Пользовательский поиск

Книга Я был адъютантом Гитлера. Содержание - Отношение Гитлера к русскому противнику

Кол-во голосов: 0

В пути Гитлер пребывал в блестящем настроении. Он был уверен в успехе и никаких серьезных колебаний не испытывал. Ужин в вагоне-ресторане прошел оживленно, и фюрер высказал надежду, что отдельные акции на границе, в подготовке которых он лично участвовал, удадутся. Особенно его занимала операция против бельгийского форта Эбен-Эмаэль. Еще затемно наш поезд прибыл к цели – небольшой железнодорожной станции около Ойзкирхена. Там нас ожидали трехосные мерседесы, они через каких-то полчаса доставили нас в замаскированную Ставку фюрера «Скалистое гнездо» («Фельзеннест»). В этом сооружении могло разместиться его военное сопровождение. В бункере Гитлера, кроме него самого, располагались Шауб, Кейтель и слуга, а во втором – Йодль, три адъютанта, адъютант Кейтеля и д-р Брандт. Имелись также бункер-столовая и барак для обсуждения обстановки – несколько поодаль, на склоне холма, – а кроме того – помещения для Путткамера, Дейле и писаря-фельдфебеля. В бараке-столовой стоял длинный стол на 20 мест, за которым во время пребывания в «Скалистом гнезде» проходили все трапезы. На стене висела карта той страны, которой теперь надлежало быть захваченной. Остальное сопровождение и журналисты расположились в прилегающей деревне, дома в которой были очищены от жителей.

Первый день сражения поначалу протекал спокойно. Один раз Гитлер даже вернулся в свой бункер немного поспать. К полудню пришли первые, пока еще крайне скупые донесения. Стало известно, что мост у Маастрихта разрушен, но сейчас быстро восстанавливается. Мосты через канал Альберта частично взяты неразрушенными. Высадка авиадесанта у форта Эбен-Эмаэль удалась. Большего мы в первый день не узнали. Только на второй день выяснилось, что бельгийские и голландские войска наступление 10 мая ожидали. Дата его была выдана врагу каким-то предателем. Но сопротивление повсюду было незначительным. Взорванные мосты, препятствия и заграждения в некоторых местах лишь ненадолго сдержали первые атаки. На других участках фронта продвижение шло гладко.

Настроение войск было отличным. Солдаты были уверены в победе. Бельгийцы и голландцы отвечали лишь сдерживающей обороной. Французская армия попала в трудное положение: поскольку она ожидала наступление наших войск с севера через Бельгию, ей, чтобы отразить его, пришлось сначала занять свои исходные позиции. В целом же вооруженные силы этих трех государств для современной войны с применением танков и авиации были недостаточными. Хотя Роттердам уже капитулировал, его бомбежку нашей авиацией из-за трудностей со связью предотвратить не удалось. К сожалению, город понес большой ущерб. Значительны были и потери среди населения.

Бельгия сложила оружие 24 мая. Безоговорочная капитуляция была подписана 28 мая. Король бельгийцев остался в стране.

В первый день боев произошел крайне неприятный инцидент. Город Фрайбург в Брайзгау подвергся воздушному налету. Несколько самолетов (позднее выяснилось, что их было два) сбросили на него бомбы. Имелись жертвы среди населения и незначительные разрушения. К сожалению, при расследовании этого налета выяснилось, что самолеты принадлежали германскому соединению, которое получило задание разбомбить один французский город западнее Рейна, но по ошибке сбросило его на Фрайбург. Узнав о том, Гитлер решил инцидент замолчать. Однако сделать это удалось лишь частично, хотя наша пропаганда выдала это за террористический налет вражеской авиации.

Главный удар вермахта, несмотря на трудности, связанные со сложными особенностями местности, в первые же дни достиг цели, и 12 мая наши войска вышли к Маасу в районе Динана. 20 мая передовые части 19-го армейского корпуса под командованием генерала танковых войск Гудериана пробились у Амьена и Аббервиля к Сомме, что явилось невероятно быстрым успехом.

Бои за форт Эбен-Эмаэль 10 и 12 мая были сложными, и оба командующие этой операцией, чтобы сломить сопротивление противника, должны были придумать нечто необычное. Во второй половине дня 11 мая защитники форта капитулировали. Гитлер пригласил участников удавшегося штурма в свою Ставку и наградил обоих командиров Рыцарским крестом. Они описали фюреру ход этих боев.

14 мая я получил письмо от моего дяди Отто фон Белова. «Первые 4-5 дней этой кампании, – писал он, – принесли успехи большие, чем когда-либо решались предположить фюрер, сухопутные войска и люфтваффе. Бомбардировщики повсюду – будь то вражеская авиация или же части армии противника – наводили ужас. Авиация противника была на 60% выведена из строя. Главные силы наших продвигавшихся вперед моторизованных соединений вообще атакам не подверглись. Быстро были наведены переправы и созданы плацдармы на Маасе около Динана и Седана. Противник в Голландии и Бельгии повсюду отступает. Английские же и французские войска, напротив, наступают из северной Франции в направлении Брюссель – Гент – Куртре. Но наших намерений и направления нашего главного удара противник до сих пор не распознал. Наши сухопутные войска готовы внезапно нанести ему сильный удар, и это настраивает их на хорошие рождественские дни. Мы уже вышли на исходные позиции».

Дюнкерк

На французской стороне произошло изменение: генерал Вейган стал преемником Гамелена. Вейгану пришлось прибыть из Сирии. Его имя вызвало во всей Франции волну надежды. В Первую мировую войну он был крепкой правой рукой Фоша и пользовался большим доверием. Первым делом Вейган занялся особенно запутанным положением на севере. Но все его попытки сформировать новые соединения оказались запоздалыми. Танковые соединения генералов Гудериана и Райнхардта (41-й армейский корпус) 23 мая, форсированно двигаясь от устья Соммы и обходя Булонь и Кале, теперь рвались дальше на восток.

Однако 24 мая они получили приказ Гитлера остановиться на линии Гравелин – Сен-Омер – Бетон. Этот приказ вызвал всеобщее негодование и встретил противодействие. Браухич и Гальдер попытались удержать фюрера от этого решения. Гитлер же знал, что все английские экспедиционные силы численностью свыше 300 тыс. человек сосредоточились в районе южнее Дюнкерка примерно до Лилля, намереваясь оттуда эвакуироваться в Англию. Разъясняя свое решение об остановке Браухичу и Гальдеру, он обосновывал его ожидаемым длительным и упорным сопротивлением англичан. Но фюрер не желал сковывать там свои моторизованные силы, а хотел как можно скорее высвободить их и перебросить на новый фронт для наступления на юг. Его намерением было закончить сражение с французской армией максимально быстро и не допустить возникновения в Южной Франции нового сопротивления вермахту. 24 мая он еще не знал, какие именно вражеские силы находились во Франции. Ему внушало тревогу то, что англичане подбрасывали через Бордо новые дивизии и создавали новый фронт.

Поведение Гитлера в оценке положения под Дюнкерком определялось и сильным влиянием Геринга. Тот увидел здесь шанс для своих летчиков сыграть решающую роль. Он высказал фюреру твердое убеждение, что его пилоты не допустят эвакуации английской армии на Британские острова. Гитлер положился на это обещание, хотя у меня не сложилось впечатления, что сам он был твердо уверен в том. Но это отвечало его представлению о следующей операции.

Несомненно, укрепившийся в правильности своей точки зрения благодаря заверению Геринга, Гитлер 24 мая вылетел в группу армий «А», чтобы обсудить с генерал-полковником фон Рундштедтом решение о ближайшей операции. Состоялось продолжительное и подробное обсуждение положения под Дюнкерком. Основной мыслью фюрера было быстрое продолжение операции на юг Франции. Английская армия для него значения не имела. Гальдер же боролся за возможность всеми наличными силами ворваться в англо-французский котел и уничтожить его. На взгляд Гитлера, все это должно было занять немало дней и слишком надолго отодвинуть начало наступления на Южную Францию. Принять решение фюрер предоставил самому Рундштедту. Тот же выбрал наискорейшее продолжение операции. Была произведена соответствующая перегруппировка на Сомме и Уазе. Группа армий «Б» генерал-полковника фон Бока наступала вдоль берега примерно до Ретеля; примыкая к ней, следовала до Саара группа армий «А» генерал-полковника фон Рундштедта, а группа армий «Ц» кавалера фон Лееба тем временем продолжала занимать свои прежние позиции. Наступление 5 июня имело успех на правом фланге у танкового корпуса Гота и у корпуса Манштейна. Последний быстро прошел через боевые порядки соседних соединений и привел в движение весь фронт.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru