Пользовательский поиск

Книга Америку захлестнула волна женской агрессивности, Не без выгоды для дам. Содержание - Америку захлестнула волна женской агрессивности. Не б ...

Кол-во голосов: 0

Автор неизвестен

Америку захлестнула волна женской агрессивности, Не без выгоды для дам

Америку захлестнула волна женской агрессивности. Не без выгоды для дам

Уродливая гримаса свободы

Конституция США не освобождает действующего президента страны от ответственности по судебным искам, не свяэанных с исполнением им обязанностей главы государства. Это весьма, неприятное для нынешнего хозяина Белого дома решение было единогласно принято и оглашено недавно членами верховного суда США. Обратиться к вопросу о подсудности главы вашингтонской администрации высшей судебной инстанции лришлось в связи с иском, возбужденным в 1994 году против Билла Клинтона в его родном штате Арканзас некой Полой Джоне, По ее словам, тремя годами ранее она якобы подверглась сексуальным домогательствам со стороны Клинтона, который был тогда губернатором штата. Процессуальное решение высшей судебной инстанции многими в Америке воспринято как сенсация, а адвокаты Джонс поспешили провозгласить его своей триумфальной победой. Однако на самом деле при всей своей бесспорной принципиальной значимости оно не имеет никакого отношения к вопросу о том, обоснован ли данный конкретный иск к президенту. Каждая из сторон продолжает настаивать на своей правоте. Пытаясь не довести дело до суда, президент США уже потратил на адвокатов полтора миллиона долларов, при том что иск Полы Джоне составляет 700 тысяч. Этот случай, как говорится, не из ряда вон. Наоборот, он - во внушительном ряду подобных историй, составляющих целое уродливое явление в американском обществе. Об этом убедительно рассказала в свое время корреспондент еженедельника "Пари Матч" в Лос-Анджелесе Мари-Жизель Ланд-Фюсс.

"О. простите! Надо же 'быть таким идиотом? Как нехорошо с моей стороны!" - лепечет он. Это брюнет лет тридцати пяти. Типичный представитель мира бизнеса. Здесь, на бульваре Уилшир среди небоскребов делового квартала Лос-Анджелеса, он выглядит обычно. На отвороте пиджака-табличка с фамилией и названием компании (американцы как будто все время боятся забыть, кто они). Лицо мужчины из шоколадно-коричневого на глазах делается пепельно-серым, и все это потому, что, выходя из лифта, он наступил мне на ногу. "Ничего сверхстрашного не произошло",-говорю я, считая инцидент исчерпанным. Но он остается неподвижным на фоне гигантского холла: пальмы, фонтаны, серый мрамор. Фигура квадратная, но ноги его плохо держат, дыхание учащенное: "Уверяю вас, это нечаянно, это не предлог, чтобы завязать разговор". Лоб покрывается крупными каплями пота. Что все-такие ним? Сделав шаг к выходу, говорю: "Успокойтесь! Я вам верю". Облегченно вздыхает: "С другой это могло бы плохо обернуться для меня. Очень плохо. По новому законодательству, принятому конгрессом, я мог потерять целое состояние. Ведь здешние женщины в чем угодно готовы видеть сексуальное домогательство".

И это похоже на правду. Каждую неделю печать и телевидение подбрасывают обывателю историю злоключений какой-нибудь "жертвы". То это толстуха Джорджия Кол с недобрым взглядом из-под фуражки с нашивками морского ведомства: она обвиняет своего капитана в "злоупотреблении ненормативной лексикой" и требует с него 50000 долларов компенсации. То Сандра Фостерс, разложившая агрессивные груди поперек первой страницы "Лос-Анджелес таймс": эта кинодива намеревается облегчить карман своего режиссера на 200000 долларов за ежедневные "сексуально ориентированные шутки". А Ронни Скот, кучерявенькая дежурная из гостиницы "Беверли Палмс", ополчилась в утреннем номере "Курьера" на администратора гостиницы: двести пятьдесят тысяч долларов, заявляет она, это минимальная компенсация за ущерб, причиненный ей в течение трех лет "нежелательными прикосновениями".

Откуда у американок эта волна садизма по отношению к мужчинам? В чем причина?

"Пожалуйста, не говорите вашей соседке, что мне понравилась ее фигура, - умоляет меня Рон, - я сказал это просто так, несерьезно". У него тоже паника в глазах и подрагивает голос. Странно воспринимаются такие экивоки со стороны парня с телосложением Шварценеггера. Рон почтальон квартала Западный Голливуд. в котором я живу. В 10 часов, как обычно, он начал обход района. "Понимаете, сейчас не то время, чтобы делать женщинам комплименты. Запросто потеряешь работу, если не схлопочешь что-нибудь похуже, - находит нужным добавить Рон, - женщины пошли на нас войной". Его голос понижается на ступеньку. Могучие руки продолжают извлекать из дюжины почтовых ящиков их содержимое. "Почта, которую я им доставляю последнее время, - это почти исключительно буклеты с рекламой юридических консультаций. Каждую неделю их в нашем городе открывается не менее сотни! - поясняет он. - По новому законодательству денежная компенсация в пользу "жертвы сексуального домогательства" удваивается". Рон сует мне под нос желтую брошюрку "Как возбудить против мужчины дело о сексуальном домогательстве и добиться максимальной выгоды".

Выемка почти закончена. Рои выглядит увереннее. И все же беспокойство не оставляет его: "В конце этой улицы в желтом домике живет один тип. Его зовут Филипп. Поговорите с ним, если вы не верите мне".

Иду к Филиппу. Но он не будет со мной говорить. Ни со мной, ни с кем бы то ни было. "Позавчера повесился. Его нашел телевизионный мастер", - говорит полицейский, толстяк в затемненных очках. Он расположился на веранде деревянного домика в западно-голливудском стиле: кресло-качалка, кактус, предметы индейского искусства. Филипп был архитектором при пляжном комплексе Ньюпорта в 20 километрах от Лос-Анджелеса. Не устоял перед прелестями рыжеволосой коллеги. "В прошлом году она, подала на него в суд, обвинив в сексуальном домогательстве. Филипп потерял работу. Кроме того, ему присудили солидный штраф. Пришлось продать дом. Новые владельцы должны въехать на следующей неделе. "Вот он и сломался, - объясняет полицейский, потирая руки в черных, в масть мотоциклу, перчатках. - Это уже второй такой случай в нашем районе, и, уж конечно, не последний". Тон полицейского начинает меняться: "Суфражистки были просто герлскаутами по сравнению с сегодняшними бабами. Это же настоящие террористки. А главарь у них здесь, в Калифорнии - Красная Глория, адвокат на службе у сатаны". Красная Глория? Слыхала о такой. Говорят, даже президент побаивается ее. Но, в конце концов, чего, собственно, добиваются американки? Они имеют все, что имеют мужчины, и даже больше. Они толпятся на мраморных лестницах университетов Лос-Анджелеса и Стэнфорда и пачками получают дипломы врачей, адвокатов, архитекторов. Они богаты, здоровы, хорошо выглядят, загоревшие, "нааэробиченные". "Таймс" пишет: "Американские женщины выиграли наконец битву за равенство". Так какого им еще рожна?

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru