Пользовательский поиск

Книга Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках. Страница 83

Кол-во голосов: 0

Патрика Мортона впоследствии разоблачили как мошенника, а вскоре после этого один шотландский джентльмен сказал: «Любой разумный человек постыдился бы верить такому, как он».

ВЕДОВСТВО В ИРЛАНДИИ

Ведовство обошло Ирландию стороной. Относительная изолированность страны, пропасть между правящим протестантским меньшинством и коренным римско-католическим большинством и полное отсутствие каких бы то ни было трудов и письменной дискуссии о ведовстве — вот часть тех обстоятельств, которые объясняют, почему мания преследования ведьм практически не затронула Ирландию.

Даже XVI в., отмеченный во всех странах Европы обострением антиведовской истерии, пощадил Ирландию. Один-единственный случай произошел в ноябре 1578 г., в Килкенни, где двух ведьм и «арапа» казнили «согласно естественному закону, поскольку в анналах этого королевства законов против них не найдено». Колдун-негр на Британских островах — явление уникальное. Возможно, несчастный чернокожий потерпел за неверно истолкованное слово: некромантию (предсказание будущего с помощью мертвых) перепутали с негромантией — предсказанием будущего с помощью негров! Естественный закон вскоре сменился законом юридическим, и в 1586 г. ирландский парламент ввел в действие статут королевы Елизаветы от 1563 г., который оставался в силе вплоть до 1821 г.

В начале XVII в. инцидентов, связанных с ведовством, не становится больше, да и те, которые возникают, имеют отношение скорее к колдовству. В 1606 г. некий священник вызвал «злого и лживого духа», чтобы узнать, где находится «самый порочный из всех предателей, Хью из Тирона». В 1609 г. одержимая девушка излечилась, когда на нее надели святой пояс из аббатства Святого Креста около Терла. В другом случае, год неизвестен, девушка-служанка разыскала похищенное столовое серебро при помощи магических кругов и прочитанных задом наперед отрывков из Святого Писания. Полтергейст не давал покоя жителям местечка под Лимериком в 1644 г., на 18 лет раньше явления тедвортского барабанщика. Аналогичное событие имело место в 1678 г. в Дублине.

В 1661 г. Флоренс Ньютон, ведьму из Иола, обвинили в том, что она заколдовала молоденькую девушку. О ее деле впервые рассказал Джозеф Гленвил, опираясь на записки председательствовавшего тогда судьи выездной сессии в Корке сэра Уильяма Эштона. Какими бы смехотворными ни казались показания и сколь бы нелогичными ни представлялись выводы из них, все же суд был открытым, свидетелей (включая мэра и священника) представили публике и привели к присяге; чтобы заставить обвиняемую сознаться, не применялись пытки, была даже сделана попытка приблизить судебную процедуру к юридической норме для других дел.

Обвинений против Флоренс Ньютон было два: она наслала порчу на молоденькую служанку по имени Мэри Лонгдон и вызвала у нее припадки, а Дэвида Джонса довела своим колдовством до смерти. На Рождество 1660 г. Мэри отказалась дать Флоренс кусок маринованной говядины, и та пошла восвояси, бормоча угрозы. Неделю спустя, когда Мэри несла домой белье, «ведьма из Иола» попалась ей навстречу, выбила у нее из рук корзину и стала «яростно целовать». Вскоре после этого Мэри начали мучить видения: у ее кровати стояла женщина, закрытая покрывалом, а «маленький человечек в шелковой одежде» объявлял, что это матушка Ньютон. Когда Мэри отказалась выполнять требования духа, у нее появились симптомы, характерные для одержимости или истерии: она демонстрировала неимоверную силу, теряла память, ее рвало «иголками, булавками, гвоздями от лошадиных подков, щепками, шерстью, соломой». Дополнительной — и совершенно не характерной для случаев одержимости — чертой стал дождь из камней, «который сопровождал ее повсюду». Скептики, наверное, жалели, что никто никогда «не мог взять их в руки, за исключением тех, которые поймали сама Мэри и ее хозяин». Среди них оказался один с отверстием в середине. Его Мэри (по совету других) привязала на крепкий кожаный шнурок к своему кошельку, но он «немедленно исчез, хотя шнурок, завязанный крепким узлом, остался». И все время, пока продолжались эти неприятности, Мэри, по ее словам, видела Флоренс Ньютон, которая терзала ее и втыкала в нее булавки. Как только на ведьму надели кандалы, припадки Мэри прекратились.

Результатом предварительного слушания, проведенного мэром 24 марта 1661 г., стало заключение Флоренс Ньютон в тюрьму. Нашлись любители поискать ведьм, которые попробовали свою сноровку на матушке Ньютон: один ткнул шилом ей в ладонь, «но не смог проколоть, хотя шило погнулось так, что никто его потом не сумел выпрямить. Затем мистер Блеквол взял ланцет и сделал на ее ладони надрез в полтора дюйма длиной и четверть дюйма глубиной, но крови не было. Тогда он порезал ей другую руку, и тут обе начали кровоточить».

Гленвил не сообщает, чем закончился процесс, но, вне всяких сомнений, Флоренс Ньютон казнили.

Последнему делу о ведовстве в Ирландии предшествовал один достойный упоминания случай одержимости, изложенный в памфлете того времени «Околдованное дитя из Ирландии». Позже его пересказал Джозеф Гленвил. Девятнадцатилетняя девушка подала милостыню нищенке и получила от нее взамен пучок щавелевых листьев. Не успела она съесть листочек, «как начала сильно мучиться животом, в кишках у нее забурчало, с ней сделались судороги, и в конце концов она упала в обморок». Врач, не зная, что предпринять, послал за священником, но его приход только ухудшил дело.

Сначала она каталась по полу, потом ее стало рвать иголками, булавками, волосами, перьями, катушками от ниток, кусочками стекла, оконными гвоздями, гвоздями от тележных колес, затем из ее рта вышел нож длиною в пядь, яичная скорлупа и рыбья чешуя.

Решили, что девушку околдовала старая нищенка. Ее нашли, задержали, судили и, как утверждает Гленвил, цитируя памфлет, сожгли.

В 1710-1711 гг. в Ирландии прошел последний ведовской процесс. Случай острова Мей (возле Каррикфергюса, графство Антрим) необычен тем, что в нем ведовство связано с полтергейстом. Появление «шумного духа» предвосхитило одержимость демонами, которая, в свою очередь, дала начало процессу. Главными действующими лицами пролога с полтергейстом были вдова пресвитерианского священника, гостившая в доме своего сына Джеймса Холтриджа и его жены, молодая служанка, ребенок (который появляется лишь на короткое время), а также настоящий или вымышленный мальчишка-проказник. Кто-то из троих последних, по всей видимости, и был ответственен за выходки полтергейста: в окна летели камни и куски торфа, книги пропадали из дома, постельное белье оказывалось на полу (иной раз еще и свернутое так, что напоминало мертвое тело). Однако с самого начала было замечено, что никогда ничего странного не происходило, если кто-то был в спальне. Неприятности накатили двумя волнами: первая схлынула, когда мистер Холтридж вернулся домой со своей собакой: присутствие последней, похоже, отпугнуло полтергейста. Но в феврале 1711 г. беспорядки продолжились. Однажды вечером вдова Холтридж, против которой в основном были направлены все выходки шумливого духа, почувствовала резкую боль в спине, словно от удара. Через несколько дней ее не стало.

83
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru