Пользовательский поиск

Книга В пылающем небе. Содержание - Переправа, переправа…

Кол-во голосов: 0

– Ты что вдруг такая веселая? Уж не письмо ли получила от кубанского казака? – подлетел Кныш и, молодцевато подмигнув, добавил: – А чем я тебе не казак, вот только жаль, что на Сумщине родился.

Стоявшие возле землянки воздушные стрелки рассмеялись. Варя даже бровью не повела.

– Ну и смейтесь, теперь скоро и я буду летать вместе с вами, – вдруг посерьезнев, сказала Варя с достоинством. – Командир разрешил!

– Вот как! – уже с уважением произнес Кныш.

– Вот так, – в тон ему ответила Варя.

– Как же ты полетишь со своими косищами? Мешать будут.

– Марине Расковой не мешали, и мне не будут мешать.

– Ты не сердись, я же с сочувствием, – улыбнулся растерянно Семен. – Разве, у Расковой такие косы были, как у тебя!

А косы у девушки действительно были на загляденье. Не раз девчата советовали ей постричься, но она и слушать не хотела.

Варя настойчиво взялась за учебу, за короткое время успешно сдала экзамены на воздушного стрелка и была допущена к выполнению боевых заданий.

Как-то утром перед вылетом я осматривал самолет.

– Здравия желаю, товарищ старший лейтенант, – я оглянулся и глазам своим не поверил: передо мною стояла Емельяненко, но на ее груди уже не было длинных черных кос.

– Варя, что это ты?.. А косы где?

– Нет кос, товарищ старший лейтенант, – с грустью ответила она, – вчера вечером по моей просьбе девчата их отрезали. Мешают все-таки в полете. Вот и пришлось распрощаться. Кончится война снова отрастут.

– Обязательно после войны отрасти. Таких, как у тебя, кос я никогда не видал…

Она молча кивнула головой и провела рукой по коротко подстриженным волосам.

Разговор получился какой-то грустный, а тут еще предстоял другой, трудный – с Трошенковым. Он ходил молчаливый и мрачный. Видно, почувствовал, что я жду только подходящего момента для беседы, потому что все время ходил рядом, словно ждал, когда я его окликну. Я попросил закурить. Мы сели на бревно. Закурили.

– Знаешь что, Трошенков? Давай поговорим в открытую. Сейчас я тебе не командир, а просто твой товарищ, который вместе с тобой идет в бой. И не просто идет, а отвечает за выполнение задания, за жизнь каждого ведомого в экипаже. Кого в первую очередь стремятся сбить немецкие зенитчики? Ведущего. На кого в первую очередь охотятся фашистские истребители? Опять же на ведущего. Разве в бою я в лучшем положении, чем ты?

Мы помолчали.

– И жизнь ведь мне никем не гарантирована, когда иду в бой.

– Понятно, не гарантирована, – согласился Федор.

– Но я помню твердо и всегда, что я – ведущий! И за моей спиной не только вы – ведомые, за жизнь которых я несу ответственность. На моих плечах – боевое задание, от выполнения которого зависит исход боя на земле. И это еще не все: в моей голове всегда одна-единственная мысль: за моей спиной родная земля, мой дом, весь советский народ – все, что мы называем одним словом – Родина! И свою жизнь я не отдам фашистам дешево.

Трошенков с силой затоптал окурок в землю, но не сказал ни слова.

– Как видишь, я думаю не о том, чтобы уберечь свою жизнь, а о том, как бы побольше уничтожить фашистов. А ты, браток, наверное, боишься погибнуть? Ты мне признайся… Честно.

– Нет, товарищ командир, я не боюсь.

– Тогда почему же ты при перелете линии фронта теряешь рассудок, разгоняешь группу? Тебе и невдомек, что, стремясь себя как-то обезопасить, своими действиями ты ставишь под удар не только себя, но и своих товарищей.

– Больше этого не будет, товарищ старший лейтенант, – как-то по-ребячьи виновато проговорил Трошенков.

Нашу беседу прервал инженер эскадрильи. Он доложил, что два самолета имеют большие повреждения, три – незначительные, но все они к утру будут готовы.

Севастополь взят

Шестого мая мы проводили штурмана полка майора Попова. Как лучший летчик он был назначен инспектором по технике пилотирования дивизии. Теперь уже не только Андрей Буханов, а и Сергей Попов – «работники дивизионного масштаба». Жаль, что такие летчики ушли от нас. И в то же время приятно, что наши товарищи теперь на ответственных постах. По-прежнему, как и в полку, два закадычных друга будут работать вместе. На должность штурмана полка прибыл из другой части майор Иван Рудаков.

После того, как наземные части прорвали оборону противника у Мекензиевых гор и продвигались к Севастополю, мы начали наносить удары по противнику в районе Сапун-горы – господствующей высоты на юго-восточных подступах к Севастополю. Ее крутые южные и юго-восточные склоны были буквально нашпигованы огневыми точками: полевой противотанковой и зенитной артиллерией, пулеметами, врытыми в землю танками – всем, что могло стрелять. На эти склоны штурмовики с пикирования сбрасывали бомбы, а на последующих заходах, снижаясь до бреющего полета, в упор стреляли по целям реактивными снарядами, вели пушечно-пулеметный огонь. Отворот от склонов делали на таком расстоянии, которое только предотвращало столкновение с горой. Немцы стреляли по нашим самолетам в упор, и мы несли на Сапун-горе большие потери.

Готовилась к своему первому боевому вылету Варя Емельяненко. Она словно повзрослела за эти дни, была серьезная и сосредоточенная.

– Летим, Варюша? – спросил я ее.

– Ага, – очень просто ответила она, – летим.

Мне хотелось сказать ей в напутствие что-то приятное, ободряющее – все-таки первый вылет. В глазах Вари были радость и тревога. Я пожал ее руку:

– Ни пуха, ни пера, Варя!

Она улыбнулась и пошла к самолету, но теперь уже не подвешивать бомбы, а еще раз проверить готовность своего пулемета. В ее улыбке, движениях сквозила сдержанная радость: добилась все-таки своего и сейчас летит в бой. И не куда-нибудь, а в район Сапун-горы – в самое пекло. Ее настойчивости может позавидовать не один летчик, – подумал я о Варе, садясь в самолет.

И снова наша эскадрилья взяла курс туда же. И опять Трошенков оторвался от группы, был атакован истребителями и еле дотянул до аэродрома.

После посадки мы услышали страшную ошеломляющую весть: над Сапун-горой оборвалась жизнь Вари Емельяненко. В первом же вылете. Сбросив бомбы на Сапун-гору, группа «илов» пошла на штурмовку. Реактивными снарядами летчики били по вражеской артиллерии, которая вела ураганный огонь по самолетам. От прямого попадания снаряда один штурмовик вспыхнул и в крутом пикировании пошел к земле. В нем были Иван Чайченко и Варя Емельяненко.

После войны в харьковской школе-интернате № 12 пионеры создали комнату боевой славы нашего полка. Там, на одном из стендов, висит портрет Вари Емельяненко с переброшенными вперед двумя пышными черными, как смоль, косами.

Мне было приказано снова готовить эскадрилью к вылету на Сапун-ropy, бои за которую приняли ожесточенный характер. На земле и в воздухе обстановка была накалена до предела. От каждого летчика и воздушного стрелка, как никогда, требовалась величайшая собранность, беспрекословное и немедленное выполнение приказа командира, даже если это будет стоить жизни. Проявление малодушия, а тем более трусости расценивалось как тягчайшее преступление.

Все ли экипажи понимают необычайную сложность обстановки? Больше всего меня беспокоил Трошенков. Перед вылетом я построил летчиков и воздушных стрелков.

Вызвал из строя Трошенкова. Угрюмый, он медленно вышел и повернулся лицом к шеренге.

– Наступил решающий период сражения за Севастополь, – начал я глухим от волнения голосом. – Все вы только что из боя и сами видели, что делается в воздухе и на земле. Сапун-гора – ключ к Севастополю. Наземные войска берут ее штурмом. Тысячи наших товарищей костьми ложатся у подножья этой горы, чтобы ее взять. И мы возьмем! Фашист дрожит от страха, увидев штурмовиков. А среди нас есть еще такие, у которых в трудные минуты сдают нервы. Трошенков и в этом вылете сплоховал… чуть сам не погиб и своих товарищей не погубил…

Федор не шелохнулся, не опустил головы, лишь смотрел напряженно поверх строя.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru