Пользовательский поиск

Книга Тюремные дневники. Содержание - 5 апреля, суббота

Кол-во голосов: 0

Наконец выводят. Смотрю, народу уже собралось человек десять, и по пути охранник забирает из пеналов и со сборок все новых и новых.

В результате образовалась целая толпа. Идем. Охранник впереди, держит в руках целую пачку каких-то листков: ордеров, квитанций или как там они правильно называются (в общем, по одной бумаге на каждого человека). По пути делает перекличку. Останавливает нас всех в каком-то коридоре у какой-то очередной запертой двери и начинает по своим листкам выкрикивать фамилии. "Иванов!" - "Есть!" -

"Петров!" - "Есть!" и т.д. На три или четыре фамилии никто не откликается. Охранник что-то там у себя помечает, забирает несколько человек и уводит. Минут через десять возвращается. Приводит каких-то новых. Опять делает перекличку. Опять что-то не сходится. Опять куда-то убегает. Кого-то уводит, кого-то приводит. Так повторяется несколько раз. Время, между тем, идет. Мы все стоим в этом долбаном коридоре. Сквозняк, холод, из окон дует, стены и потолок мокрые.

Наконец, после очередной переклички (по моему, уже пятой или шестой по счету), он вдруг обращается к одному из толпы. К какому-то на вид совсем забитому, замученному и замызганному мужичонке:

- А ты почему не отвечаешь? Как тебя зовут?

- Кого?

- Тебя!

- Меня-то?

- Ну да, тебя.

- Зовут-то?

- Фамилия! Как твоя фамилия!?

- */О/*лит.

- Я же тебя называл!

- Вы называли*/У/*лит, а я*/О/*лит.

- Еб твою мать!! Да какая разница!

В результате в камеру из-за этого Олита-Улита я попал только в девять вечера.

5 апреля, суббота

Суббота, событий никаких. Но зато был роскошный обед. На первое - горох, на второе - картошка! Причем, все без вискаса.

Не помню, кстати, писал ли я тебе уже, чем здесь кормят? Ну, если даже и писал - ничего страшного. Еще раз почитаешь. Полезно же лишний раз напомнить, как я здесь сижу! Как страдаю… Одним вискасом, блядь, питаюсь! Как последняя кошка! Скоро, наверное, хвост вырастет и мяукать начну… Да-да! Вот почитай - пожалей!

Между прочим, насчет "хвоста". Вчерашний диалог двух сокамерников:

"В тюрьме прежде всего ноги атрофируются". - "Ноги-то ладно… А хвост?!"

Однако, шутки в сторону! Кормят здесь… Вот написал и задумался: а действительно, как здесь кормят? Хорошо или плохо? Ну… "хорошо"

- это сильно сказано. В принципе, терпимо. Все, как ни странно, вполне съедобное. Иное дело, что витаминов там, конечно, никаких, в этой баланде, но на вкус, повторяю, тюремная еда вполне съедобная.

Хотя и несколько однообразная. Все тюремное меню - это в общей сложности пять или шесть блюд, которые постоянно подают на завтрак, обед и ужин. Впрочем, сейчас посчитаем точно. (Кстати, завтрак здесь обычно в шесть утра, обед примерно в три, а ужин - в шесть вечера.

На Бутырке, соответственно, было в шесть, в двенадцать и в шестнадцать.)

Итак: 1) Перловка. 2) Сечка. 3) Щи. 4) Рыбный суп. 5)Горох.

6)Картошка. 7) Капуста. 8) Суп с перловкой. 9) Рассольник. Все, кажется? (Писал, как вспоминалось.) Ничего не забыл? Ого! Целых девять получилось! Но, во-первых, я не уверен, что "щи" и "суп с перловкой" - это что-то разное. А во-вторых, насчет капусты баландер обычно предупреждает: "Лучше не брать!" Так что в итоге как раз шесть блюд и останется.

Все бы ничего, но почти во все блюда кладут соевые добавки. Такие противные на вкус кусочки. По-местному "вискас". К которым, как говорит мой сосед Витя, находящийся в тюрьме уже седьмой (!) год, "невозможно привыкнуть". ("Вить, ну ты-то давно сидишь. Наверное, уже привык?" - "Серег! К этому невозможно привыкнуть!") Если бы не этот блядский вискас, я с удовольствием ел бы на завтрак и ужин перловку или сечку и горя не знал! А так…

Между прочим, на Бутырке, к примеру, в каши этот вискас не добавляют. Это только здесь. Но зато на Бутырке все супы с комбижиром, а здесь нет. Ну, или, по крайней мере, здесь его кладут гораздо меньше. На Бутырке же просто в любом супе (кроме гороха) сверху плавает толстый-претолстый слой ("шоколада"!). Что-то, конечно, можно слить, но не все. Миски (пардон, шленки) после него отмыть невозможно…

К слову сказать, на Петровку в ИВС (изолятор временного содержания) обеды возят именно с Бутырки. Блюда те же. Там говорят просто: "с тюрьмы", но я-то теперь понимаю, что именно с Бутырки. Ну, да ладно.

Так, вернемся к нашему меню.

Перловка и сечка - обычные каши.

Щи - ну, баланда и баланда ("хлебалово еб*/а/*ное"). Капуста в ней какая-то плавает.

Рыбный суп - вполне приличное блюдо. Иногда даже и в самом деле с рыбой (по-моему, с ледяной), только плавают почему-то всегда одни только хвосты.

Горох - тюремный деликатес! "О! Сегодня горох!" Между прочим, и правда вкусный суп. Вот только вискас иногда в него кладут. А это скверно.

Картошка - действительно настоящая картошка. Что-то вроде картофельного пюре. Тоже вполне нормальное блюдо. Если без вискаса.

Капуста - так и не знаю, что это такое. Следуя советам баландера, по-моему, ни разу и не брали. (А что, если этот коварный баландер всех нас специально отговаривает капусту брать?! А потом сам всю ее втихаря съедает? Может, капуста-то и есть тут самое вкусное?! Надо будет все-таки взять ее хоть раз на пробу. Скажу сокамерникам!)

Суп с перловкой - ну, не знаю… От щей, по-моему, отличается только отсутствием капусты. Да и то надо будет повнимательней посмотреть. А перловка, кажется, в щах тоже присутствует. Может, правда, в меньших количествах? Не знаю, короче!

Рассольник - ну, это-то просто! Суп с перловкой, в который добавили при варке разрезанные пополам зеленые помидоры. Почти никто их не ест, но мне лично нравится.

"Щи!..", "суп с перловкой!..", "рассольник!.." - блядь, не тюрьма, а просто ресторан какой-то! Однако - обычная баланда!

("Супчик жиденький, но питательный. / Будешь худенький, но старательный".)

Помимо перечисленных блюд, дают еще хлеб. Причем много. Даже остается. Хлеб не "вольный", а местный. Местной выпечки. Квадратные батоны. Бывает, якобы, "белый" и "черный", но, по-моему, разницы никакой. И тот, и другой одинаково серые (но в общем-то, хлеб неплохой). Сокамерники, впрочем, как-то их различают. "Черный сегодня? Нет, черный не надо"

Дают и сахарный песок. В каких-то холщовых мешочках, кажется.

Баландер передает через кормушки мешочек, отходишь внутрь камеры, пересыпаешь песок в какую-нибудь емкость, а мешочек возвращаешь баландеру. Впрочем, не знаю точно всех этих тонкостей, могу и ошибиться. С баландерами только сокамерники общаются. (Кормушка открывается, за дверью стоит баландер с тележкой. "Что сегодня?" - "Сечка с вискасом. Будете брать?" - "Нет, не будем".

Если "будем" - передаешь ему емкости, и он туда накладывает. Обычно еще при этом спрашивает: "Сколько вас в камере человек?" - "Шесть!")

Помимо пищи, с баландерами у них еще какие-то свои дела. Которые они сами решают. Ну, там, заточку добыть, веревки - шконки перетянуть - и пр. Все это через баландера. (У меня, блядь, так до сих пор шконка и не перетянута! То одно, то другое! То шмон, то веревок нет! "То хуй длинный, то майка короткая!")

Ну вот, кажется, и все. Семь (или девять) блюд плюс сахар и хлеб.

Все, вроде?

Возникает вопрос: можно ли на этом прожить? Не знаю, не пробовал.

Можно, наверное… Хлеб есть… Да еще соевый белок в вискасе…

Можно, наверное. Жили же раньше на хлебе и воде. Не знаю, короче! И знать не хочу. Даже и пробовать не хочется. Не приведи Господь.

Тьфу-тьфу-тьфу!

Р.S. Между прочим, этот вискас мне уже просто везде мерещится.

Преследует, как какое-то наваждение! Я даже когда песню Ветлицкой "У тебя глаза цвета виски" впервые услышал, мне там совершенно явственно "цвета вискас" послышалось. Потом только думаю: "Да нет!

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru