Пользовательский поиск

Книга Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках. Страница 16

Кол-во голосов: 0

И все же Эльза Гвиннер отказывалась делать какие-либо признания. Ее пытали тисками для пальцев, что заставило ее признаться в совокуплениях с дьяволом. Затем ее бросили в ледяной карцер. В четвертый раз пытку возобновили 11 декабря, но Эльза оказалась настолько измучена, что ее приходилось во время истязаний приводить в чувство холодной водой. К своей истории о сексуальных сношениях с дьяволом и полетах на шабаш она добавила имена двух сообщниц. Однако два дня спустя отреклась от показаний и настаивала на своей невиновности, несмотря на все старания священника убедить ее признать вину. 15 декабря судьи объявили ей, что будут пытать ее безо всякой пощады до тех пор, пока она не сломается. Первоначальное обвинение в убийстве сына Зильберрада давно уже все позабыли, и теперь речь шла только о том, чтобы заставить ее назвать имена тех, с кем она якобы встречалась на шабаше. Эльза никого не назвала и настаивала, что все ее предшествовавшие обвинения были ложными. Видя, что их усилия ни к чему не приводят, судьи 19 декабря на основании всех имевшихся у них улик вынесли ей приговор, а 21 декабря 1601 г. сожгли.

Все это время маленькую Агату держали в цепях в крохотной камере, куда к ней регулярно наведывался священник, пытаясь заставить девочку признать вину матери. Ее отца и прочих родственников предательство девочки привело в такой ужас, что они, не принимая во внимания даже жестокой порки, которой подвергли Агату, отреклись от нее. Городской совет остался с девочкой на руках, слишком нежного возраста, чтобы ее можно было сжечь как ведьму. Однако через три недели после казни Эльзы ее муж Мартин Гвиннер смягчился и подал формальное прошение в совет, умоляя пощадить дочь по причине ее крайней молодости. Ее освободили при условии ссылки в какой-нибудь католический немецкий город. Сторонников Зильберрада это проявление милосердия сильно возмутило.

Сестры Эльзы, Адельгейда и Елена, на процессе, судя по всему, не присутствовали, 4 февраля 1602 г. другие советники выступили против Зильберрада и четырех его сторонников и арестовали их. По ходатайству Церкви их, однако, всего лишь продержали под домашним арестом, а Зильберрада вскоре освободили, и он затеял закончившийся его полной победой судебный процесс о компенсации причиненного ему ущерба и возвращении прежнего статуса.

Охота на ведьм в Оффенбурге продолжалась, так как это было выгодно судьям, и процессы становились все более жестокими и беззаконными. Судьи ввели в обиход железное кресло, при помощи которого удалось отыскать немало ведьм среди богатейших горожан.

В 1627 г. нескольких обитательниц Оффенбурга осужденные ведьмы из соседнего Артенберга обвинили в том, что те якобы присутствовали на шабаше на горе Блоксберг. Оффенбургский городской совет, действуя через специально созданный комитет, взялся за поиск ведьм, в особенности зажиточных, и получил хорошую поживу от первых пяти человек, которых сожгли 12 января 1628 г. Затем последовало шестимесячное затишье, во время которого город был оккупирован шведской армией; однако 27 июня совет вернулся к процессу и способствовал началу истерической антиведовской кампании, пообещав вознаграждение в два шиллинга за каждую указанную ведьму. К 7 июля были обнаружены и сожжены четыре богатые женщины. В этот момент австрийские власти, которым принадлежала значительная часть собственности этого города, от имени императора заявили права на собственность казненных ведьм. Городской совет Оффенбурга не видел никакого смысла в том, чтобы содействовать пополнению императорской казны, и преследования ведьм прекратились до тех пор, пока не решился вопрос с конфискацией. Судебный процесс окончился, Австрия отказалась от своих притязаний, и городской совет возобновил сожжения. Советники экспроприировали собственность одиннадцати зажиточных мужчин и женщин, сожженных 23 октября, 13 декабря и 22 января 1629 г. Некоторые из горожан осознали, что так их скоро всех объявят ведьмами и колдунами, и пожаловались на то, что обвиняемые произвольно называют любые имена под пыткой. Это мятежное заявление подрубало теорию ведовства под самый корень, и потому городской совет в спешном порядке заставил оппозицию замолчать, изжарив двоих ее представителей. После этого дело истребления ведьм пошло своим чередом. 4 мая сожгли трех женщин, 25 мая четырех женщин и одного мужчину, 8 июня двух женщин и двоих мужчин. 4 июля пятерых женщин и одного мужчину, 29 августа еще пятерых женщин. И тут возникло новое препятствие: клириков перестала устраивать их доля конфискованного.

И вновь процессы были приостановлены, покуда совет не достиг нового соглашения с Церковью. В октябре костры запылали вновь: четверо 19 октября, еще четверо 23 ноября. Но церковники чувствовали, что их обманули, и потихоньку подговорили осужденных ведьм отказаться от своих показаний. Поскольку были затронуты их интересы, клирики решили выступить против пыток как аморального способа действий. Разгорелся скандал, и жителям Оффенбурга удалось обуздать свой совет, по крайней мере, на несколько лет. Всего же за два года — 1628-й и 1629-й — в этом крохотном городке 79 человек были казнены за ведовство.

Около 1630 г. преследования поутихли по причине войны, однако вскоре возобновились.

Процессы в Бамберге

Преследование ведьм в Германии было особенно жестоким на тех территориях, правителями которых, как светскими, так и духовными, были епископы, — Трир, Страсбург, Бреслау и Фульда, к примеру, а также Вюрцбург и Бамберг. Двумя последними княжествами правили два двоюродных брата, особенно прославившихся своими зверствами: епископ Филипп Адольф фон Эренберг (1623-1631), который сжег 900 ведьм, и «ведьмин епископ» Готфрид Иоганн Георг II Фукс фон Дорнхайм (1623-1633), который сжег 600 человек по самым скромным подсчетам. На подвластных им территориях преследования осуществлялись по одному и тому же сценарию.

Охота на ведьм началась в Бамберге позже, чем в других немецких государствах. Начало положил епископ Иоганн Готфрид фон Ашхаузен (1609-1622), который сжег 300 человек по обвинению в ведовстве; 1617 г. был особенно тяжел — 102 казненных. Но «ведьминский епископ» Иоганн Георг II с помощью своего главного викария, викарного епископа Фридриха Фернера, а также при поддержке светского совета докторов права добился лучших результатов. Они возобновили преследования в 1624 и 1627 гг. и даже соорудили специальный дом для ночных духов (Drudenhaus), рассчитанный на 30-40 пленников одновременно, а также аналогичные тюрьмы в малых городах епархии: Цайле, Халльштаде и Кронахе. С 1626 по 1630 г. процессы отличались особенной жестокостью и полным пренебрежением ко всяческим законам; один комиссионер, доктор Эрнст Фазольт, сжег 400 человек, обвиненных в ведовстве.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru