Пользовательский поиск

Книга Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках. Страница 48

Кол-во голосов: 0

Вор-неудачник, старпер-перезвон,
Моя дорога в рай, а твоя в ад лежит.

Родственники мальчика бросились на поиски подходящей подозреваемой, и 8 апреля их старания увенчались обвинением Элис Гудридж. Через два дня женщина призналась, что была в тот день в лесу, но всего лишь отругала там другого мальчишку, который однажды разбил ее корзину с яйцами. Позже она сообщила, что видела Томми, который обозвал ее «ведьмой из Стапенхилла». Она ответила ему так:

Всякий мальчишка зовет меня ведьмой,
Но разве по моей вине чесалась твоя задница?

Дело Элис Гудридж строилось по традиционному принципу. Томми обвинил ее в том, что она наслала на него порчу; когда ее увели с его глаз, припадки у него сразу же прекратились. Однажды с ним было двадцать семь приступов на протяжении шести часов, «он жалостно вскрикивал, вываливал язык, шею у него так свело, что лицо развернуло назад». Элис, разумеется, обыскали с целью обнаружения ведьминого знака, кроме того, выяснилось, что она не знает наизусть «Отче наш». Соседка усугубила обвинение, прибавив к нему порчу своей коровы. Чтобы заставить ее признать вину, применили пытку, которая крайне редко упоминается в английских процессах. Палач надел на нее пару совершенно новых башмаков и «посадил поближе к огню, где она и находилась до тех пор, пока башмаки не раскалились… Поскольку жар был очень сильным, она захотела освободиться и пообещала, что все расскажет. Ее желание было удовлетворено, но она так ни в чем и не созналась». Однако позднее она все же признала, что принимала помощь от дьявола «в образе маленькой пестрой собачонки, рыжей с белым, которую она звала Минни». Соседская собака, походившая на Минни, была оправдана, когда Элис заявила, что получила своего Минни от матери, Элизабет Райт.

Таким образом, тень подозрения пала на Элизабет Райт, мужа Элис и ее дочь. Однако только Элизабет было предъявлено обвинение; она также могла спровоцировать видения Томаса, которые теперь включали картины ада: «А вот и матушка Красная Шапочка пожаловала. Смотрите, как они вышибают ей мозги! Смотрите все, вот что значит быть ведьмой! Смотрите, как жабы обгладывают мясо с ее костей!»

События достигли апогея 27 мая 1596 г. с прибытием на место действия известного экзорциста Джона Даррела. Владея в некоторой степени искусством чревовещания, он инсценировал следующий диалог, «происходивший между злым духом и святым ангелом».

Тоненький голосок: Брат Глассап, нам не выстоять, их сила слишком велика, и они постятся и молятся, и проповедник молится вместе с ними.

Низкий зычный голос: Брат Радульф, я пойду к Вельзевулу, моему хозяину, и он разрежет их языки надвое.

Другой голос: Нам не выстоять. Давай уйдем из него и войдем в кого-нибудь другого.

Наконец, новый голос: Сын мой, встань и иди; злой дух покинул тебя. Встань и иди.

Считали, что вмешательство экзорциста излечило Томаса, ибо он действительно встал на ноги и пошел (хотя первые три месяца был частично парализован); больше о припадках у него не было слышно. Вскоре после этого Дарлинга допросил Сэмюэл Харснетт, которому подросток сознался в обмане. Даррел, однако, утверждал, что это признание было вырвано у его бывшего пациента после семи недель пребывания в тюрьме и угроз «придушить его и… выпороть» и что Дарлинг поставил свою подпись на чистом листе бумаги, заполненном позднее Харснеттом по своему усмотрению. Убежденность Даррела в том, что Элис Гудридж своими чарами наслала на Дарлинга порчу, заставляет сомневаться в его утверждении, вне зависимости от того, каким именно образом было добыто признание в обмане. Элис Гудридж скончалась в тюрьме в Дарби, где отбывала двенадцатимесячное заключение. Судьба ее матери, Элизабет Райт, неизвестна. Томаса Дарлинга слава посетила еще раз, когда в 1603 г. в Оксфордском университете его приговорили к порке кнутом и отсечению ушей за клевету на вице-канцлера.

Ноттингемский мальчик

Уильям Сомерс, мальчик из Ноттингема, был недоволен своим положением подмастерья у городского музыканта и сбежал. Когда он понял, что придется наверстывать упущенное, то для того, чтобы хозяин сам «захотел от него избавиться, притворился больным; он залез в холодную воду и просидел там до тех пор, пока ему не стало плохо». Соседи немедленно заподозрили одержимость и принесли экземпляр памфлета об уорбойсских ведьмах, чтобы сопоставить симптомы. Из этого сочинения Билл почерпнул новые идеи; теперь подросток настаивал, что его околдовала «встреченная им старуха, которой он отказался отдать ленту от шляпы, которую нашел на дороге». 5 ноября 1597 г. Джон Даррел, только-только закончивший свои подвиги в Клейворт-Холле, был приглашен, чтобы изгнать демонов из мальчика.

Джон Даррел (ок. 1562-1602) был первым и единственным экзорцистом в Англии, и именно его одиозная репутация вызвала к жизни «72-й канон», который, в сущности, и запретил практику изгнания демонов в Англиканской церкви (1603). Даррел получил образование в Кембридже, затем вернулся домой, в Мэнсфилд, графство Ноттингемшир, и стал бродячим проповедником. Впервые он попытался изгнать демона в 1586 г., его пациенткой была истеричная Кэтрин Уайт из Дербишира; день они провели в молитве, затем Кэтрин под давлением Даррела обвинила женщину по имени Маргарет Ропер в том, что та сделала ее одержимой, наслав на нее демона Миддлкаба. Однако это привело к неожиданному результату: Кэтрин вынуждена была признать, что ее припадки и видения — сплошное притворство, к которому она прибегла, «обнаружив, что тогда суровый свекор становится снисходительнее». Магистрат пригрозил Даррелу тюрьмой. Не раньше чем через 10 лет отважился Даррел снова взяться за изгнание демонов и сразу же отличился в случае с Томасом Дарлингом, «бартонским мальчиком». На следующий год, в 1597, Даррел находился в Клейворт-Холле, Ли, Ланкашире, где изгонял демонов из семерых домашних Николаса Старки; в ноябре вернулся в Ноттингем. Здесь он привлек к себе внимание, устроив из освобождения Уильяма Сомерса от демонов целую серию настоящих спектаклей.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru