Пользовательский поиск

Книга Тюремные дневники. Содержание - 13 мая, вторник

Кол-во голосов: 0

Почему? Такое впечатление, что они после отсидки вызывают у своего начальства уже особое доверие. Этот, мол, не подведет!

13 мая, вторник

Только вернулся со встречи с тобой (со свиданки) и начал обсуждать ее с Костей и Витей ("Ну как, ты доволен? Правда, настроение сразу другое?" и пр.), как дверь камеры с лязгом распахивается. На пороге - кум. "Toujours lui! Lui partout". (Везде он! Он - повсюду). Сразу же всплывает у меня в памяти строчка известного стихотворения Гюго, посвященного Наполеону.

"Все выходят!" Шмон! Нас заводят на сборку - в осточертевшую уже пустую бетонную коробку в конце коридора. Чувствуем мы себя на этот раз, честно говоря, не совсем спокойно. На днях мы наконец-таки решились и загнали, как ты знаешь, в камеру трубу. И вот - шмон! Что это - простая случайность или же?..

Если случайность - трубу они хуй найдут! Чтобы ее достать, надо разобрать телевизор. Если же не случайность… В общем, посмотрим.

Сейчас все станет ясно.

Пока стоим, ждем. Точнее, Костя с Витей сидят на корточках, остальные (и я в том числе) бесцельно и тоскливо слоняемся по камере. Думаем, чем все это кончится? Если трубу все-таки найдут…

Лучше, впрочем, об этом и не думать!

Наконец дверь сборки открывается. "Такой-то!" Витя выходит. Мы ждем. Даже и не разговариваем почти. О чем?.. Дверь опять открывается. Витя возвращается, уходит Костя. Витя начинает рассказывать: "Захожу, кум стоит и держит в руках телевизор.

Говорит: "Чья там труба была?" - "А я откуда знаю? Я вообще ничего не видел!" - "Где симка?" - "Какая еще симка? Не знаю я ничего! Нет у меня никакой симки!" - "Сидишь хорошо? Надоело?!"

Пиздец, короче! Все ясно. Труба, значит, все-таки спалилась.

Пиздец трубе! Через пару минут возвращается и Костя. Примерно все то же: чья труба? где симка? С той лишь разницей, что Косте кум грозил уже конкретно: "Сегодня же на этап поедешь!" А это значит…

Господи, неужели правда?! Бедный Костя! Да нет, не может быть!.. Это он просто так пизданул! Пугает. На понт берет. Понты это все корявые!

Хотя, чего там не "может"? "Не весте ни дня, ни часа!"

Мы возвращаемся в хату. Наши холодильник и телевизор стоят в коридоре. Заходим. В камере ничего не тронуто, т.е. никакого обыска фактически не было. Пришли конкретно. Заранее знали, где искать. А как, спрашивается, они могли это знать? Про телефон еще ладно.

Засечь могли, разговор подслушать - ну, хуй его знает!.. Но про телевизор узнать сами они ну, никак не могли! Про это-то не подслушаешь! Значит… Кто же из нас?.. Кто? (Кто-кто!.. Конь, блядь, в пальто! Гадай тут теперь сколько хочешь!..)

Костя начинают говорить: "Нас с Витьком сейчас перебросить отсюда могут…" В этот момент в дверь камеры неожиданно стучат. "Все с вещами!" - "Вся хата?" - "Все!"

Вот это да! Это уже нечто. Такого поворота никто даже и не ожидал. Раскидывают всю хату! Это уже настоящий пиздец! После минутного оцепенения все начинают лихорадочно собираться. Паковать вещи, сворачивать матрасы и пр., и пр. Ведь, судя по развитию событий, могут и собраться-то толком не дать. Откроют сейчас дверь:

"Выходите, как есть!"

Через каких-нибудь полчаса наша, такая прежде милая, уютная и обжитая камера приобретает уже совершенно нежилой вид. Везде стоят какие-то тюки и пакеты, на шконарях лежат свернутые и перевязанные матрасы, пол завален мусором. "Где стол был яств - там гроб стоит".

Все мы подавлены. Куда нас сейчас поведут? Что нас ждет? Новые хаты, новые люди… Да и друг с другом расставаться грустно…

"Меня сейчас, наверное, сразу на этап", - Костя пытается говорить спокойно, но голос его выдает. - "Да, вась. Это почти наверняка. Так что собирайся сразу с этим расчетом", - холодно и равнодушно отвечает Витя.

Правильно! А чего тут волноваться? Сегодня он, завтра я. Тюрьма!

Тем не менее я смотрю на Костю и все никак не могу до конца поверить в реальность происходящего. Неужели же действительно вот прямо сегодня вечером он будет уже трястись в столыпине и ехать в какую-то кошмарную Мордовию? Ехать в ад? Еще сегодня утром мы пили с ним чай и шутили, а завтра… "А завтра - где ты, человек?"

Наконец, все собрались. Вещи упакованы, матрасы аккуратно свернуты. Я с ужасом смотрю на свою сумку, матрас и пять пакетов и думаю, как же я буду их нести?.. За два раза! Или даже за три. А что делать? В два или три захода.

Начинается напряженное ожидание. Дверь камеры может распахнуться в любой момент. Однако время идет, а ничего не происходит.

Напряжение постепенно спадает.

"А может, он пошутил? Попугать решил? Нервоз устроить?" В этот момент в дверь камеры стучат. "Такой-то!" (Называют фамилию Вити.) -

"Да!" - "На вызов. Прямо сейчас".

Ну вот! Что-то начинается. Хотя и совсем не то, что мы ожидали.

Все это по-прежнему совершенно непонятно. Зачем его вызывать, если всех нас уже заказали с вещами? Бред какой-то! "Может, адвокат?" -

"Да не жду я сегодня никакого адвоката! Кум это наверняка".

Витя уходит, а мы остаемся сидеть на чемоданах (на пакетах).

Через час Витя возвращается. "Адвокат притащился! Просто к какому-то другому клиенту приходил - решил заодно и со мной пообщаться.

Никогда, блядь, не приходил, а тут пришел!" - "Ну ты хоть с ним поговорил?" - "Да, Серег, какие тут разговоры!"

Так-так!.. Судьба, похоже, сегодня пребывает в игривом настроении. А значит, надо, блядь, быть начеку! Знаем мы эти ее… шуточки. Сейчас еще мне, чего доброго, передачу принесут! На тридцать килограмм. Тогда останется только повеситься. Да нет, завтра же должны… Хотя хуй их знает! Постучат сейчас в дверь…

Тьфу-тьфу-тьфу! Лучше об этом и не думать! А то… Я и так уже напоминаю себе какую-то каркающую Кассандру. Что ни каркну - все сбывается!

Мне уже становится просто интересно, что же будет дальше? Чем все это кончится? Время идет, мы сидим… Все упаковано, завернуто, неизвестно куда второпях засунуто - даже чаю попить невозможно. Где чай? Где кипятильники? В общем, бред какой-то! Так раскидают нас или нет? Сказали бы уж хоть что-то определенно!..

Пять часов… шесть… семь…

- Да у них рабочий день уже закончился!..

- А может, решают, куда нас поместить?..

- А может, опять всей камерой куда-нибудь переведут? Как из два-семь-пять…

- А может?.. А может?..

- Да хуй их знает!

Костя окликает через шнифт проходящего мимо коридорного.

- Слышь, старшой! Когда нас переводят?

- А разве вас переводят?

- Да нас еще днем с вещами заказали! Всю хату!

- Я ничего не знаю.

- А тебе разве кум ничего не сказал?

- Нет. Холодильник с телевизором вытащили и ушли. Я и сам не знаю, что с ними теперь делать!

Ну что, блядь, за дурдом! Время - восемь.

- Да ебись все в рот! Давайте распаковываться! Что мы тут, всю ночь на матрасах сидеть будем? Придут - снова упакуемся. Вещи пусть сложенными пока будут, чтобы собраться быстро можно было, а матрасы развязываем. И чай там, доставай!

Мы начинаем с проклятиями рыться в пакетах, тюках и баулах, искать чай, кипятильник и пр. В этот момент кормушка вдруг открывается и приятный женский голос вежливо спрашивает:

- Мавроди есть?

(Ну нет, не может быть… Это даже не смешно.)

- Да, я…

- Вам передача.

(Граждане добрые, разбудите меня! Это я, наверное, сплю!)

- Мне же завтра только должна быть?! Они же сегодня ну, никак не могли успеть! У них же очередь какая-то там стовосьмидесятая была!

- У Вас такие родственники заботливые! Целый час со слезами на глазах уговаривали, чтобы я Вам именно сегодня ее передала!

- Я не возьму.

- Что??

(Что-что… Ничего! Конечно, не возьму! Как я, блядь, ее потащу?

Между прочим, тридцать килограмм! Когда я и с этим-то не знаю, что делать!)

- Да нас с вещами заказали. В другую камеру переводят. Куда я сейчас с этой передачей пойду? Приносите завтра.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru