Пользовательский поиск

Книга Загадка миллиардера Брынцалова. Содержание - ВТОРАЯ ПОПЫТКА СЪЕСТЬ ЧУЖОЙ МОЗГ (Только для тех опять же, кто хочет разбогатеть)

Кол-во голосов: 0

— Брусчатка с Красной площади у вас тут вот?!

— Да, вот эта вся брусчатка оттуда.

— Да вы что?! «Ферейн» покрыт ею?!

— «Ферейн» покрыт брусчаткой с Красной площади, так что танки здесь спокойно пройдут. Я просто хотел показать, что Брынцалов отличается неординарностью своих поступков. Вот я что хотел сказать — стремительной реакцией и смекалкой. «Никому это не надо?! Вот дурачье! Беру!»

— Он так ни разу и не встретился с Ельциным?

— Нет, ни разу.

ВТОРАЯ ПОПЫТКА СЪЕСТЬ ЧУЖОЙ МОЗГ

(Только для тех опять же, кто хочет разбогатеть)

Александр Толмачев воспринял мое желание поговорить-побеседовать с женой Брынцалова Натальей с пониманием. Тем более что было неясно, когда Сам захочет продолжить наш разговор. Он тут же набрал номер телефона, попросил Наталью Геннадиевну. Ответ передал мне:

— Еще спит.

Я нисколько не удивилась, хотя утро было в разгаре. Если б я была миллиардершей, да вовек меня из постели б не вытащили!

Хотя, конечно, и жаль было, что вот так вот, не по щучьему велению…

— Делать нечего. Будем ждать, — говорит Александр. — Позвоним попозже…

Но чтобы не ждать попусту, то есть сидя пригорюнившись, спешу на встречу с худощавым, подтянутым, безупречно исполнительным, как я уже успела сделать вывод, понаблюдав, Николаем К. Да уж, Владимиру Алексеевичу не откажешь в умении подирать себе помощников! Николай — инженер-электронщик, отработал двадцать один год в научно-исследовательском институте. Последняя должность — заместитель главного инженера. Оклад? Шестьсот тысяч.

Спрашиваю:

— Ваши коллеги сильно удивились, что вы ушли из науки к Брынцалову?

— Нет, не удивились. Это все понятно, объяснимо. Не я первый… Ушли крупные специалисты — технологи, конструкторы, металловеды, химики, просто люди, которые создавали науку, закладывали потенциал.

— В общем отрасль развалилась, по существу?

— Да.

— А почему из вас, при таком-то образовании, не вышло Брынцалова?

— Брынцаловым надо родиться, мне так кажется, потому что люди, которые способны заниматься предпринимательской деятельностью, бизнесом, — это люди весьма одаренные, предприимчивые, я бы даже сказал — талантливые.

— А у вас каких качеств не хватает, которые есть у Брынцалова?

— У меня нет такой хватки, как у Владимира Алексеевича. Простой пример приведу. Любой человек может заниматься просто торговлей? Не обязательно какими-то крупными делами, а мелкой торговлей? Нет. Торгашом тоже нужно родиться. Вот выброси меня на улицу, скажи — ты безработный, иди торгуй — я не пойду, потому что знаю — это не мое. Не мое.

… Чем я, собственно, занимаюсь? Хочу вызнать тайну чужих возможностей и поделиться ею со многими и многими, чтоб все мы разом разбогатели… Если попросту, без затей излагать этот планчик…

Но чем шире круг людей, которые работают на Брынцалова, с кем мне хочется поговорить, кого хочется расспросить, ем все неприступнее становится загадка Императора, тем все величавее его облик… Хотя некоторые быстроглазые журналисты и там и тут успели переложить на свой величавый язык «этапы большого пути» черкесского кооператора в недавнем прошлом и даже обозначили их как «азбуку успеха»…

Но мне-то «азбука» все не по зубам… И я бы, конечно, с радостью встретилась с Владимиром Алексеевичем еще раз, но где там… Встретилась и сделала бы еще одну попытку «съесть» его мозг. По примеру первобытных народов. Вон каи из Новой Гвинеи запросто съедают мозг убитых врагов потому, что верят — таким путем заполучают силу. А зулусы, например, верят, что ежели съедят центральную часть лобной мякоти и брови врага, то сразу же приобретут способность смотреть врагу прямо в лицо…

Одним словом, не мной придумано это самое «съедание» чужих мозгов и убежденность, что таким простым, доступным способом можно заполучить и чужой опыт, и знания, и интуицию.

Конечно, это все немножко наивно… Но ведь попытка не пытка!

Как справедливо заметил Владимир Алексеевич, говоря о своем методе зарабатывать, — «курочка по зернышку клюет…» Закончу — «… и то сыта бывает». Стало быть, самое время пойти «поклевать» в кабинет к заместителю генерального директора «Ферейна», «поклевать» и «поесть» его мозгов.

И вот какой разговор состоялся у меня со Львом Борисовичем Орловым, человеком крупным, тяжеловатым, со спокойным, вдумчивым взглядом чего-чего только не повидавших глаз…

Не стану ничего комментировать. Кому надо — тот сам все поймет.

Да, кстати, к Льву Борисовичу я попала после очередного звонка в апартаменты Натальи Геннадиевны, послеобеденного… Увы, как сказали там, на другом конце провода, она еще не вставала…

— Скажите, пожалуйста, откуда вы пришли, Лев Борисович, сюда, на «Ферейн»?

— Я сюда пришел из министерства, после того, как оно приказало долго жить.

— Из какого?

— Из Министерства медицинской промышленности. Я работал начальником главного управления проектирования капитального строительства. Я строитель по образованию, и с семидесятого года все свои силы отдавал на развитие медицинской промышленности.

— Кто из вашего министерства сегодня добился высокого положения, получает большие деньги, из ваших знакомых?

— Пытающихся много, но я бы не сказал, не назвал бы ни одной фамилии, кто добился больших денег. Хотя людей, которые сегодня занимаются развитием медицинской промышленности, много.

— А как вот Брынцалов, ни с того ни с сего, не имеющий медицинского образования, не служивший в министерствах соответствующего профиля, — как он оказался наверху?

— Во-первых, это человек неординарный. С точки зрения организации, с точки зрения постижения азов рыночной экономики, которую мы вообще не знаем. Мы были законопослушные государственные чиновные люди, ждали всевозможных указаний, приказов, распоряжений, директив и так далее и четко их выполняли. Старались, по крайней мере. Брынцалов ворвался к нам, можно сказать, как вихрь.

— Это в каком году было?

— Это — где-то в начале девяностого года.

— То ест приехал в Москву, пришел в министерство… Какое впечатление он произвел?

— Нет не в министерство. Когда он пришел, уже министерства не было. Он пришел в производственное объединение «Мосмедпрепараты» имени Карпова.

— Сюда пришел?

— Да.

— А вы здесь работали?

— А я в этот момент, после того как министерство приказало долго жить, уже работал здесь, заместителем генерального директора по капитальному строительству.

— Какое первое впечатление он произвел?

— Ну, первое впечатление было такое, будем говорить, противоречивое. С одной стороны, это был деятельный, активный человек, методы его, они, конечно, в первое время не наши были, не советские, не проминистерские методы. Честно говоря, первое впечатление было такое… все эти его замахи… они могут и не реализоваться. Но оно очень быстро развеялось, это впечатление.

— А в качестве кого он пришел сюда?

— Он пришел просто как компаньон, предложивший свои услуги — он поставляет сырье, мы его перерабатываем, это сырье, в готовую форму. Из этого пчелиного молочка производилось несколько препаратов — апилактоза так называемая, стимулятор очень активный, препарат не новый, он, в принципе, выпускался и раньше, но в малых количествах, не имел особой рекламы. Мы тогда вопросами сбыта, коммерции вообще не занимались. Мы говорим — пожалуйста, мы переработаем, а вы вопрос реализации берите на себя, нас это не касается. Он говорит: «Меня это вполне устраивает». Он лично пробил все согласования этого препарата, мы в этом участия не принимали, — причем очень быстро и оперативно, что тоже сразу к нему расположило. Мы переработали этот препарат, он стал реализовывать и на этой реализации заработал, как я понимаю, очень хороший капитал.

— А почему другое… У других же была возможность молочко собирать? Давно же в книжках написано, что оно полезное? А вот почему именно он вырвался?

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru