжает постигаться равным образом как врагами, так и друзьями. Безусловно, что к настоящему времени появилосьмного достойных психоаналитиков среди них, неевреев… Но авангард движения за последние пятьдесят лет оставался по преимуществу еврейским, как это и было с самого начала. [178]

Со времени Великой Депрессии академическая психология относилась с недоверием к воздействию наследственности, и относила практически все индивидуальные модели человеческого поведения и умственных способностей, к феноменам обуславливающимся влиянием окружающей среды. Утверждалось, что окружающая среда, а не наследственность является фактическим источником всех умственных и поведенческих отличий между различными расами. Но не только теории Фрейда и его учеников обрушиваются на принципы рас, их последователи предприняли также широкомасштабную атаку на духовные и моральные ценности европейской цивилизации. Фрейд предположил, что наша христианская сексуальная мораль была причиной умственных заболеваний в большом объеме. Он безжалостно подрывал концепции сексуальной верности и основы института брака. В 1915 году он заявлял:

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru