Пользовательский поиск

Книга В пылающем небе. Содержание - Фотографии

Кол-во голосов: 0

Василий был ошеломлен от неожиданности происшедшего. Придя в себя, он сделал два круга над местом гибели экипажа и с жгучей болью в сердце за свое бессилие помочь товарищам взял курс на аэродром. При возвращении с повторного вылета на те же цели Василий Помещик еще раз прошел над озером, которое поглотило наших боевых друзей – летчика Павла Григорьевича Панова и воздушного стрелка Иргаша Джумабаева. На поверхности воды он увидел только масляные пятна.

Всегда тяжело переносить гибель друзей, но еще тяжелее сознавать их утрату, когда чувствуешь близость окончательной победы над врагом.

Рано утром следующего дня точно в назначенное время одна за другой взлетели девять четверок, собрались на кругу и легли на курс. Я вел первую четверку. Взлет рассчитан так, чтобы на маршруте группа от группы шла на расстоянии пятисот-шестисот метров. Получалась колонна четверок, растянутая на дистанцию, которая хорошо обеспечивает огневое взаимодействие между группами.

Удар наносила каждая группа самостоятельно по своей цели, но при развороте для второго захода четверки образовали замкнутый круг, который мы часто применяли на Кубани. Такого маневра противник не ожидал. Удару подвергались одновременно семь артиллерийских батарей противника. Несмотря на активный зенитный огонь, все летчики работали смело и решительно. Артиллерия была подавлена, штурмовики помогли нашим наземным войскам прорвать оборону.

Это был мой последний вылет в должности командира первой эскадрильи. Мне приказали ее сдать. Своему новому назначению я ничуть не радовался. Жалко было, что больше не смогу летать с товарищами, с которыми прошел большой и трудный путь. Но приказ есть приказ.

Вечером на стоянке самолетов первой эскадрильи построили весь ее личный состав, и подполковник Ермилов объявил, что меня назначают штурманом полка. Временно исполняющим обязанности командира первой эскадрильи назначили капитана Алексея Спортесного.

Я стоял перед строем и всматривался в дорогие мне лица: летчики, воздушные стрелки, техники…

…Владимир Корсунский. Сколько раз вместе приходилось летать на самые разные цели и в самых сложных условиях! В августе 1942 года, когда мы с ним впервые встретились, он был совсем мальчишкой, а сейчас это мужественный боевой летчик, заместитель командира эскадрильи, знаменосец полка! Рядом с ним лейтенант Михаил Рыжов. Он прибыл в полк вместе с Алексеем Брагой, Владимиром Секиным, Василием Куликовым, Иваном Ереминым, Василием Помещиком и другими летчиками. Но и за это короткое время мы вместе били врага в Белоруссии, на Днепре и на Висле, у Грауденца и Данцига, а сейчас он летит за Одер и ведет в бой группу.

…Василий Акимов, Степан Шевцов, Иван Жариков, Глеб Зеленев, Иван Попосемов, Филициан Ананич. В полк они прибыли гораздо позже, у них еще нет того опыта, какой имеют ветераны, но и эти ребята уже успели не один раз встретиться лицом к лицу с врагом.

Слева от летчиков – технический состав. Сколько же у каждого из вас недосланных ночей, сколько тонн бомб пришлось вам своими руками подвесить, сколько раз вы провожали своих товарищей на подготовленном вами самолете и сколько раз, когда они не возвращались, обрывалось у вас сердце! Если бы был такой прибор, который мог измерить весь ваш труд! Нет цены вам, дорогие друзья!

В строю стояли и девушки; Раиса Горобинченко, Полина Шеверева, Анна Вавинская, Надежда Беднова, Анна Серикова, Татьяна Черкашенинова, Анна Москаленко… В кирзовых грубых сапогах, в подогнанных по росту комбинезонах, в краснозвездных пилотках, из-под которых выбивались неподстриженные локоны. Сколько горя успели увидеть эти девичьи глаза, сколько успели сделать их руки, огрубевшие от тяжелой работы! В мороз и стужу, в осеннюю непогоду, часто под проливным дождем, в страшный солнцепек эти руки подвешивали под самолеты стокилограммовые бомбы, чистили и заряжали пушки и пулеметы. И так изо дня в день. Приходилось работать и под вражескими бомбежками, и под пулеметным обстрелом. А вечером эти руки брали винтовки, чтобы в ночной тьме охранять боевую технику, спокойный сон товарищей.

Дорогие, милые девушки! Скоро кончится война, вместо сапог и комбинезонов, вы наденете модные туфли и платья, овладеете новыми профессиями, но ваш подвиг не забудет народ.

На следующий день, 24 апреля, я сдал первую эскадрилью и приступил к исполнению обязанностей штурмана полка. В этот же день бывшего штурмана полка майора И. М. Рудакова мы провожали в другую часть.

В последний бой

Ранним утром 25 апреля полк получил задание сопровождать 1-й Донской ордена Ленина Краснознаменный ордена Суворова танковый корпус. Глубоко эшелонированная оборона 3-й танковой армии противника была прорвана войсками 65-й армии генерала П. И. Батова, и в прорыв ввели этот корпус. Штурмовикам 230-й авиадивизии предстояло расчищать дорогу нашим танкистам.

И пошла первая четверка штурмовиков, возглавляемая Василием Куликовым, на помощь танкистам. Внизу одна за другой мелькали ленты шоссе, на всех дорогах – колонны машин, подвод, толпы гитлеровцев. Фашистские орды бежали на запад, чтобы сдаться в плен англо-американским войскам.

В последующие дни на нашем участке немецкая авиация и зенитная артиллерия почти не оказывали серьезного сопротивления, потому что гитлеровское командование все силы бросило на оборону Берлина. Штурмовая авиация получила простор для своих действий. Но теперь не было надобности наносить концентрированные удары крупным количеством самолетов в ограниченном районе, как это требовалось при взламывании обороны. Наоборот, сейчас нужно действовать небольшими группами в два-четыре самолета против отдельных очагов сопротивления. Не хватало ведущих. И командование решило посылать ведущими пар и четверок, кроме опытных воздушных бойцов, и молодых летчиков.

Ведущий! На фронте это большая честь, к нему относились с особым уважением. Вместе с ветеранами начали водить группы Кострюков, Поперека, Акимов. Боевая работа в полку шла с прежним напряжением, а радостное чувство близкой победы поднимало дух, укрепляло силы, как-то восполняло недостаток опыта у некоторых летчиков.

Вечером 2 мая долгожданная весть молниеносно облетела всех: взят Берлин!

…Берлин… Это слово было у каждого на устах.

– Не сегодня-завтра войне конец!

– Еще один нажим, и «штыки в землю»!

Люди не шли, а бежали от всех самолетов к командному пункту, где должен был состояться митинг. Собрались все, кто находился на аэродроме.

– Дорогие товарищи! – поднял руку командир полка. – Сегодня доблестные войска 1-го Белорусского фронта во взаимодействии с войсками 1-го Украинского и нашего 2-го Белорусского фронтов в результате ожесточенных боев овладели столицей фашистской Германии – Берлином! Мы с вами безгранично счастливы, что являемся свидетелями и не только свидетелями, но и участниками этих исторических боев. Сбылась наша мечта, сбылась мечта всех советских людей, которые вот уже четыре года не жалели ни сил, ни самой жизни, чтобы прийти к этой великой победе. Немецко-фашистские генералы и офицеры, намеревавшиеся войти в нашу родную Москву как победители, сегодня понуро тащатся по улицам своей столицы под конвоем советского солдата.

Это он, советский солдат, не зная сна и отдыха, обливаясь кровью, с боями прошел невероятно тяжелый путь от берегов Волги до фашистского логова – и идет сейчас усталый, но с гордо поднятой головой по улицам Берлина! И этот солдат в ближайшие дни заставит Германию безоговорочно капитулировать! Пусть живет в веках беспримерный подвиг советского солдата, спасшего от фашистского мракобесия не только советский народ, но и народы Европы! Товарищи! Победа уже совсем близка. Но и сейчас она сама не придет. Ее надо взять! Так давайте же каждый на своем посту сделаем все, чтобы ускорить полный разгром врага!

Громовое «ура-а-а!» потрясло воздух… До поздней ночи никому не хотелось уходить на отдых. Многие экипажи собрались у своих самолетов, включили радиоприемники и слушали салют родной Москвы в ознаменование великой Победы.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru