Пользовательский поиск

Книга Тюремные дневники. Содержание - Тот же день, шесть утра

Кол-во голосов: 0

- Так он тоже, с Матроски?

- Да. Ему недавно два года дали.

- Так он уже осудился? Свет? Он уже осудился?

- Кто?

- Эдик.

Молчание…

- Свет!? Эдик уже осудился?

Молчание. Другой голос:

- Да она уже забыла, кто это!

- Ну да, конечно, забыла! Десятого у него суд был.

- Све-ет! Так, значит, у вас все по-серьезному? Как у больших?

- Да.

- Не будет тебе с ним удачи. У меня нюх.

После отбоя.

- Све-ет!

- Я спать хочу.

- Какой "спать"! Я к тебе сейчас в гости приду!

- Не ходи, я уже спать легла!

Смех, женский голос:

- А ты меня согреешь?

- Согрею? Конечно, согрею, родная!

- Све-ет! А ты ебаться любила под винтом?

- Любила!!

(Под винтом - под наркотиком.)

Общий смех и оживление.

- Све-ет!

- А?

- Ну, расскажи что-нибудь!

- Что?

- Ну, что, сама не знаешь, что? Эй! Ловим тишину. Пацаны, устраиваемся поудобнее…

Мертвая тишина. Через некоторое время:

- Све-ет!

- О-о?

- Ты что, стесняешься?

- Да!

- Не стесняйся, здесь все свои!

Смех.

- Све-ет!

- А?

- А у тебя любимая поза какая?

- Сверху на мужика и раком.

Оживление.

- Све-ет! А ты сзади любила?

- Не-е-ет!!

- Ну, и зря! Много потеряла! Све-ет! У меня уже шляпка поднялась!

Ладно, все. Судя по всему, это никогда не кончится. Ложусь спать.

Свету эту завтра с утра увозят. В шесть часов.

Последний вопль:

- Свет! Давай ломай сеанс на ночь и пойдем!

Перевод: "Света! Расскажи нам что-нибудь эротичное, подо что нам всем можно будет заняться онанизмом ("сеанс"). Кончим и будем спать".

Тьфу! Невозможно заснуть. В общем, выяснилось, что жених - таджик. Настоящее имя - Халид. Судя по всему, он и снабжал ее из своего Таджикистана наркотиками (героином). ("Хуй ли, она таджика прикормила. Он на пизду повелся…" - "Ну, и правильно! Сейчас все так делают!")

26 марта, среда

Утром проснулся от того, что по мне бегала крыса. Вообще с крысой этой надо что-то делать. Вчера ночью она только изредка высовывалась, сегодня уже откровенно бегала по всей камере, а утром вообще на меня залезла! Что же будет завтра? Надо будет ее как-то пугнуть. Чтобы боялась. Что это за наглость, в самом деле?

Поскольку до подъема время еще было, полежал, послушал утреннюю перекличку сокамерников.

Диман рассказал Вовану трогательную историю о том, как он провожал на вокзале какую-то Катюшку: "Она сидит, улыбается. Встань, говорю, мое солнышко, дай на тебя поглядеть. Счастье ты мое - и печаль". Красиво… Диман этот из блатных и, судя по всему, законченный наркоман ("Я все пробовал"). Накануне он поучал все того же Вована: "Ты ей не говори, что у меня ВИЧ! Я ей с воли позвоню, уболтаю!" - "Понял-понял!" Про Свету я уже узнал буквально все! Какого цвета у нее трусы (красные), какой размер груди (второй), большой ли член у жениха (нет) и пр., и пр. По ходу дела выяснилось, что многое еще она не пробовала.

- Я тебе сейчас расскажу! Хотя хуй ли рассказывать, тут показывать надо!

Договорились, как и куда ей писать.

- Ой! Только через четыре-шесть (номер камеры) не пишите! Я там уже переписываюсь с одним. Он ревновать будет!

- Да ладно! Чего там ревновать! Отсосешь потом пару раз - и все дела!

Расслышал, наконец, Светино погоняло: "Зульфия".

Тот же день, шесть утра

Приехал баландер. На завтрак оказался "рыбкин суп". Кстати, довольно приличный. Потом подняли шконку, забрали матрас и пр., обшманали камеру и минут на десять включили воду. В общем, день пошел своим чередом… Часов в девять заехал новенький, Юра.

- Ю-юр!

- Чего?

- Тебе сколько дали?

- Десять.

- Нормально дали.

За "межкамерную связь". Проще говоря, на решке человека застукали. Когда малявы из соседних камер принимал.

Света, кажется, все-таки съехала. Напоследок Диман ее похвалил:

"Молодец! Стойку держишь! Уважаю таких!"

Тот же день, около четырех

Выпустили Димана. Трогательная сцена прощания со всем карцером.

- Ну все, братва! Давай!

- Давай, братан!

- Давай!

Голос конвоира:

- Я вам сейчас всем дам!

Все сразу же умолкают. Какая-то суета, громыхание мисок и пр.

Наконец уводят. У самого выхода он последний раз громко кричит:

- Давай, Вова!

Голос конвоира:

- Только не всем, Вова!

С грохотом лязгает стальная дверь, и на этом все заканчивается.

Через пару минут конвоир возвращается. Все. Один свое отсидел.

Сейчас его на сборку и "домой". В знакомую и привычную тюремную камеру. Хату.

Вообще сегодня необычно тихо. Смена строгая, старшой постоянно сидит в коридоре, так что все помалкивают. Только воду постоянно просят включить.

- Старшой!

- Ну?

- Включи воду.

- Я тебе что, так и буду все время включать? Полчаса же назад тебе включали!

- Какие полчаса? В обед!

- Так обед и был полчаса назад!

Молчание. Через пару минут опять:

- Старшой!

- Ну?

- Включи воду.

- Да полчаса назад тебе включали!

И т.д. В конце концов вода все же включается. Все довольны. Через некоторое время слышится:

- Старшой!

- Ну?

- Выключи воду.

И так целый день.

Что-то мне не спится больше. Наверное, выспался. Тихо, времени полно, так что продолжим наши "тюремные университеты". Я тебе уже упоминал по телефону, что за лавэ можно заказать проститутку.

Объясняю подробности. К сожалению, это только при перевозке. Когда на суд везут или еще куда. Перевозят обычно в автозэке. Это такой крытый металлический фургон, типа хлебного.

Так вот, есть два варианта.

Во-первых, можно договориться с конвоирами, чтобы остановили по дороге и сняли обычных проституток. Завели их в автозэк и т.д. Но тут масса технических сложностей. Прежде всего, трудно проституток найти. Увидев людей в форме (конвоиров) они обычно сразу же разбегаются. Кроме того, народу в автозэке должно быть немного.

Гораздо проще и надежней второй вариант. Но это только, когда везут в суд. Там есть уже свои, местные проститутки, работающие специально с зэками. Всех остальных зэков выводят, тебе заводят проститутку с водкой и продуктами (обычно - курица-гриль) и оставляют на несколько часов. Стоит это удовольствие от ста долларов до двухсот (в зависимости от клиента, как мне объяснили).

Вообще на судах за лавэ можно все. Жену могут тебе в бокс подсадить… ну, и водка, продукты… были бы деньги! Когда пьяного зэка привозят из суда назад в тюрьму и менты на сборке начинают возмущаться: "Ты чего такой пьяный? Чего вы все с суда такие пьяные приезжаете?" Он обычно отвечает: "А чего ты хотел? Такие срока дают…"

Срока действительно дают чудовищные. Например, у меня на Бутырке сидел сокамерник. Несудимый. Тридцать четыре года, жена, дочь четырнадцати лет. Ехали с приятелем пьяные на машине, их кто-то подрезал, он за ним погнался. Догнал, вытащил из машины и, угрожая пневматическим пистолетом, стал требовать денег - компенсацию (он ударил машину, когда его подрезали). Прохожие вызвали милицию.

Завели дело. Суд. Дали шесть с половиной лет (!). Два года в тюрьме уже отсидел.

Второй случай… Молодой парень, до этого отсидел за что-то там шесть лет. На свободе погулял-то всего два месяца. Вышел пьяный с телкой из винного магазина. Там стояли три парня. Чего-то они повздорили, он достал перочинный нож, сказал, что он только что с зоны откинулся и сейчас всех их тут порежет. Велел выворачивать карманы. Ни у кого ничего не оказалось, только у одного пачка сигарет "Kent". Дали двенадцать с половиной лет особого. За пачку сигарет.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru