Пользовательский поиск

Книга Записки разведчика. Содержание - РАЗВЕДЧИКУ НАДО УЧИТЬСЯ

Кол-во голосов: 0

РАЗВЕДЧИКУ НАДО УЧИТЬСЯ

Саманная, крытая соломой, с четырьмя маленькими окошками хата, к которой подкатила наша полуторка, стояла на окраине села. Здесь, поближе к передовой, предстояло жить разведроте: ведь она всегда должна быть под рукой у командования.

Едва ребята нашего взвода спрыгнули с машины, нас окружили разведчики:

– Молодцы, хлопцы!

– Вам повезло.

– Даете фрицам прикурить!

Все мы радовались такой теплой встрече, радовалась и вся наша рота: ведь наша удача-общая удача. Героем дня был Владимир Юсупов, и разведчики невольно вспоминали, что они знали о Юсупове.

… У дверей Артемовского военкомата толпились шахтеры – шла запись добровольцев в армию. К столу подошел шофер шахты Савелий Юсупов, а вслед за ним-его сын Владимир. Когда юноша увидел, что на отца заполнена последняя графа в списках, он произнес нарочитым басом:

– Пишите меня.

Старший лейтенант вюднял голову, внимательно посмотрел усталыми глазами па подростка и спросил:

– Сколько тебе лет? – Шестнадцать, – вместо сына ответил Савелий.

– Иди, малыш, домой. Тут пока и без тебя обойдется. Надо будет – сами позовем.

– Какой я вам малыш? – вспылил Владимир. – Не запишете – не надо. Все равно убегу на фронт. Честное слово, убегу.

На четвертый день Юсупов добился своего и уехал на фронт. Его зачислили в одну из частей Краснознаменного Балтийского флота – учеником механика-торпедиста подводной лодки. Три месяца учил его старшина первой статьи Пушкаренко. Отлично учил.

В середине сентября по рации передали, что в пятнадцати километрах от Кронштадта курсируют четыре вражеских катера. Перед экипажем лодки поставлена задача – принять бой с немцами.

Недолго разгуливали катера по морю. Три из них были потоплены торпедами, четвертый – поврежден. Во время этого боя Владимир работал помощником у Пушкаренко. Вел он себя в бою спокойно, все его движения были расчетливы, умелы. Старшина похвалил молодого моряка за усердие и отвагу.

Потом часть матросов, с которыми служил Юсупов, направили воевать на сушу. Пошел и доброволец Юсупов.

Строевому командиру после первых же боев понравилась смелость морского юнги. Владимира направили в войсковую разведку, а потом присвоили звание сержанта.

Подчиненные Юсупова знали одну его черту: он относился к учебным занятиям так же серьезно, как и к выполнению боевых заданий.

Появился командир роты капитан Овсюк и приказал Егору Близниченко, помощнику командира первого взвода:

– Стройте роту.

– Рота, становись! – крикнул Близниченко. Рота построилась. Капитан встал на левом фланге и подал команду:

– Поисковая группа сержанта Юсупова, два шага вперед – марш!

Строй роты всколыхнулся. Мы покинули свои места и, сделав два шага вперед, развернулись «кругом», лицом к товарищам. Они стояли серьезные и напряженные – ведь из строя обычно вызывают или поругать, или поблагодарить. Иногда – дать задание.

Капитан подошел поближе к разведчикам, закончил:

– За успешное проведение поиска объявляю вам, товарищи, благодарность. Всех представляю к награде.

– Служим Советскому Союзу! – стройно и громко выдохнули разведчики.

Стоял знойный полдень. На небе – ни облачка. Жаркий неподвижный воздух давил грудь. Тело наливалось свинцовой тяжестью.

Группа разведчиков во главе с Юсуповым прибыла на передний край. Владимир, расстегнув ворот гимнастерки, посмотрел на меня, а затем остановил свой взгляд на разведчике Сиреневе, только на днях переведенном к нам из стрелковой роты.

– Проведем разведку наблюдением, – тихо, а потому как-то подчеркнуто строго сказал сержант. Потом взял в руки часы и скомандовал:

– Сиренев, вести наблюдение за противником в секторе ветряная мельница – заводская труба. О результатах докладывать через каждьге пять минут.

Разведчик встрепенулся, тут же упер локти в бруствер и прильнул к окулярам бинокля.

– Отставить! – поморщился Юсупов и обратился к нам: – Какая ошибка допущена?

Все молчали. Сержант взял у Сиренева бинокль, из бумаги сделал козырек, укрепил его над окулярами.

– Понятно? – спросил он.

Нет, нам это было непонятно, и потому мы молчали.

– Козырек нужен для того, чтобы на окулярах бинокля не отражались лучи солнца. Вот как раз по таким солнечным зайчикам, блесткам, вспышкам и ловят наблюдателей, снайперов, артиллерийских разведчиков со стереотрубами. Нам это ни к чему… – усмехнулся Юсупов и, передав свои часы Сиреневу, сказал:

– Ну-ка, засекай время, смотри! – А сам стремительно припал к брустверу, замаскировался и стал докладывать: – В заданном мне секторе вижу: над бруствером второй траншей дымки. Нет… облачка пыли. Вровень с бруствером пошевелилась серия мышиная кепка… Блеснула лопатка… – И к Сиреневу: – Какой Вывод?

Я смотрел на новичка и видел в нем себя: лицо у Сиренева покраснело и лоснилось от пота. Разведчик посмотрел мне в глаза, надеясь на подсказку, но я и сам еще не решил задачи и потому только ковырял сапогом дно траншеи.

– Вывод такой, – оживился Сиренев. – Немцы углубляют запасную траншею.

– Верно! – И тут же уточняющий вопрос: – Почему немец снял каску?

– Так ведь жарко.

– Нет, – возразил сержант. – Это означает, что перед нами стоит уже воевавшая часть. Солдаты в ней стреляные. Они понимают, когда нужна каска, а когда можно обойтись и без нее. Но этого мало. из полученных во время наблюдения данных можно сделать и другой вывод.

– Какой?

– А такой, что обед у противника бывает не раньше двух часов дня. И если солдаты работают в траншее в такую жару, да еще перед самым обедом, – значит, начальство с них требует крепко. А вот почему? Кто ответит?

Ну что могли ответить мы, молодые ребята, новоиспеченные разведчики?

– А потому, – сказал Юсупов, – что на этом участ" ке действовала поисковая группа из первого взвода. Она сделала две вылазки и без результата. Так как вы думаете – насторожит это противника или нет?

– Факт, насторожит.

– То-то, – коротко протянул Юсупов. – И пусть даже у Близниченко неудача, а все-таки он дело сделал: заставил немцев бояться, работать в жару. А вот почему была неудача – это вопрос. Кто знает?

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru